• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Заместитель председателя Контрольно-дисциплинарного комитета АБФФ Виктор Гончар рассказал SPORT.TUT.BY о том, что БАТЭ уже подал апелляцию на решение о техническом поражении (0:3) в победном матче 23-го тура со «Слуцком» (6:0) и ответил на часть многочисленных вопросов, возникших после публикации итогов заседания КДК.

Сергей Веремко. Фото: Reuters
Сергей Веремко. Фото: Reuters

Напомним, что БАТЭ был сурово наказан «за неправомерную заявку на игру» запасного вратаря Сергея Веремко. На поле в игре со «Слуцком» голкипер не появился, но в результате разбирательства КДК пришел к выводу, что вносить фамилию футболиста в заявку на матч клуб не имел права.

Накануне матча против «Слуцка» завершился срок 5-матчевой дисквалификации Сергея Веремко. Однако согласно регламенту, «если временная дисквалификация сопровождается одновременным наложением штрафа, то срок ее действия автоматически продлевается до тех пор, пока не будет уплачен штраф» (статья 20, пункт 3 Дисциплинарного кодекса АБФФ).

Вот с уплатой штрафа и возникли проблемы. По словам финансового директора АБФФ Елены Петуховой, деньги на расчетный счет от Сергея Веремко пришли 27 сентября, через 4 дня после игры БАТЭ — «Слуцк». А минское «Динамо» и «Слуцк» обратились в АБФФ с просьбой дать правовую оценку ситуации.

Юрист федерации футбола Сергей Ильич тогда же заявил, что Веремко предоставил квитанцию об оплате штрафа, датированную 22 сентября, то есть за день до игры со «Слуцком».

Кроме того, заместитель директора ФК БАТЭ по правовым вопросам Юрий Колонтай накануне заявил о том, что Веремко обратился в банк 22 сентября, но реквизиты, которые предоставила АБФФ, оказались неверными.

Но, как следует из пространного и подробного объяснения АБФФ, 30-дневный срок уплаты штрафа Сергеем Веремко истек еще 21 сентября, за день до того, как вратарь обратился в банк. И этот факт стал едва ли не ключевым аргументом КДК при вынесении решения о техническом поражении БАТЭ.

КДК также упирает на то, что ни Сергей Веремко, ни ФК БАТЭ не сообщили о наличии каких-либо уважительных причин, послуживших препятствием к надлежащей оплате штрафа в установленный срок.

Однако противоречие главного аргумента КДК состоит в том, что сам по себе факт несвоевременной оплаты штрафа не может быть основанием для технического поражения, поскольку за просрочку менее 15 дней Дисциплинарный кодекс не предусматривает никаких санкций, и только затем сумма удваивается. Опоздание же с уплатой штрафа на срок менее 15 дней, исходя из ДК, лишь продлевает срок дисквалификации. То есть, оплачивая штраф 22 сентября, Веремко, по сути, продлил свою дисквалификацию на 1 день. Тот факт, что он пытался оплатить штраф еще за день до игры со «Слуцком», КДК не оспаривает. В этом случае его вины в том, что деньги не поступили на счет до матча со «Слуцком», по идее, быть не должно.

«Я сказал то, что мог вам сказать, и то, что знал»

Еще один резонансный вопрос — членство в КДК Юрия Толкачева, который ранее являлся сотрудником клуба «Динамо-Минск», а сейчас работает в департаменте по проведению соревнований АБФФ.

В статье № 45 Дисциплинарного кодекса указано, что официальные лица не могут являться членами КДК. И если статус Толкачева подпадает под трактовку «официальное лицо», то его присутствие в составе КДК, а значит и легитимность самого решения КДК, вызывает вопросы. Их корреспондент SPORT.TUT.BY и задал зампреду контрольно-Дисциплинарного комитета АБФФ Виктору Гончару. Внесли ли его ответы ясность — судите сами.

— Действительно ли была допущена ошибка в реквизитах банка в документе на оплату штрафа, предоставленном АБФФ для Веремко?

— У вас вопрос по решению, по процедуре. Не буду комментировать, считаю просто некорректным комментарий свой. Дождемся апелляции. Я слышал, что подал ее уже БАТЭ. И все станет на свои места. Наше мнение изложено в решении, мотивировочная часть. Там все описано.

— Кто составлял документ с указанием реквизитов на оплату штрафа?

— Я не могу ответить, не знаю потому что, кто составлял.

