• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • ЧЕ по фигурному катанию
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Владимир Пирог,

Спортивный директор БАТЭ Виталий Родионов. Администратор команды Василий Вискушенко. Главный тренер московского ЦСКА Виктор Гончаренко. Вереница звонков на телефон Андрея Капского, с которым мы общаемся в период праздников, идет с десятиминутной частотой. И это вовсе не поздравления с Новым годом — часть плотного рабочего процесса. Сын Анатолия Анатольевича с головой был погружен в дела «желто-синих» еще поздней осенью, но де-факто превратилось в де-юре с января. Теперь он официально стал главой борисовского клуба — и согласился на большой откровенный разговор, который опубликован на сайте ФК БАТЭ.

Фото: fcbate.by
Фото: fcbate.by

— Роль председателя правления ФК БАТЭ, тем более в 27-летнем возрасте, — огромная ответственность. Не возникало ли сомнений?

— По большому счету, у меня и выбора-то не было. Незадолго до смерти папа собрал нас в тесном кругу — с генеральным директором ФК БАТЭ Михаилом Деменцевичем, заместителем председателя правления Александром Захарченко, партнером клуба Сергеем Шарковским — и разложил все по полочкам. Конечно, мы что-то корректируем, но движемся в заданном им направлении. А обстоятельный разговор с отцом о будущем клуба у меня состоялся еще в июле. Получается, он все предвидел…

— Волнуетесь?

— Жизнь любого футбольного клуба — постоянное волнение. Ничего удивительного, что такое чувство есть у меня и сейчас.

— Чью поддержку ощущаете непосредственно в рабочем процессе?

— Если брать менеджмент, то вся наша команда остается, а это говорит о многом. Все они ценные для меня люди, каждому из которых БАТЭ небезразличен. Хочу идти с ними одной дорогой как можно дольше — равно как и с теми, кто вне структуры клуба, но близок отцу по духу. Главное, что чувствую искреннюю поддержку без ненужных заигрываний. Мне хочется слышать только правду — и ничего, кроме правды. А подножек не ощущаю вообще.

— Какими стали ваши первые шаги? Вы собирали команду, озвучивали ей свои требования?

— В спортивной составляющей это дело главного тренера, ведь он и должен подводить футболистов к выполнению задач. Но, естественно, общался с костяком коллектива — опытными ребятами, которые могли что-то посоветовать и подсказать. Обсудили проблемные вопросы, сгладили острые углы — получился довольно затяжной разговор, оставивший приятный след внутри.

— С кем беседовали?

— Пусть это останется нашей маленькой тайной. Но те, кто хоть немного понимает кухню БАТЭ, догадаются.

— А что за острые углы?

— Они касались технических условий для команды, которые надо улучшать.

— О менеджменте БАТЭ вы сказали. Возможны ли изменения в тренерском штабе?

— Да. Планируются минимальные вкрапления в основу — в нашем насыщенном тренировочном процессе Алексею Анатольевичу Баге и его помощникам уже не хватает рук. Еще хочу попробовать сделать изменения в дубле и детском футболе: эту цепочку нужно теснее увязать с главной командой. Рассматриваем вариант приглашения на должность главного тренера дубля Кирилла Альшевского. Он получил неоценимый опыт на посту технического директора БФФ и тренера сборных младших возрастов. А в связи с кадровыми перестановками в техцентре сейчас он будет эффективнее для нас, чем там. У Кирилла Петровича серьезная мотивация — как у всех людей, что были небезразличны Анатолию Анатольевичу и БАТЭ. Соответственно, с собой Альшевский пригласит некоторых других специалистов. Опять же он в некоторой мере стал и менеджером. Думаю, сможет не только сделать упор на учебно-тренировочный процесс, но и посодействует в вопросах общей организации — и создания условий для молодежи.

— Прежний тренер дублеров Чумаченко уйдет?

— Ведем переговоры с Игорем Гавриловичем: не хочется терять такого специалиста. Уверен, найдем компромиссный вариант.

— Кого все-таки намерены добавить в штаб основы?

— Со временем объявим фамилию. Пока скажу лишь, что это воспитанник школы БАТЭ.

— Полностью ли довольны Алексеем Багой?

— А как иначе, если он собрал сливки в части результатов? Надеюсь, в новом году успехов у него и БАТЭ будет еще больше. Когда не стало отца, Алексей Анатольевич тоже испытал сильный стресс. В тяжелой ситуации он проявил себя Мужчиной и Тренером — оба слова с большой буквы.

