Чемпионат Беларуси по футболу
Биатлон
Хоккей
Теннис
Баскетбол
Гандбол
Другие виды спорта
Околоспорт

Каталог компаний
Конференции
Смотри и слушай
Форумы
Спорт на ТВ
реклама
реклама
  • Dr. Feelgood
    Конференция Павла Баранова о футболе и не только
  • Футбол-хоккей
    Конференция Александра Цвечковского о самых популярных видах спорта в стране
  • АБФФ
    Конференция Ассоциации "Белорусская федерация футбола".

Все конференции



Футбол


Дмитрий Егоров,

Экс-футболист сборной Грузии Заза Джанашия, прославившийся эффектными кульбитами после забитых мячей и трижды поразивший в Борисове ворота БАТЭ в 1999 году в Кубке УЕФА, рассказал о победах и «бухачах» в московском «Локо», методе похудения на собачьем мясе в Корее, судьях, помогавших «Спартаку», и о взаимной любви с Россией.

Фото: fclm.ru
Фото: fclm.ru

Джанашия приходит на встречу чуть позже Георге Деметрадзе.

— Переодевался, — почему-то извиняется Заза, показывая на кожаную куртку. — Мне тут сказали, что в спортивном костюме на интервью нельзя.

— А что за костюм-то был?

— «Локомотив». Я в нем вообще часто по Тбилиси хожу. Мне из команды присылают. Хорошо, что сейчас люди спокойно могут постучать к руководству, спросить новую форму для Зазы, а в ответ слышат: «Какие проблемы, мы на его футболе выросли. Пусть берет все, что хочет».

— При Смородской было иначе?

— Да ну ее, даже говорить не хочу. Какой там Заза?! Сотрудники клуба к ней обратиться боялись. Хорошо, что ее в «Локо» больше нет.

— А форма у вас есть.

— И форма, и кроссовки, и бутсы — все есть.

«Думал, что он умрет, когда забивал»

— Продолжаете играть?

— Редко. Турниров ветеранов в Грузии нет. Это не Россия, где каждую неделю что-то проводят.

— Зато знаете, что он творит, когда матчи проводят?! — включается Гизо Джеладзе, игравший в «Рубине» Курбана Бердыева, а сейчас организовывавший для нас встречу. — Заза, давай, покажи им, какой гол забил!

— Да там на Youtube было, — Джанашия вбивает в поиск на телефоне грузинские буквы, и позже я пойму, что это единственная причина, почему ролик за 2 года так и не появился в России.

— Я испугался, был уверен, что он умрет, когда забивал. А этот встал, как будто ничего не случилось, — «травит» Гизо, а Заза нажимает Play.

— Сильно…

— Да там все в шоке были, — доволен Заза.

— За такой гол Фалькао в 2012 году «приз Пушкаша» получил…

— А вратарь такой подходит ко мне и спрашивает: «Мяч что, залетел?!» То есть, он даже увидеть ничего не успел.

— Круто, но где сальто?

— Куда это еще?! Хотите, чтобы точно не встал? Знаете, сколько во мне лишнего тут?

— 15 кило.

— 20 минимум. Больше сотки вешу. Поэтому люди и удивлялись — надо же с таким весом еще взлететь… Хотя ясно, что именно за это в сборную СССР и вызывают.

— Куда вызывают?

— За ветеранов. Правда, смешно: где я и где СССР?! Но им нужно, чтобы кто-то кульбит делал, народ радовал — там ведь дни города, праздники, шоу всегда. Реально раньше почти каждую неделю звонили: «Заза, поехали туда-сюда». Базара нет: в поезд сел, набухался, сыграл, потом пошел на банкет, погулял, вернулся довольный. Русский народ вообще знает толк в развлечениях, а тут еще и деньги платят: 30 тысяч, 20 тысяч за приезд. Хотя мне просто было прикольно с такими людьми выступать: Гаврилов, Черенков рядом — да я вырос, глядя на всю эту банду.

«Сёмин сам организовывал «бухычи»

— Мне кажется или вы рассказываете о пьянках как о чем-то хорошем?

— А что плохого? Мы и в «Локо» пили. Семин и Филатов так создавали из команды семью.

— Это как?

— Если вдруг вничью сыграли с каким-то слабым соперником или на тренировках начинали уставать друг от друга, ругаться, катиться грубо, то Семин сразу свистел: «Так, собираем жен, детей — и все на базу, режем барашка».

