Виктория Ковальчук,

Альвина Ньйолле и Фаустина Ампах ― африканские футболистки «Минска». 23-летняя Альвина родом из Камеруна, 20-летняя Фаустина ― из Ганы. В проекте «Легионеры» девушки рассказали, почему Беларусь не кажется другой планетой после посещения Чехии, США и Канады и как они справляются с недоверчивыми и сканирующими взглядами минчан в общественных местах.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Мы договорились встретиться со спортсменками в одном из столичных кафе на проспекте Независимости. Альвина и Фаустина не без труда находят нужный адрес, предварительно позвонив и уточнив, в том ли направлении двигаются.

― Мы приехали на такси, но все равно сложно сориентироваться. Вообще, если едем по хорошо знакомому пути, пользуемся автобусами и маршрутками. Редко надеемся на помощь прохожих ― здесь мало кто владеет иностранным. Иногда спрашиваем на улице: «Извините, вы говорите по-английски?». И большая удача, если кто-то ответит: «Совсем чуть-чуть». Еще один способ — это напечатать вопрос в переводчике Google и показать русский вариант собеседнику.

В Гане английский — очень распространенный язык, а в Камеруне он является таким же популярным, как и французский.

― Помимо международных языков в Африке есть много местных диалектов. Но мы знаем английский из-за исторических предпосылок: Гана ― бывшая британская колония. Все предметы в школах преподают на английском. Честно говоря, думали, что и у вас говорят по-английски, но, оказывается, без русского здесь сложно.

Нас спасает футбольный язык ― достаточно внимательно наблюдать за подругами по команде и повторять упражнения. Если нужен перевод, просим о помощи кого-то из девочек, владеющих английским. Но знания русского не хватает, например, в те моменты, когда в перерыве тренер дает установку, озвучивает замечания, а нам остается только кивать и настраиваться самостоятельно.

«Мыслю не как большинство африканцев: мне нужна независимость и собственный источник дохода»

23-летняя камерунка живет в Беларуси уже второй год, а вот ее подруга по команде переехала из Ганы только прошлой зимой. Альвина вспоминает: в Беларуси ей помогли адаптироваться камерунские футболистки, выступавшие за столичный клуб.

― Они подписали контракт в Минске раньше меня, поэтому успели освоиться и изучить местность. Первое время мы вместе снимали квартиру. Пожалуй, главный вопрос, который я задавала своим соседкам: как пользоваться белорусскими деньгами. Мне было сложно разобраться в этих купюрах, зато теперь учу Фаустину.

― Белорусская валюта напоминает ганскую: один рубль здесь больше 50 копеек, как и один седи (денежная единица Ганы. ― Прим. TUT.BY) больше 50 песева (ганский аналог белорусских монет. — Прим. TUT.BY), ― поясняет Ампах.

До переезда в Минск Фаустина планировала уехать на учебу в Соединенные Штаты Америки и получить образование психолога. Но желание профессионально заниматься футболом перевесило.

― Пока не было повода пожалеть о принятом решении. Самое главное, что родители поддерживают нас в выборе любимого дела. Конечно, в Африке тоже хватает предрассудков относительно женщин в футболе. Но нам с Альвиной повезло: родители ― это наши главные фанаты.

Отъезд за границу открывает финансовые возможности. В африканских странах есть много талантливых спортсменов, но полно проблем с инфраструктурой, поэтому лучший вариант ― уезжать играть за рубеж. В Гане где-то четыре больших клуба по женскому футболу, которые предлагают зарплату около 350 долларов, в остальных платят намного меньше.

Африканские спортсменки рассказывают, что в их родных странах доминируют патриархальные взгляды: в первую очередь женщина должна быть женой и матерью, а не карьеристской. Фаустина не разделяет такую позицию и предлагает свой вариант:

Фото из личного архива
Фото из личного архива

― Я не заморачиваюсь о том, что думают посторонние. Самое главное, что семья понимает и поощряет мою любовь к игре номер один. Мыслю не так, как большинство африканцев: мне нужна независимость и собственный источник дохода. Думаю, однажды я выйду замуж и заведу детей, но сперва хочу состояться как личность. Если буду строить жизнь с каким-то человеком, то должна быть уверена, что он поймет мои взгляды. Я бы не хотела подчиняться кому-то или зависеть от мужа.

Я христианка и согласна с Библией: муж должен быть добытчиком и главой, а жене следует стать его поддержкой и опорой. Но считаю, что и мне надо сделать вклад в будущее своих детей. Я не буду играть в футбол вечно, зато, пока могу, должна работать.

«Кошатина не деликатес: люди содержат котов так же, как и куриц, чтобы потом употребить в пищу»

Девушки плохо знают белорусскую столицу и редко выбираются куда-то из дома: Альвина всем развлечениям предпочитает сон, а Фаустина еще не нашла компанию для знакомства с Минском.