— Володько, Милунович, Поляков, Сигневич, Гордейчук: болельщики команды нервничают по поводу расставаний со многими видными игроками…

— Приличная доля названных вами уходов прогнозировалась с конца лета. Все эти футболисты достигли в БАТЭ этапа, когда стоило что-то поменять. Тем паче у ребят появились хорошие варианты продолжения карьеры, и мы были не вправе их удерживать. К тому же у нас есть игроки, которым, к сожалению, долго докучали травмы — те же Василевич и Симович. Сейчас они готовы помогать всецело, плюс взяли Дубайича и Милича. Сделаем еще несколько вкраплений, и обойма сформируется. А дальше посмотрим по ходу сезона: если где-то вдруг возникнут бреши — возможно, будем закрывать их за счет новых приглашений.

— Однако в череде потерь скептики склонны видеть то, что БАТЭ разбегается — и уже не будет прежним.

— Знаете, в ответ на это один болельщик привел статистику: за последние лет пять ситуация у нас всегда была практически аналогичной. Считаю, не стоит бить тревогу. И вообще, чтобы жизнь двигалась, нужно не стоять на месте. Колесо должно крутиться, и в этом процессе изменения попросту неизбежны: добавляем свежую кровь, которая тоже поможет идти к новым свершениям.

— Иванич действительно хотел перебраться в «Црвену Звезду»?

— С Мирко у тренера и у нас прекрасные отношения. То, как он провел последние матчи сезона, — во многом плоды большого труда Баги. Даже с замечательным материалом нужно уметь тонко работать и правильно его готовить. Алексей Анатольевич подобрал ключики к Иваничу, и у них полное взаимопонимание. В БАТЭ у него случались разные периоды — порой где-то и терялся на поле. Однако непреложно одно: только его присутствие в составе успокаивало команду и помогало добиваться результата. Все наши последние достижения во многом завязаны на этом футболисте. Перед уходом в отпуск все мысли Мирко были лишь о БАТЭ: вопрос стоит не о смене прописки, а об очередном продлении контракта. Понятно, агенты беспокоятся и думают в период межсезонья нарваться на легкую наживу. Но за своих игроков мы боремся до конца — если, конечно, интерес взаимный.

Фото: Александр Какшинский, БАТЭ
Фото: Александр Какшинский, БАТЭ

— Каковы ваши отношения с агентами?

— Ровные. У всех своя работа. У одних она честная, у других не очень. Но даже среди агентов есть порядочные, толковые и надежные люди.

— Больше основную обойму БАТЭ не покинет никто?

— Ведем переговоры с Александром Палычем — Глеб в раздумье. Но никто не возражает, чтобы он сыграл исторический матч в Лондоне с «Арсеналом». А потом ему надо определяться: чувствует силы провести полноценный сезон — либо видит продолжение карьеры и дальнейшего уклада жизни в ином ключе. Не торопим Александра и ни на чем не настаиваем. Это должно быть чисто его решение — взвешенное и обдуманное. Что касается остальных ребят, то пока по ним нет фантастических предложений, за которые стоило бы цепляться.

— Главный человек, который в БАТЭ теперь занимается трансферами?

— Важная фигура в этих вопросах — Виталий Родионов. Но понятно, что последнее слово в части принятия решений и ответственности за них лежит на мне. Особенно по финансовым условиям. По игровым качествам — конечно, прерогатива главного тренера. К конкретным выводам приходим сообща. Плюс есть люди, которые давно работают в клубе — они тоже могут высказать мнение по трансферам.

— Насколько знаю, раньше ни один переход не осуществлялся без согласия на то Захарченко. Все так и продолжается?

— Разные возникали ситуации. В любом случае последним было слово отца. А с Александром Викторовичем постоянно на связи — обсуждаем и эти вопросы. Но, повторюсь, все понимают, что ответственность остается за мной. Всякий трансфер предполагает доход или инвестицию — значит, увязывается с финансовой стабильностью клуба. Соответственно, в случае неудачи отвечать здесь должен я.

— Насчет Милича сербские СМИ говорили то о 300 тысячах евро, то о 150…

— Считаю, мы сработали эффективно: он обошелся дешевле сумм, которые пытались озвучивать на просторах интернета.

