опубликовано: 
обновлено: 
/ /

Главный тренер «Ислочи» Виталий Жуковский в офисе TUT.BY на специально созванной пресс-конференции назвал имена футболистов и тренера клуба, причастных к организации договорного матча с брестским «Динамо», о котором сообщила сегодня пресс-служба МВД.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виталий Жуковский. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Это правда. Люди говорили об этом уже в начале июня, но не было подтвержденной информации, и в это не хотелось верить. Сейчас все это вылезло, было доказано.

— Когда и при каких обстоятельствах вы узнали о том, что матч с брестским «Динамо» был договорным?

— Когда вчера пришел на тренировку, на ней не было футболистов Александра Тишкевича, Александра Лебедева и тренера Владимира Маковского. У всех были отключены телефоны, и возникло подозрение, что они где-то вместе. Потом стало известно, что они были в РУВД, и телефоны у них, видимо, забрали.

Но когда они оттуда вышли, мне позвонил Владимир Михайлович Маковский, сказал, что ничего страшного не произошло, что посмеялись они там. Хотя ясно ведь, что в РУВД вряд ли смеются.

Александр Тишкевич более подробно рассказал, в чем дело. Признался в содеянном. Когда я пришел домой, пережил тяжелые минуты. Сегодня с утра был в больнице (по здоровью есть вопросы), а когда вернулся, супруга показала программу «Зона Х» вчерашнюю, где прошла информация о договорном матче.

А с чего все началось? Еще в июне, до задержания главы судейского департамента Андрея Жукова меня пригласил в федерацию зампред АБФФ Сергей Вагаршакович Сафарьян. Одел тогда рубашечку, думал, может сборную предложат (смеется). Национальную. Ну, наверно, если только женскую…

В федерации встретили люди, которые представились работниками милиции. И намекнули, не говоря имен, фамилий, что у меня «работают» футболисты.

Меня это, конечно, удивило и возмутило. Еще в первой лиге всем было известно, что «Ислочь» — клуб «чистый», никогда не было вопросов. И когда стали намекать, мол, может и я там участвовал, я очень сильно вспылил, перешел на мат в адрес работников РУВД. Сейчас приношу извинения перед ними и Сергеем Вагаршаковичем, потому что у меня было невменяемое состояние — ком в горле, слезы в глазах. Так было обидно!

Но поскольку не было предоставлено реальных доказательств, то мне показалось, что правоохранители блефуют.

Милиционеры сказали, чтобы я не распространялся об этом, подписал бумагу. Помню, буквально сразу позвонил Владимир Михайлович Маковский, спросил, зачем меня вызывали в федерацию. Я сказал, что по делам команды, дескать веду себя плохо на матчах.

Через недельку-другую вызвал к себе Владимира Маковского, рассказал ему. Знаю ведь, что он дружит с этими ребятами из первой лиги, которые оказались замешаны в другом скандале с договорными матчами. Но Маковский сказал: «Леонидыч, чтобы я свою команду подставил? Да ни в жизнь!». Клялся мне неоднократно, я ему поверил. Но сегодня я потерял друга…

Фото: Прессбол
Виталий Жуковский и Владимир Маковский были друзьями. Фото: Прессбол

— Во время того матча в Молодечно не закрались ли у вас сомнения, когда за 25 минут было забито 5 мячей?

— Если помните мое послематчевое интервью — «варили варенье«…Но самое интересное, что эти люди, как потом оказалось, «варили», делали все, чтобы человек не успевал в те зоны, куда отдавались передачи. И получалось даже так, что молодого парня подставляли.

Сейчас жалею, что столько сил было потрачено в перерыве, раздевалка просто «летала». Пульс свой до 180 точно разогнал. И казалось, что как-то на ребят повлиял положительно. Но выяснилось, что в команде есть предатели.