— Зачем?

— Да чтобы всем вместе собраться, выпить, подружиться друг с другом и уехать довольными домой. На следующий день зато возвращаешься на базу и думаешь: «Как мы вообще могли бесить, „убивать“ друг друга?» Семин реально семью делал — она у него на дружбе и доверии строится.

— Поле матчей гуляли, наверное, отчаянно.

— Хорошо все было. Сразу после игры, уже в раздевалке, начинали обдумывать: «Где сегодня тусуемся»? В «Метелице», допустим, или «Мираже» — короче, в любом месте, где можно набухаться, отдохнуть, потанцевать.

Фото Зазы Джанашия в Одноклассниках
Фото Зазы Джанашия в Одноклассниках

— А Семин?

— Так с нами же и ходил. Понимаете, это сейчас футболист на стадион на машине может приехать, а нас за три дня до матчей на базе закрывали. Мы вкалывали там как лошади и мечтали хорошо сыграть, чтобы одну ночь после этого нормально отдохнуть. Но так как на «бухычи» ходили вместе с Палычем, то проблем и конфликтов не было. Мы чувствовали свободу, но на самом деле были под контролем. То есть, ты мог делать на выходных, что хочешь, но если приходил на тренировку с похмелья или с лишним весом, то попадал на штраф — сто баксов за килограмм.

«Никогда бы не думал, что собачки чао-чао могут быть такими вкусными»

— Вас тоже штрафовали?

— Конечно. Лишний у меня всегда был.

— Но вы же не каждый день платили.

— Со мной другая схема была. Например, уезжал в Грузию, объедался — и возвращался с лишней пятеркой. Если за три-четыре дня их не сбрасывал, то только тогда попадал на штрафы. Или, например, утром перед домашним матчем с «Лацио» в полуфинале Кубка кубков меня взвесили, а там 87 вместо нужных 84 (рост Джанашии — 178 см). Семин закричал: «Как ты мог? Собирай деньги!» Но вечером поставил в состав — я отлично сыграл, забил гол. Доктор после матча говорит: «Палыч, зачем Джанашию штрафовать, если он в порядке». Вот это был профессиональный подход. Но когда я начал плохо играть при 87, то да, пришлось сбросить.

— Помните свой минимальный вес в «Локо»?

— Скинул как-то 8 килограммов за неделю. 78 осталось. Ужас.

— Диета?

— Собачье мясо. Серьезно! Меня вроде хотели продать в Южную Корею, но, как сейчас понимаю, на самом деле просто обманули. Хотели, наверное, чтобы я похудел на местных методиках. В Корее, во-первых, тренировки жесткие, а во-вторых, допустимо только определенное меню. Самым аппетитным был стейк из собачьего мяса.

— И как оно?

— Никогда бы не думал, что собачки чао-чао, или как там породу называют, могут быть такими вкусными. Их специально разводят же: вроде обычное мясо, а на самом деле полезное и диетическое. 40 долларов стоило, но я его ел-ел, а вес уходил. Корейцы даже суетиться начали: «Вот контракт, подписывай». Я говорю: «Стоп, ребята, куда подписывай, я в „Локо“ слетаю сначала, бумаги заберу». В общем, вернулся, а меня вместо Кореи сразу увозят на сбор в Сочи.

— Семин узнал худого Зазу?

— Кричал: «Что с ним, что с ним?» Меня там в товарищеском матче какой-то защитник чуть-чуть толкнул, а я улетел в трибуны. Ноги вообще не держали. После игры подхожу к доктору Ярдошвили: «Наверное, это не мой вес». Он гладит меня по голове: «Ты покушай, покушай». Ну я и побежал довольный за шашлыком — Сочи же, почти Грузия, быстро набрал.

«Меня даже фанаты „Спартака“ любили»

— Как делать сальто, если ты реально много весишь?

— Если человек захочет, то все сможет — и бегать, и прыгать, и летать. Я всегда к спорту тянулся. В детстве грузинскими танцами занимался, даже шпагат делал. Еще качался, на руках ходил и как-то один раз опустился на ноги с переворотом и подумал: «Опа, интересно». Начал разучивать кульбит, не без неудач. Как-то на мокрой траве ладонь проскользнула, и я всем весом рухнул на запястье — перелом.

— Не смутило?