― В свободное время мы готовим, смотрим футбол и просто отдыхаем. Для профессиональных спортсменов очень важно тратить свободное время на восстановление и расслабление. Я, например, люблю гулять, фотографироваться, ходить в кинотеатры, но в Беларуси это проблематично из-за языкового барьера. Было бы интересно познакомиться с ночной жизнью Минска или посетить соревнования по легкой атлетике, но не знаю, где здесь искать развлечения (мы даже не можем ознакомиться с афишей), ― рассказывает ганская футболистка. ― Две недели назад был тот редкий случай, когда к нам в гости приходили камерунские студенты ― приятели Альвины. Мы приготовили африканский ужин из овощей и травянистого растения, которое напоминает шпинат. Это можно есть как соус к гарри — блюду из кассавы.

 

Ouf

Публикация от Njolle Alvine Ngonja (@njollealvine) Авг 15 2016 в 10:24 PDT

Вообще, тема африканской кухни очень широкая и не всегда понятная белорусам. Футболист брестского «Динамо» Джоэль Фамейе рассказывал о популярном на родине мясе жирафа, фу-фу и граскате — крысятине.

― Граската действительно очень вкусное мясо. В некоторых странах Африки едят кошатину — по вкусу она напоминает курицу, только еще лучше. Это не деликатес ― люди содержат котов так же, как и куриц, чтобы потом употребить в пищу. Белые часто не понимают, как можно есть этих милых животных, но у нас свои традиции.

Из белорусских блюд футболисткам «Минска» особенно полюбился красный борщ со сметаной.

― Мы с удовольствием пробуем новые блюда. Путешествуя с командой, едим традиционную белорусскую кухню — она, кстати, довольно вкусная.

Африканки говорят, что в Беларуси их не достают расспросами о жарком континенте.

― В раздевалке у нас нет времени на болтовню. Наверное, у белорусов существует некое представление об африканцах, и часто оно не слишком отличается от правды. Например, истории о каннибализме раньше действительно имели место, да и не только в Африке. В некоторых африканских деревнях на севере Ганы, где слишком жарко, на самом деле строят хижины. Люди покрывают жилище крышей из веток деревьев, которые обеспечивают вентиляцию и помогают сохранять прохладу. Это все связано с климатом, традициями и культурой.

Девушки отмечают, что Беларусь не поразила их со знаком плюс или минус, а показалась обычной современной страной, во многом схожей с теми государствами Европы, Африки, Азии и Америки, где им приходилось бывать.

― Футбол дает возможность увидеть мир. Мы были в США, Чехии, Канаде, Японии, видели разные культуры, и это только подчеркивает, что все мы одинаковые, но каждый человек имеет свои особенности. Например, чехи и белорусы очень много курят. В Африке у некоторых тоже есть такая привычка, но в Минске количество людей с сигаретой в руках бросается в глаза. Я не осуждаю — это вопрос выбора (вообще, привыкла принимать в людях самые разные привычки и странности), просто говорю это как факт, ― проводит параллели Фаустина.

― А еще белорусы много целуются — особенно девушки, когда встречают друг друга. Некоторые приветствуют подруг поцелуем — это необычно для нас, ― дополняет Альвина.

«Бывает, что в Африке продавцы не распродают бананы за день и просто оставляют ветки в магазине»

По словам футболисток, опыт путешествий по разным странам и континентам помог им избежать культурного шока по приезде в Беларусь.

― Все же европейские традиции отличаются от африканских. В Европе каждый живет так, как ему кажется правильным. Люди не оглядываются на общественное мнение при выборе одежды, и это классно. Белоруски могут идти в магазинах на высоких каблуках и чувствовать себя уверенно. Я бы так не смогла, но не вижу в этом ничего плохого — могу лишь сказать: «Круто, держись!». А в Африке тебя окликнет взрослый человек и, указав на короткую юбку или вызывающий образ, скажет: «Леди, не забывайте, что вы девушка и должны одеваться прилично».

В Африке человека могут освистать, если кому-то покажется, что он плохо выглядит. В наших странах многие мыслят консервативно: старшее поколение не всегда понимает, что мы живем в мире моды, где все меняется ― взгляды пожилых не единственно правильные. В Минске нет проблем с шопингом, правда, цены на некоторые вещи (например, на спортивную обувь) выше, чем в других странах. После интервью собираемся прогуляться в магазины на Якуба Коласа ― там можно найти практически все.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Фаустина замечает, что цены на белорусские продукты тоже не поражают.

― Разве что некоторые фрукты здесь стоят дороже. Я очень люблю бананы и знаю, что в Африке их можно купить невероятно дешево или взять бесплатно. Бывает, что продавцы не успевают распродать бананы в течение дня и просто оставляют ветки в магазине.

Футболистка из Ганы мудро рассуждает для 20-летней девушки: она, как и подруга по команде, открыта всему новому, не судит людей только по своей культуре и снисходительно реагирует на проявление нетолерантности.

― Все мы разные. Я понимаю, что мы росли в разных реалиях и культурах. Однажды в Минске был инцидент, когда я пришла в банк и присела на диван около белой женщины, дожидаясь очереди. Там было достаточно места для двоих, но леди встала и отошла в противоположную сторону. Я понимаю, что это значило. Думаю, и вы прекрасно понимаете: не всем белым нравятся черные. Это был не первый подобный случай и наверняка не последний. Но я не должна жаловаться ― каждый человек делает свой выбор.

-50%
-30%
-20%
-30%
-80%
-20%
-20%
-10%