Но за в этой ситуации я благодарен федерации и РУВД, что когда начало все вскрываться (договорные матчи — SPORT.TUT.BY), пошли задержания. Того же главу департамента судейского комитета Андрея Жукова задержали. И было понятно, что все лягут на дно. Не будь этих решительных действий милиции, то все безобразия продолжались бы — странные пенальти, удаления. И ты б ничего не доказал. А эти ж футболисты стали уже ручными, они подсели на эту иглу и сдавали бы все подряд — через две игры, через три…

Второй момент. Когда Сафарьян сказал признаться, я собрал людей в офисе, объявил. Предложил ребятам сознаться. Была ситуация, которая могла по-другому развернуться. Если случай был один, то после первого круга тихонько ушли бы те футболисты. Но все умолчали. И сейчас будут получать…

Ситуация очень серьезная, и клуб настроен очень серьезно, потому что это пятно на репутации. А ведь сколько сил вложено в это дело за столько лет…

В клубе настроены на то, чтобы деньги, которые эти люди заработали у нас, были возвращены с компенсациями. Клуб пойдет в этом деле до конца, чтобы другим не повадно было.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виталий Жуковский. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как думаете, взаимосвязаны ли скандалы с договорными матчами в первой лиге и в вашей команде? Ведь известно, что Владимир Маковский с Юрием Сыроквашко играл в одной команде любительской… А Сыроквашко задерживался ранее.

— Как говорят, рыбак рыбака видит издалека…

— В МВД заявляли, что те фигуранты, которые добровольно заявили о содеянном, могут рассчитывать на изменение меры пресечения. Кто-то признался?

— Первым признался Александр Тишкевич. Александр Алумона и Александр Будаков играют в России (они покинули команду после первого круга — SPORT.TUT.BY). А Александру Лебедеву сегодня на собрании объявил, чтобы на тренировках не появлялся. Больше эти люди у нас не работают, как и Андрей Порываев. Изгнаны с позором. Как и тренер Владимир Михайлович Маковский — легенда белорусского футбола (лучший футболист Беларуси-1996 — SPORT.TUT.BY). Пока таких человек пять. А там уже… Вы поймите, эти люди, которые занимаются «договорняками», готовы дать крайнему хоть 100 долларов, чтобы он оказался в тисках, чтобы футболистов, задействованных в этой грязной игре, было больше.

— Отъезд Алумоны и Будакова не был связан с «договорянками»?

— Нет. Скажу честно, что на тот момент мы не знали об их причастности. Такие вроде бы искренние парни… Будаков был коммуникабельным, со мной хорошо общался, весь такой положительный. Уехали и уехали. Но теперь, думаю, с ними будет разбираться Следственный комитет. Если честно, гадить им не хочется, портить карьеры и жизнь…
Но все равно клубу обидно, что так с ним обошлись.

— Эта ситуация сильно ударит по имижду клуба? Спонсоров, наверное, будет тяжелее искать?

— В этом тоже можно искать позитив. Ведь в клубе есть люди, и их намного больше, которые не были задейсвованы в этом. Ведь, как правило, в любой афере участвует капитан команды. Но наш (Александр Холодинский) не участвовал. Потому что это человек, преданный клубу. Или взять таких людей, как Александр Шагойко. Они уже скоро заканчивают карьеру, но у них есть имя, люди хотят остаться в футболе. И вот почему-то к Шагойко с такими непристойными предложениями никто не подошел.

Есть у нас много положительных примеров. И я надеюсь, что после этого очищения мы станем еще сильнее. Кто может отвечать за кучку ублюдков? И для меня самое обидное, что ведь это я приглашал их в команду, а не, к примеру, учредители клуба Владимир Пинчук и Виталий Курило. И мне сейчас тяжело.

Но надо идти дальше. Есть молодые ребята, возможно, им теперь дорога откроется.

Скажу честно, что тех же Лебедева и Тишкевича мысленно рассматривал в будущем как работников клуба. Но вот как получается…

— В федерации футбола не говорили, какие санкции ждут клуб?

— Утром сегодня Сергей Вагаршакович говорил, что общался с Тишкевичем, и у него сложилось впечатление, что это «не конченый человек». Я ему это подтвердил. И я не знаю, как произошло так, что он оказался в этом замешан. По-человечески мне этих ребят где-то даже жаль. Ладно б, они хотя бы денег «срубили». Но взяли эту тысячу долларов, зато навлекли и на себя, и на клуб огромный негатив.

Сергей Сафарьян предложил мне не горячиться по поводу того же Тишкевича. Но я не могу здесь малодушничать. Я ведь уже высказывал свое мнение по поводу «договорняков», говорил, что надо по живому резать. И сейчас вилять хвостом не собираюсь. Возможно, завтра или даже сегодня со мной тоже кто-то так же жестко поступит. Но мне хочется быть честным, чтобы репутация клуба была чиста.

— Был ли какой-то мужской разговор с этими ребятами? Может, команда с ними поговорила?