— Подождал, пока зарастет, и заново начал крутить. У меня сейчас трое сыновей. Один, восьмилетний, играет за «Динамо» Тбилиси. Так после его голов все родители сразу кричат: «Давай кульбит». И он делает! Потому что смотрел мои игры, чему-то научился… Знаете, я вообще ощущал, что меня любят за все эти сальто.

Видео: История ФК «Локомотив»

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— Все ждали их — это точно.

— Ага. И за все годы в России люди мне слова плохого не сказали. Спартаковцы, армейцы на улице встречали и говорили только: «Заза — красавец». Люди ведь смотрят не просто футбол, им нужно шоу — и я понимал, что даже болельщикам соперника приятно, когда Джанашия делает кульбит. То есть, они подсознательно ждали голов в свои ворота и расстраивались, когда их от меня не было… Хотя один случай все-таки был. Я забил ЦСКА на последних минутах и побежал к трибуне. Там какой-то пьяный мужик крикнул: «Вали в свою Грузию». Я обернулся и заорал еще громче: «Родной, здесь мой город!» Так этого чудака другие фанаты успокоили — думаю, ему было стыдно. Вот еще чего хочу сказать: «Локомотив» был самым любимым клубом тогда.

— Это почему?

— Наши болельщики спокойно футбол смотрели, не дрались, не провоцировали. И если «Спартак» был народной командой, то в конце 90-х «Локомотив» у них фанатов позабирал. Люди постоянно мне рассказывали: «Раньше я был за „Спартак“, а сейчас за Семина, Лоськова, Джанашию».

— Тогда популярности очень помог выход в полуфинал Кубка кубков.

— Я думаю, что мы заслуживали выиграть турнир. Вспомните, кто тогда был в «Лацио»: Бокшич, Михайлович, Недвед, Виери, Неста — это сборная мира. А «Локомотив» был не хуже. У нас великолепная команда была. А знаете, почему? Потому что в России мы привыкли, что надо быть наголову сильнее всех, и только тогда нам позволят сделать результат.

«Спартаку» помогали во всем»

— Кто мешал «Локомотиву»?

— Не мешали, а помогал другой команде. Чувствовалось же, что все в России за «Спартак». Очевидно было, что судьи, например, в одну сторону решения принимают.

— Можете вспомнить конкретные моменты?

— Там все аккуратно было, в незначительных эпизодах. Чтобы ты забил гол, а его не засчитали — этого не случалось. Такое вообще только в Грузии бывало. Однажды главный судья сам орал боковому: «Поднимай флаг» — и голы два раза отменяли. Мы отказывались играть дальше, ушли с поля, организаторы нас умоляли вернуться — в итоге все равно закончили вничью, а тбилисское «Динамо» стало чемпионом.

— Как помогали «Спартаку», кроме судей в эпизодах?

— Например, кому было нужно, чтобы мы потеряли очки в Элисте — и «Спартак» благодаря этому брал бы золото. Матч поставили на 3 часа дня при жаре +50. Мы прилетели в день игры, зашли в гостиницу, а там не было даже кондиционеров — только вентилятор работал, который тупо гонял нагретый воздух. Мы валялись в постели даже без трусов, потому что одежда мгновенно становилась мокрой — только успевай простыни менять. Всю игру еле ходили, закончили 0:0, «Спартак» стал чемпионом, а я скинул 5 килограммов. Спасибо Семину, он не жаловался, не ругался, просто купил в самолет пять ящиков холодного пива и сказал: «Пейте, лечитесь».

— Вы понимаете сейчас, почему «Спартак» и «Локо» так давно не выигрывали чемпионат?

— Мы потеряли дух. Романцев же набирал в «Спартак» не абы кого, а людей, способных играть в красивый футбол. У каждого своя роль была — люди понимали, что делать. А потом начали набирать людей, которые на пять метров пас не могут отдать — о каких победах можно было говорить?! Титов, Цымбаларь — вот это звезды, лидеры, а после них никого и не было.

— В «Локомотиве» та же история?

— Не совсем. У нас в топ-клубе мог разве что Лоськов заиграть. Я сейчас пересматриваю моменты и с ума схожу — он спиной ко мне стоит, но как-то умудряется сделать длинный, точный пас на ход. Но лидером был не он, а Чугайнов — и на поле, и в раздевалке. Жесткий, он брал мяч из обороны и шел вперед. Также и команда играла: боролась друг за друга, на характере — как настоящая семья, которую разрушила одна женщина.

— Ольга Юрьевна.

