Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Футбол


Виктория Ковальчук,

Джоэль Фамейе — 19-летний футболист брестского «Динамо». В родной Гане этого нападающего считают одним из главных талантов, поэтому после каждого матча африканские журналисты звонят Джоэлю, чтобы поинтересоваться, как дела. Фамейе утверждает: у Беларуси и Ганы вообще нет ничего общего. В рамках проекта «Легионеры» он рассказал SPORT.TUT.BY, почему белорусский суп — абсолютно непонятное для него блюдо, а вот мясо жирафа — привычная еда.

Год назад Джоэль рассматривал предложения от европейских футбольных клубов. У него были варианты играть в Швеции и Франции, но в итоге судьба занесла африканца в Беларусь.

— С 18 лет большинство молодых людей начинают в Гане самостоятельную жизнь. Мне же предстояло не просто съехать от родителей, а перебраться на другой континент. Пришлось адаптироваться к совершенно новой культуре. Поверьте, это не так легко. Европа отличается от Африки буквально всем: пищей, водой, стилем в одежде, мышлением и менталитетом. Самыми стрессовыми для меня стали три пункта: холод, языковые трудности и абсолютно другая пища. И если первые два пункта можно легко объяснить, то в гастрономические детали, думаю, не стоит даже вдаваться — настолько все не похоже. Например, я не понимаю, как можно есть суп. Смотрю в тарелку, где плавает картошка, морковь, макароны, и у меня пропадает аппетит. Это выглядит отталкивающе — обычно я сразу прошу унести это блюдо, а вот ребята из команды с удовольствием наяривают и просят добавку. Бывало, на первый взгляд мне не нравилось какое-то блюдо, а когда пробовал — менял мнение. Так было с мачанкой. Мой агент сказал: «Джоэль, знакомься, это национальная белорусская кухня». Было неудобно отказываться. Мачанка превзошла мои ожидания. Теперь регулярно нахожу это блюдо на картинке в меню и указываю пальцем: «Принесите мне вот это».

«Мясо жирафа стоит раз в пять дороже куриного и имеет сладковатый привкус»

Ганец рассказывает, что очень тоскует по дому. Но для 19-летнего парня он рассуждает довольно мудро:

— Футбол предполагает кочевой образ жизни. Этот вид спорта — моя мечта и осознанный выбор. Знаете, в Гане есть много интересной работы. Но футбол — самое увлекательное приключение, которое только может тебе выпасть. Это намного больше, чем просто игра. Футбол заставляет людей плакать и сходить с ума от счастья, не есть и не спать. Я стал футболистом не ради славы, а потому что люблю это занятие всем сердцем. В Гане народ по-хорошему одержим футболом. Люди откладывают все дела и смотрят матчи национальной сборной — просто невероятно!

Фамейе — один из самых многообещающих футболистов Ганы. Поэтому его отъезд в белорусский чемпионат вызывает большой интерес на родине.

— Журналисты из Ганы звонят мне после каждого матча. Никогда не знаю, наберут ли в следующий раз, но пока эти ребята исправно делали свою работу. Они рассуждают так: молодой талант уехал в такую даль — надо следить, как развивается его карьера. Обычно я сдержан в комментариях: «Все окей, мы сыграли неплохо». Все же надеюсь, что это только старт и главные победы придут позже. Футбол дает мне неплохой заработок, но я не могу назвать себя главным кормильцем семьи: родители до сих пор работают, а сестры уже построили собственные семьи. Они все живут в Гане и сами себя обеспечивают.

Фото из личного архива Джоэля Фамейе

Джоэль — не единственный футболист со своего континента в брестском «Динамо». Африканцы частенько собираются дома у кого-то из игроков и устраивают локальные вечеринки — с национальной кухней, музыкой и танцами.

— Эти ребята понимают меня с полуслова. Когда мы собираемся вместе, то мысленно переносимся в Африку. Огромный восторг! Мы часто ностальгируем. Знаете, когда возвращаешься после тренировки, хочется увидеть маму, обнаружить на столе теплый обед, услышать смех маленьких племянников, но они все слишком далеко.

Динамовец вскользь отмечает, насколько разные кухни Беларуси и Ганы. Вот только он упрямо отказывается посвящать нас в тонкости африканских рецептов.

— Белорусы даже не знают таких продуктов и с трудом смогут понять наши сочетания. Окей, держите парочку примеров. Африканцы едят то же мясо, что и белорусы: у нас продается курица, свинина, говядина. Но есть некоторые виды, которые в Беларуси не употребляют. В Гане любят мясо диких животных. Мы едим мясо жирафа: оно стоит недешево, может, раз в пять дороже, чем куриное, но точной цены не назову — за покупками обычно ходит мама. По сути, это обычное мясо со сладковатым привкусом. А еще местный деликатес — граската.

Джоэль не сумел объяснить, что из себя представляет это блюдо, поэтому после интервью обращаюсь к Google. Выясняется, что граската — это огромная крыса, которая может весить пять-восемь килограммов. Граската — недешевое удовольствие, за которое желающие должны выложить где-то 100 долларов.