— Когда и каким способом (курьером, заказным письмом, по электронной почте и так далее) было направлено Сергею Веремко решение в письменном виде о наложении на него дисциплинарных санкций (о дисквалификации и взыскании денежного штрафа)? Кто занимался отправкой этого решения в адрес Веремко?

— Ну, наверное, кто-то из членов комитета, которые заседали изначально, когда принималось первоначальное решение о наложении взыскания, я так думаю. Но я не знаю обстоятельств. Меня не было, я не принимал участия в том заседании.

— Сергею Веремко вообще доставили тот документ, где было указано решение о его наказании?

— По регламенту должны были доставить.

— А вы знаете — доставили или нет?

— Не знаю, не отвечу.

— Является ли обязательным условием письменное оповещение футболиста о наложенных на него санкциях с указанием реквизитов для уплаты штрафа? Или достаточно сообщить устно?

— Не отвечу. Посмотрите, пожалуйста, кодекс наш на сайте федерации футбола. В главе «Документы» там полностью все подробно, регламент…

— Делал ли КДК АБФФ запрос в БПС-Сбербанк о том, почему не прошел платеж Веремко 22 сентября? Был ли запрос в БПС-Сбербанк о том, когда именно Веремко был поставлен в известность о том, что его платеж 22 сентября не прошел?

— Мы запрос не делали, но была бумага, что его делали и предоставили нам — по-моему, или БАТЭ, или сам футболист. Сами мы не уточняли. А зачем уточнять, если бумага была представлена? Там расписывалось, как проходило.

— Подпадает ли член КДК Юрий Толкачев под категорию «официальные лица» в трактовке Дисциплинарного кодекса и положения комитета по этике? Исполняет ли Юрий Толкачев функции секретаря в департаменте по проведению соревнований? Если да, то правомерно ли его участие в заседаниях КДК?

— Не отвечу. Еще раз вам говорю, посмотрите на сайте, в главе «Документы»…

— Я посмотрел в регламенте трактовки определения «официальные лица». Но хотелось бы комментарий специалиста. Может быть, я неправильно разобрался?

— Сейчас я не могу вам ответить. Мы, когда принимается решение, поднимаем документы, еще раз внимательно перечитываем, что там написано.

— Я, например, когда посмотрел регламент, понял так, что Толкачев подпадает под категорию «официальные лица», поскольку работает в департаменте по проведению соревнований…

— Я не буду комментировать, потому что у меня нет сейчас перед глазами кодекса.

— Почему на заседании по «делу Веремко» отсутствовали председатель КДК Андрей Авдеев и Андрей Шалимо?

— А зачем им присутствовать, если для того, чтобы принимать решение, нужно три человека? Собраться тяжело сразу всем.

— На мой взгляд, это не рядовой повод. Ведь решается судьба золотых медалей и то, кто будет представлять страну в Лиге чемпионов. Наверное, по такому случаю можно собрать и больше членов КДК. Хотя бы для того, чтобы подстраховаться на тот случай, если возникнут сомнения по поводу легитимности некоторых членов КДК, того же Толкачева…

— Да, резонанс вызвало это решение. Но, по-моему, рядовое дело. Как говорят, не знаешь, как поступить, — поступай по закону. Прочитали нормы — и приняли решение. Это другое дело — медали и последствия. Мы рассматривали ситуацию, с которой к нам обратились. И высказали свою позицию в решении.

— У кого из членов КДК, выносивших решение (Виктор Гончар, Юрий Толкачев, Алексей Нерушкин) имеется высшее юридическое образование?

— Отвечу точно — у меня есть. Не знаю про Толкачева и про Нерушкина. Знаю, что Алексей Емельянович — специалист в области футбола, причем уважаемый. Знаю, что он хороший специалист. Но о его образовании, к сожалению, не знаю.

— Допускаете ли вы версию того, что Веремко вообще не появлялся в БПС-Сбербанке 22 сентября? И будет ли проверяться эта версия?

— Да уточняли мы эту ситуацию… Понимаете, чтобы убедиться на 100 процентов, нужна была информация. Наверняка там в банке стоят камеры. 15 дней или сколько там информация хранится… Если человек говорил, что был, какое основание не верить? А вообще наша позиция указана в решении, там все смотивировано. Что мне еще комментировать?

— Но мотивировка решения КДК вызвала столько вопросов… Возможно, позиция была изложена не совсем понятно? Или вам так не кажется?

— На то есть порядок обжалования. Я сказал то, что мог вам сказать, и то, что знал.

-99%
-20%
-50%
-25%
-10%
-90%
-30%
-52%
-30%
-31%
0070091