— Я не хвастаюсь, но мы делали историю «Локомотива», Филатов и Семин привлекали болельщиков. Смородская на все готовое пришла, но тех людей, которые отдали душу клубу, даже на базу не пускала. Это идиотизм. Наоборот, мне кажется, стоит приглашать легенд клуба, чтобы они объяснили, чем жила команда, какие у «Локо» приоритеты, как мы добивались побед и привлекали людей.

— Пытались с ней поговорить?

— О чем? До меня вообще не доходит, как можно с женщиной о футболе разговаривать. Ладно бы она играла, была близка к футболу — а так кто-то назначил ее из банка… Это Смородская должна была у нас спрашивать, но ей не нужны были наши советы и помощь. И я понимаю, почему так: когда человек приходит в клуб, то он просто хочет притащить на должности своих людей и сделать так, чтобы их некому было контролировать. Она избавилась от традиций, а вместе с духом ушли и болельщики. Я приходил на матчи и ужасался: в ее адрес кричали такие вещи, что на улице не услышишь, но Смородская все равно оставалась — значит, было за что. Уверен, «Локо» уже в этом году, с новым составом, многого добьется (беседа состоялась в начале весны. — Прим. «Чемпионата»). «Локомотив» возвращается!

«Европа Грузии никогда не помогала»

— Что не так было со сборной Грузии?

— У нас были очень сильные футболисты. Тогда под сотню игроков уехало из страны, многие играли в топ-чемпионатах. Думаю, что у нас ничего не получилось из-за тренеров. Не могли команду собрать, процесс организовать. До смешного доходило, когда двух тренеров ставили: один за защиту отвечал, другой — за атаку. Все виноваты и никто не понимает, почему сильное поколение ничего не добилось.

— Нынешнее поколение — слабее?

— Это, к сожалению, вообще не поколение — что у вас, что у нас. Жилки нет, духа, лидера. Вот назовите мне хоть одного игрока, который бы выделялся по игре и морали?

— Смолов — у «Краснодара», Глушаков — у «Спартака», Вернблум — у ЦСКА.

— Это все не то. Самим не смешно сравнивать?! Это не Каладзе, не Арвеладзе, не Титов, не остальные. Нет футболистов у нас. Причем в Грузии сейчас хорошая юношеская сборная, ребятам по 18−19, но им даже у нас в стране не дают выходить на поле в матчах чемпионата. А все потому, что тренеры борются не за перспективу, а за свою жопу. Боятся сказать руководству: мол, в этом году у нас ничего не будет, потому что дам дорогу молодым, а вот через три спрашивай с меня результат. Никто ничего не хочет развивать — лишь бы успеть заработать.

Заза Джанашия. Фото: fclm.ru
Заза Джанашия. Фото: fclm.ru

— Вы сами хотите тренировать?

— Да. Я кроме футбола в этой жизни ничего не умею. Переехал вот пару лет назад из Москвы, вернулся в Грузию, собираюсь получить лицензию Pro.

— Теперь вам легче учиться в Европе — визовый режим отменили.

— Что вы тут все эту Европу?! Что у нас по границам? Россия! С кем мы исторически дружим — с русскими. Народы же любят друг друга. Бабули вот у моего подъезда в Москве всегда говорили: «Как вас люблю, ваше вино, то, сё — и сейчас то же самое осталось».

— Даже после военного конфликта в 2008-м?

— Да, это политика, а люди-то те же. Какая Европа?! Они нам хоть когда-то помогали?

— Я был в музее оккупации — там есть слайд, что Британия отстаивала независимость Грузии в начале XX века.

— Ага, и если бы не Россия тогда, мы бы уже стали бы турками. Историю надо знать. Когда они нас атаковали тогда, пришла русская армия и отбила.

Я понимаю, зачем мы Европе. Чтобы нефть и газ из Азербайджана шла напрямую в обход России — вот и вся мотивация. Так что Путин ваш все делает не для себя, а для народа, когда в том числе Грузию не отпускает.

— Непонятно только, хорошо ли от этого грузинам?

— А грузинам лучше стало?! В Грузии цены сильнее, чем в России, выросли, а зарплаты нет. Вот тот же Миша Саакашвили много хорошего сделал, но полстраны пересажал и бизнес только разрушил… Я не говорю, что у нас все неправильно. Наоборот, хорошо, что дети теперь все учат английский чуть ли не как родной язык. Просто нужно помнить, что русские и грузины всегда были самыми близкими друзьями — отказываться от этой истории нам нельзя.