— В качестве гарнира мы часто едим банку — блюдо, которое чем-то напоминает кашу и готовится из кукурузной муки на воде с разными добавками. Получается жидкая масса, которую можно не жевать, а сразу проглатывать. Еще одно известное африканское блюдо — фу-фу. Оно похоже на густой суп, приготовленный из толченой кассавы (маниока) и приправленный специями. Понятно, что я не смогу найти эти африканские продукты в Беларуси — довольствуюсь тем, что есть в магазинах. Часто покупаю листья салата, паприку, помидоры и готовлю овощное рагу по африканскому рецепту.

«Завтра мне предстоит играть не с „Барселоной“, а с БАТЭ или „Гомелем“, поэтому в свободное время смотрю белорусский чемпионат»

Ганец нечасто выбирается куда-то вместе с одноклубниками. Говорит, что языковой барьер — помеха для хорошей вечеринки.

— Помню, мы с ребятами весело провели время в Golden Coffee на Советской. Тогда «Динамо» обыграло «Белшину», и парни уговорили меня хоть раз выбраться с ними. Я не стал сопротивляться. Но вообще, редко выхожу из дома. Во-первых, в Бресте у меня нет хороших друзей, с которыми можно отдохнуть. Во-вторых, не люблю ситуации, когда хочу заговорить с человеком, но все рушится из-за языкового барьера. Это так нелепо! Как-то я пришел в магазин и не смог найти нужных продуктов, а продавец ни слова не понимал по-английски. Все, что я уловил на русском, это «не понимаю». У меня на телефоне как раз тогда закончился трафик, так что вариант онлайн-переводчика отпал. Пришлось поставить корзинку на место и вернуться домой с пустыми руками. Я не злюсь, понимая, что никто из нас не виноват: белорусский продавец не обязан владеть английским, а я только начинаю изучать русский.

Фамейе признается, что зачастую выбирается из дома только с одной целью — пополнить запасы в холодильнике. Все остальное время он посвящает футболу и чувствует себя вполне комфортно.

— Мне не бывает скучно, потому что все мысли заняты футболом. Если я не тренируюсь, то смотрю матчи. Причем я смотрю не топ-чемпионаты, а встречи белорусских команд. Моя философия такова: завтра предстоит играть не с «Барселоной», а с БАТЭ или «Гомелем», значит, я должен изучать игры белорусских клубов. Даже если в нашем чемпионате выдаются крайне скучные игры, я все равно сажусь и смотрю все 90 минут. Не осуждаю футболистов, которые вместо этого выбирают вечеринки и развлечения. Они имеют на это право. Я же предпочту посмотреть еще один матч. Почему? Потому что это формирует футболиста Джоэля Фамейе.

Нападающий «Динамо» старается осилить русский язык. В первую очередь он запоминает футбольную лексику.

— Я могу не знать названий каких-то продуктов, но мне крайне важно понимать, что имеет в виду партнер, когда кричит: «Джоэль, сзади!» Он отдает передачу и предупреждает меня. Если я не отреагирую, то допущу ошибку. На поле у нас практически нет недопониманий. Неважно, аргентинец ты, белорус или румын — мы все разговариваем на футбольном языке. А вот за пределами газона случаются забавные истории. Когда белорусские ребята пытаются говорить на английском, я очень благодарен. Порой это может выглядеть смешно — точно так же, как и мой русский. Но мы понимаем друг друга — основной смысл не потеряется из-за неправильного артикля или времени.

«Стесняюсь надевать африканскую одежду в Бресте, хоть она и лежит у меня в сумке»

Футболист с трудом проводит параллели между нашими культурами — настолько разные Гана и Беларусь.

— Если вы приедете в Гану, то испытаете культурный шок, как и я в Беларуси. Местные каждый день надевают куртки, кутаются в шарфики и шапки. А в Гане люди используют минимум одежды: женщины носят повязки на бедрах и на груди, мужчины ходят в легких шортах или африканских туниках и головных уборах. Если честно, я стесняюсь надевать эту одежду в Бресте, хоть она и лежит у меня в сумке — в белорусском обществе меня не поймут. В прошлом сезоне в «Динамо» играл ганец Латиф Амаду. Он носил стильную африканскую одежду, и я всегда говорил: «Это выглядит очень модно, Амаду, ты крутой!» Но белорусские парни просто угорали в раздевалке. Я не виню их — белорусы росли в совершенно другой культуре. Мы очень разные, но мне нравятся ваши люди.

Фото из личного архива Джоэля Фамейе

У меня отличные партнеры по команде. Они умеют перевоплощаться: в раздевалке это брутальные и веселые парни, которые любят жестко пошутить и ругнуться матом. С самого начала они сказали мне: «Джоэль, запомни это слово, но не говори его в общественных местах». А за пределами футбольной тусовки ребята превращаются в примерных мужей и папочек — классно же!

Белорусы часто интересуются у Фамейе, какая Африка на самом деле.

— Самый распространенный вопрос: «Правда, что вы едите человечину?» Я немного устал от этих глупых стереотипов, поэтому отвечаю заготовленной шуткой: «Да, а ты будешь особенно вкусным!»

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-15%
-20%
-25%
-35%
-30%
-40%