— Если честно, то на эмоциях было большое желание заскочить и ударить одного, второго… Но потом я подумал и вспомнил, что женщин не бьют.

— Повлияет ли эта история на ваше желание работать дальше?

— Это неприятно. Есть какой-то отрицательный фон. Время пройдет, многое забудется, но в истории останется, что главным тренером «Ислочи», которая сыграла договорной матч, был я…

Все это эмоции, посмотрим, как будет завтра. Но то, что я честен перед командой и руководством и болельщиками — для меня это самое главное. Но пришлось держать такой удар.

Надеюсь, что станем сильнее. А вот что обидно — эти же ребята бились, не щадили себя и создавали «Ислочи» репутацию боевитой команды. Но в какой-то момент дали слабину. Они многое делали во благо клуба, а теперь все повернулось в такую сторону, что и врагу не пожелаешь.

— Почему вы сразу попросили отложить эту пресс-конференцию до пятницы, а потом решили все-таки выйти к журналистам сегодня?

— Хотелось, чтобы эмоции немного улеглись. Когда прежде не попадал в такие ситуации и не можешь представить, какой они вызовут резонанс, сложно сразу понять, как поступить правильнее. Но когда информация об этом идет в СМИ в главных новостях, то люди хотят узнать, что произошло. И я решил, что должен им донести, что произошло, чтобы избежать слухов и кривотолков.

Например, в сводке МВД сообщалось о представителе тренерского штаба. Но ведь в нем, кроме меня, есть еще несколько человек — два Маковских, Плют. Поэтому я посчитал, что нашим долгом было дать информацию людям.

— Владимира Маковского в штабе уже нет. А что с его братом Михаилом?

— Михаилу Михайловичу, наверное, будет тяжело. Он чуть другой, чем его брат. Я не скажу, что кто-то из братьев лучше или хуже. Не знаю, захочет ли Михаил Михайлович сам работать дальше. К «договорняку» он не причастен. Пока мы перекинулись с ним словами, он остается в штабе.

Ох-х-х… Как нахлынут воспоминания. У нас за несколько дней до того матча умер один из основателей клуба Владимир Свиридов. В матче с брестским «Динамо» команда решила почтить его память. И самое страшное, что люди мало того что сделали этот матч договорным, так еще и вышли на поле в траурных повязках! Это ужас.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виталий Жуковский. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Подозрение вызывал также победный матч «Ислочи» с «Минском». В федерацию поступали сигналы, что ваша команда будет сдавать матч, но она выиграла. Тогда не было каких-то подозрений?

— Я об этом даже не думал. Мне сказали, что матч странный, но люди, которые «работают» в этом направлении, в таком случае сразу залегают на дно, футболисты начинают биться. Еще и мне говорят: «Смотри, тренер, нас тут в чем-то подозревают, а мы все бьемся». Но они и в самом деле бились тогда. Мне вообще неприятно, когда после поражения бегут и кричат: «Вы сдавали игру». Но мы одна команда, вместе побеждаем и проигрываем. И когда мне в федерации сказали, что у меня в клубе больше всего людей по странным матчам «работает», я чуть с ума не сошел. Не мог понять, как такое возможно.

— Еще какие-то матчи вызывали у вас подозрения?

— Доказано, что бал такой один матч. А когда пошли скандалы в первой лиге, задержания, они залегли на дно. Понятно, что всех их «слушают», всех будут «брать».

Я другого не могу понять. Почему люди, понимая, что все доказательства против них есть, не пришли и не сознались. Может, тогда и резонанса такого не было бы.

— А уже после огласки информации эти ребята как-то пытались поговорить с вами?

— Я им сам сказал, что когда буду вас видеть, руки больше не подам. И еще мне звонил Володя Маковский, просил не называть никаких имен на пресс-конференции. Но я ответил: «Ты вообще понимаешь, что вы сделали?» Подумал, про себя: раз ты легенда белорусского футбола и тебя все любят, может, мне теперь сказать, что это я сдавал матчи? Мне кажется, такие просьбы со стороны Маковского — это наглость.

Позвонил и Саша Тишкевич. Понимаю, что у него паника. Можно сказать, что на сегодняшний момент у него жизнь закончилась.

