• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Бывший форвард БАТЭ Дмитрий Мозолевский, осенью 2015 года ярко вернувшийся в большой футбол после 2 лет лечения травмы, в минувшем сезоне не сумел закрепиться в команде и покинул Борисов. О предложении руководства урезать контракт в три раза и причине ухода, о неудачной попытке заиграть в Гонконге и обстановке в стане 13-кратных чемпионов Беларуси футболист рассказал в интервью корреспонденту «Прессбола» Владимиру Пирогу.

Дмитрий Мозолевский. Фото: fcbate.by
Дмитрий Мозолевский. Фото: fcbate.by

— Ты покинул БАТЭ в начале сентября. Чья инициатива?

— Обоюдная. Все к этому шло. В принципе, я был готов к такому повороту уже после майских событий, когда нас пятерых отправили в дубль. Сдерживала только Лига чемпионов. Очень хотелось там поиграть и помочь клубу, ведь он мне помог — как и тренерский штаб, который настоял, что меня надо вылечить и дать шанс.

Я был в долгу и жаждал ответить взаимностью. Но не получилось. И с учетом того, как складывались обстоятельства, другого выхода не видел — кроме как расстаться, не дожидаясь конца года.

— Кого в мае перевели в дубль вместе с тобой?

— Сигневича, Олехновича, Сашу Володько и Яблонского — за день до отъезда на кубковый финал с жодинским «Торпедо». И я — как, думаю, и все брестские ребята — тогда очень обиделся. Так ждал этого финала! Когда узнал, что он будет в Бресте, просто мечтал сыграть в главном матче за трофей.

— Кто озвучивал решение?

— Было собрание на базе. Приехал Капский, который нас пятерых вызывал по одному. Всем хотели урезать условия контрактов — лично мне в три раза. Я не согласился — да и никто не согласился, поскольку считали, что так делать просто не за что. Понимаю, были санкции, когда мы не выходили в еврокубки, но ко всей команде. А тут… Если бы ничего не показывали на поле, но при этом нас ставили и ставили бы в стартовый состав — другое дело. Но так не было — мы не играли в «старте».

— Однако какая-то мотивировка у Анатолия Анатольевича ведь была?

— Он говорил, что недоволен нашей игрой и что мы не показываем уровня футбола, сопоставимого с зарплатами. Я приводил свои доводы, Капский — свои. Например, говорил, что часто уступаю борьбу. Но у меня этот процент всегда был слабым — не те габариты, чтобы вверху бороться. А я тогда спокойно посчитал, что именно после полностью проведенных шести матчей у меня четыре очка. Если соотносить с игровым временем, статистика в принципе неплохая — пусть и три балла кубковых, а в чемпионате один пас. Вот такие аргументы. Но у Капского были свои, и меня он слушать не захотел.

— Потом ситуация улеглась?

— В обед всех отправили в дубль, но уже вечером Володько и Яблонского вернули, потому что людей на заявку не хватало. А я, Коля и Эдгар какое-то время тренировались с резервистами. Причем, по-моему, я единственный из них, кто потом согласился на урезание зарплаты на тридцать процентов. С условием, что мне их вернут, если сыграю определенный процент матчей. Я хотел помочь и тем самым сказать клубу спасибо за помощь, но получал мало времени. Конечно, в этом есть и моя вина: тренер не будет ставить слабого, правильно? Но все что мог делал и тренировался добросовестно. А главное, у тренера вообще никогда не возникало ко мне претензий — ни по одному вопросу. Потому моя совесть чиста.

— Как расставался с клубом?

— Спокойно. Позвонил Капскому, мы встретились — и я сказал: раз у вас ко мне есть претензии и вы целый год мною недовольны, давайте что-то делать. В итоге решили, что я уйду, не дожидаясь финиша сезона. А зарплату мне выплатили всю, до конца года. Я посчитал, что так будет лучше — понимал, шанса проявить себя и что-то доказать у меня нет. Поэтому смысла сидеть на скамейке не было.

Помимо этого, очень напрягал негатив, возникший в БАТЭ из-за невыхода в еврокубки. Да и вообще по ходу сезона внутри клуба его было очень много. Не хочу всю эту кухню выносить на публику. Но то, что было в БАТЭ раньше и что есть сейчас, — две большие разницы. И потому тот же невыход в группу закономерен. Если бы мы куда-то попали, посчитал бы это просто чудом — вот и все.

— То есть БАТЭ не хватало понятия «семья»?

— На мой взгляд, семейственность в клубе закончилась после 2012 года — дальше это уже была не та команда.

— Почему?

— Не знаю. Это больше мои внутренние ощущения — прежнего комфорта и кайфа уже не было. Опять же вспомните, какие футболисты возвращались к нам в 2012 году. Саша Глеб, Миша Сиваков — просто «дрим тим»! А в 2013-м в еврокубках никуда не вышли — и начались какие-то чистки, обиды… Тогда, мне кажется, все и пропало.

— В душе тебе было больно уходить из БАТЭ?

— Сначала, напротив, почувствовал себя очень легко, словно какой-то груз с плеч свалился. И ни жалоб, ни истерик: недовольны — значит недовольны. Никаких проблем. Вот когда у меня была травма и последующий период восстановления, чувствовал такое доверие! Все хотели, чтобы все сложилось хорошо, и я вернулся в футбол.

«Врачи не давали никаких гарантий». Как БАТЭ два года дожидался возвращения своего форварда

А когда сейчас не ощущал доверия и поддержки — именно со стороны руководства, — конечно, приходилось очень тяжело психологически. Но в целом пережил в БАТЭ много приятных событий. Для меня это всегда больше, чем клуб. Таким и останется — несмотря ни на что.

— Поздравишь Капского с Новым годом?

— Конечно! Вот прямо сейчас, через вашу газету. Зла ни на кого не держу — это были классные пять лет! Спасибо клубу, что там терпели меня и помогали. Я запомню только хорошее, а все плохое скоро забуду.

— Как общался в Гонконге?

— На английском. А переводчик помогал, только когда надо было перевести специфические слова.

— Ты так и не сыграл в Гонконге за тамошний «Рейнджерс»…

— Один раз — в товарищеском матче. А в чемпионате Гонконга тогда возникла двухнедельная пауза. Получилось, что официальной игры я не дождался.

— И все-таки почему?

— Там ужасные искусственные поля. А учитывая мои травмы, это чревато последствиями. Если бы агент сказал заранее, что в Гонконге придется играть только на синтетике, я и разговаривать не стал бы о таком варианте! И ладно, если бы как у нас на стадионе «Минска», где лежит покрытие последнего поколения — практически не чувствуешь разницы с естественным. А там… Получается, об этом не предупредили, а рисковать здоровьем не хотел. Вот и все.

— Хотел бы вернуться в брестское «Динамо»?

— Как минимум с интересом рассмотрел бы подобное предложение. Кстати, у нас почему-то часто думают, что после Борисова у футболистов завышенные требования. Так вот, эти люди сильно ошибаются.

-90%
-21%
-10%
-39%
-23%
-20%
-10%
-36%
-26%
-10%
0070091