170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  2. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  3. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  4. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  5. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  6. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  7. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  8. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  9. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  10. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  11. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  12. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  13. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  14. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  15. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  16. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  17. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  18. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  19. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  20. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  21. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  22. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  23. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  24. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  25. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  26. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  27. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  28. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  29. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  30. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы


Сергей Болотников,

Корреспондент украинского филиала Tribuna.com Сергей Болотников объясняет, что на самом деле произошло в столице Украины на матче с «Челси», что светит «Динамо» и как это нападение на темнокожих может быть полезным.

Что случилось?

Итак, мы снова вляпались в расистский скандал, причем грандиозный — на всю Европу. Британская газета The Guardian опубликовала видео нападения неизвестных на четырех темнокожих болельщиков прямо на трибунах «Олимпийского», во время матча «Динамо» — «Челси». Видео сняли наблюдатели уже известной нам организации FARE. Она предоставила запись и свой отчет УЕФА, и тот счел данные достаточно серьезными, чтобы начать расследование.

Многие болельщики уже придумали оправдания — дескать, фаны «Челси» сами нарвались, надо было сидеть в гостевом секторе и не провоцировать. Еще более распространенная версия — их могли побить не за цвет кожи, это обычная «бытовуха», такое случается почти на каждом матче среди своих.

Представители FARE рассказали Tribuna.com, что именно содержится в отчете, который передан в УЕФА. Во-первых, это не болельщики «Челси», а жители Киева — уже удалось установить контакт с потерпевшими. Во-вторых, избиение произошло примерно на 30-й минуте матча, в обычном — не фанатском — 19-м секторе. Туда вдруг ворвались порядка десяти болельщиков из 21-го сектора и напали на темнокожих — никакого конфликта в 19-м секторе до начала избиения не зафиксировано. Когда пострадавшие начинают убегать, несколько зрителей пытаются вступиться за них, но в результате тоже попадают под раздачу. Все это, в принципе, и так видно на записи.

Фото: Reuters

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В 21-м секторе располагается печально известная группировка ультрас «Динамо» — «Родичі». Это самая ультраправая и радикальная «фирма» киевских фанатов — хулиганы. Они уже не раз фигурировали в скандальных инцидентах. Например, на финале Кубка Украины именно в секторе «Родичі» находился фанат в футболке со свастикой. Интересно, что представители FARE начали внимательно следить за 21-м сектором еще в начале матча, когда там возникла не менее жесткая драка между… своими.

Огромные вопросы возникают к службе охраны стадиона, которая снова не справляется со своими обязанностями. К МВД и СБУ тоже имеются претензии по активности действий — сейчас FARE добивается, чтобы они открыли дело и начали поиски нападавших, четких фотографий их лиц предостаточно.

Что грозит «Динамо»?

Украинский футбол — далеко не единственный, в котором возникают проявления неонацизма и, в частности, расизма. Да и эта проблема у нас не самая большая, если сравнивать с другими чемпионатами (Балканы, Польша, Россия). УЕФА каждый сезон наказывает десятки команд. Но в последние годы подобные нарушения на наших стадионах участились — возможно, на это просто стали больше обращать внимания.

Самый громкий скандал прогремел в 2013-м на матче Украина — Сан-Марино во Львове, когда были зафиксированы неонацистские лозунги, символы, плакаты и обезьяньи звуки в адрес нашего натурализованного полузащитника Эдмара. Сборной Украины тогда чудом удалось спастись от дисквалификации трибун на решающий матч с Францией, но «Арена Львов» получила бан на отбор ЧМ-2018.

В том же году «Динамо» было наказано условным сроком за избиение фанатами палестинцев и зигование на 88-й минуте. А этой весной УЕФА закрыл два сектора на матч с «Фиорентиной» и оштрафовал клуб на 15 тысяч евро за ультраправые баннеры на игре с «Эвертоном».

Как правило, если УЕФА уже открывает дело, это заканчивается наказанием. Учитывая наличие видео и других материалов FARE по свежему инциденту, инспекторы УЕФА наверняка вынесут неутешительный вердикт для «Динамо». «Это ужасное происшествие отражает состояние футбола в Центральной и Восточной Европе. Мы будем требовать жестких санкций», — заявила исполнительный директор FARE Пиара Повар. И к ней вполне могут прислушаться, вспомнив о предыдущих случаях. По информации Tribuna.com, наказание может быть максимальным — вплоть до исключения из текущего розыгрыша Лиги чемпионов. Менее жесткий и более вероятный штраф — снятие очков, что поставит крест на надеждах киевского клуба выйти в плей-офф. Самый мягкий сценарий, для которого наверняка снова придется подключать Григория Суркиса — один или несколько матчей без зрителей.

Почему «Динамо» надо наказать максимально?

Маловероятно, что так удастся решить проблему, но иначе шансов нет вообще. Если «Динамо» пожалеют, федерация продолжит ничего не делать, потому что она не знает, что делать. Клубы продолжат закрывать глаза, потому что не хотят ввязываться в конфликт. Ультрас продолжат зиговать и бить темнокожих, потому что такая сейчас мода. На проблему обратят внимание, а виновных найдут и накажут только тогда, когда серьезно пострадают клуб и все болельщики, а об этом скандале будут говорить на каждом углу. Хотелось бы добиться огласки без столь болезненных последствий, но иначе у нас, как показывает история, не получается.

О неонацизме заговорят все газеты, журналы, сайты, радио и телеканалы. Соцсети взорвутся. Подключатся политики, знаменитости и лидеры мнений. Будет много воды, треша, поисков заговоров и «агентов Кремля». Но найдется место и нормальным человеческим дискуссиям, в которых так нуждается заново формирующееся украинское общество. Мы обязаны проговорить это — признаться в болезни, вытянуть ее из себя, посмотреть с омерзением и решить выкинуть навсегда. Сразу избавиться не получится, но принять решение — главное.

Сейчас, когда проблема действительно небольшая, это нетяжело. Потом, если оставить все как есть, будет гораздо сложнее — они уже перестанут выдумывать оправдания «Да это не знак СС, а символ солнца» или «Мы били его, потому что он плохой, а не темнокожий», а будут смело стоять на своем: «А что, вы предлагаете мне обниматься с этим нигером?» и «Они уничтожают нашу нацию — вы против нашей нации?». Нам еще предстоит столкнуться с этой проблемой, когда с войны вернутся все ультраправые. Стоит к тому времени разобраться хотя бы с неонацизмом среди ультрас.

Многие не готовы к такой дискуссии, рефлекторно защищая все свое, даже футбольных фанатов, о которых не знают вообще ничего. Но речь не идет о борьбе с ультрас. Они — крутые ребята, которые делают футбол ярче. Важно лишь, чтобы общество сказало им — парни, неонацизм для этого не нужен. Петь и заводить стадион — это обалденно. Зиговать и петь гимн на 88-й минуте — это полная туфта. Жечь, дымить, устраивать модульное шоу — это завораживающе. Издавать обезьяньи звуки — это мерзко и умственно отстало. Катать выезды, даже устраивать махачи между собой — это классно и ваше личное дело. Бить темнокожих, потому что они темнокожие — это изгой и, вообще-то, тюремный срок.

Фанаты, как и все мы, легко поддаются моде и влиянию общества. Надо только попробовать.

-5%
-21%
-10%
-10%
-10%
-10%
-40%
-10%
-10%
-5%
-30%