Если бы я мог не называть имен, я бы так сделал. Не хочу никому нагадить, не хочется истерики: живи своей жизнью, расти детей, иди дальше. Но я все-таки обязан сказать людям, что и как произошло. Попал — отвечай. Я тоже попал — сижу сейчас здесь, хотя должен сидеть с ребенком.

— Сергей Сафарьян говорил, что к командам, участвующим в «договорняках» могут быть приняты суровые меры — вплоть до понижения в классе. Если из-за этой истории «Ислочь» понизят в классе, вы останетесь в команде?

— Если понизят в классе, мне опять прямая дорога на рынок. Правда, может, закрыли уже его? Наверное, пойду туда — больше некуда идти. С футболом, наверное, точно придется завязать.

— Вы упоминали фамилию главы судейского комитета Андрея Жукова…

— Человек сейчас сидит в тюрьме, и на костях я сейчас плясать не хочу. У меня есть свое мнение. Помните, мне давали 18 миллионов штрафа ни за что. Это все накапливается, этот беспредельчик. Дай бог, человек выйдет, вернется к семье, и все у него будет хорошо.

— Ребята, которые сдавали матч, сейчас на свободе, но следствие идет. Их ждет уголовный срок, или все же за то, что они рассказали следствию, наказание смягчат?

— Думаю, до тюрьмы не дойдет. Видно, что основная задача — посадить людей, которые «работали» с «договорняками» в Беларуси, привозили сюда деньги из-за границы. Не дай бог, чтобы за такое сидели люди, игравшие «Ислочи». Тем более, из-за таких денег. При всем уважении к этим футболистам, считаю, что в нынешней ситуации в стране, в «Ислочи» платили немало. И чтобы идти на такие вещи…

Можно было бы предположить, что людей подвигло на этот поступок ощещение того, что клуб их обманул, что-то не доплатил? Но тогда всей командой «кидайте» тренера Жуковского, и руководителей Пинчука, Курило. Но тут — обычная жажда наживы, просто жадность этих пяти или семи человек. Просто «взять на карман».

— Каково было работать с людьми, которые сдали матч, уже после встречи с работниками РУВД?

— Мне фамилий никто не называл. Тем более, когда милиционеры еще пытались меня на чем-то подловить фразами типа «вроде бы ты там тоже был». Из-за чего я и взорвался. Доказательства же не представили. Я понимал, что что-то есть. Дыма без огня не бывает. Я начал потихоньку, по одному человеку доводить эту информацию. И тогда увидел, что некоторые засуетились, что ли.

— Как ситуация повлияет на подготовку к ближайшему матчу с «Крумкачамі»?

— Это можно будет после матча увидеть. Конечно, к такому сопернику, как «Крумкачы», который очень вариативен в тактическом построении, надо серьезно готовиться. И когда ты думаешь о другом, отвлекаешься, то это очень непросто. Но думаю, те ребята, которые выйдут на поле, будут мотивированы в том числе и этой ситуацией, и отдадут все силы.

— Как остальные ребята восприняли скандальную новость?

— Знаете, когда истерика проходит, люди начинают не плакать, а смеяться. Начинаются подколки. Условно: есть у нас Мисюк 1981 года рождения, который давно играет. Говорю ему: «Как оказалось, что ты не в доле?» Он смеется, отвечает: «Да вот как-то кинули, сам не понял». Банальная истерика.

— В психологическом плане не сломается команда?

— Если тренер сейчас на стакан сядет, то, наверное, придется сложнее (смеется). Надеюсь, до этого не дойдет. А вообще многое будет зависеть от результатов команды. Проиграешь — может наступить угнетенное состояние, пойдут победы — неприятности быстрее забудутся.

— Как спонсоры клуба отреагировали на скандал? Вы уже общались с ними по этому поводу?

— С Виталием Леонидовичем Курило общались сегодня раза три, наверное. Он в шоке. Но я раньше уже доводил до них эту информацию: «Возможно, у нас есть в клубе негодяи». Сказал это после вызова в федерацию. Не было такого, чтобы я утаил. И Пинчуку Владимиру Ананьевичу рассказал. Они не верили в это. Если б я что-то скрывал, то сейчас у меня с руководством был бы другой разговор. Конечно, было неприятно, но бы много общались по этому поводу, хотя это было и неприятно, смотрели с опаской. Но в целом команда нормально работала, шла в таблице. И теперь вот так вот получилось печально…

-10%
-30%
-10%
-15%
-50%
-15%
-25%
-35%
-15%