— Чем хорош Милич? И насколько пристально вы сами изучаете потенциальных новичков?

— Внимательно анализирую всевозможные статистические выкладки, смотрю видеоматериалы. А с точки зрения игроцких качеств и отношения к делу вопрос по Миличу даже не поднимали. Это состоявшийся футболист, который прекрасно осознает, куда попал и что от него требуется. Думаю, с учетом тренерской руки Баги, с которым мы на связи буквально каждый день, Неманья принесет много пользы. У него огромная мотивация проявить себя в БАТЭ.

— Тем не менее покупка игрока из стана лидера сербского футбола предполагает немаленькую сумму. Как вам без подобного опыта было и торговаться, и ворочать ею?

— Обсуждал с отцом подобные вопросы при его работе во «вторую смену», которая обычно переносилась домой, потому для меня все не стало сюрпризом или шоком. Понимал, какие затраты клуб ежегодно несет на трансферы — пока действуем в рамках этой суммы. Естественно, сходить с ума не хочется — хочется максимальной эффективности.

— Возможности Дубайича мы знаем. А во сколько он вам обошелся?

— Все в курсе, что Боян пришел в БАТЭ свободным агентом. И условия его контракта для нас довольно комфортные, и приятно иметь в обойме такого игрока — опять же мотивированного по всем статьям.

— В финансовой части «Городее» что-то полагалось?

— Разговор о Дубайиче мы вели давно. Но предложение, озвученное клубом еще до меня, городейцы не приняли. Соответственно, они знали, на что шли. Впрочем, своими голами Боян сполна компенсировал затраты, понесенные на него «Городеей».

— Каких еще трансферов ждать в ближайшее время?

— Дальше уже как сложится. Могут быть и громкие имена, и новые открытия, поэтому бежать впереди паровоза не стоит. Очень большой перечень кандидатов, равно как и много желающих перейти в БАТЭ. Но сильно раздувать состав не надо: в клубе есть талантливая молодежь, которая со временем должна получить практику в основной обойме.

— Пока к вам пришли только легионеры, но лишь ими не укомплектуешься. Белорусы будут?

— Продолжаем работать в том числе по ним. Понятно, есть лимит на легионеров, хотя БАТЭ без того никогда не делал сильную ставку на этот вектор. Но, думаю, сербов в зимнем трансферном окне у нас больше не появится. Они замечательные ребята, с ними у клуба всегда хорошо складывалось. Однако их уже шесть, и этого достаточно.

— Легионерский лимит в чемпионате необходим?

— Нужно развивать своих игроков и сборные. Хороших футболистов у нас хватает. Однако чуть ли не единственный шанс для них перейти в чемпионат гораздо выше уровнем — это когда не только проявляешь себя в клубе, но также в матчах национальной команды или «молодежке». В условиях Евросоюза наш паспорт не дает возможности стать в равные конкурентные условия со многими другими иностранцами. Поэтому надо максимально использовать возможности развивать ребят самим. Хотя попутно замечу, что с каждым годом по тем же молодым и в Беларуси работать все сложнее. Ставки растут, причем часто становятся какими-то нездоровыми…

— Видите ли проблему в том, что БАТЭ стареет в части тех же игроделов — Стасевича, Драгуна?

— У них золотой период карьеры. Это высококлассные, опытные исполнители «под задачу», которые с ней справляются. Опять же надо расставлять приоритеты. Конечно, хочется иметь молодой состав. Но у нас нет игроков из школ «Барселоны» или «Аякса». А сразу бросать своих в пекло Лиги чемпионов или Лиги Европы… Там они просто потеряются. И, повторюсь, нужно выбирать: побеждать в еврокубках или выигрывать на трансферах. Так вот, основной заработок БАТЭ — это успешные выступления на международной арене. Но и по молодежному вектору не стоим на месте: неспроста затеваем определенные реформы в детско-юношеском футболе.

— Интересно, как психологически вы воспринимаете игроков, которые взрослее вас, — подчиненными или старшими товарищами?

— Второе. А возраст… У ребят нет абсолютно никаких «болезней» насчет того, что я такой молодой. Живем общими интересами — и это главное.

— Говоря футбольным языком, в вашей должности порой надо и жестко «пихать». Но мне сложно представить, как будете делать это в отношении тех же Стасевича, Драгуна, Глеба…

— Игрокам, способным решать большие задачи, «пихать» не надо. Они сами все прекрасно понимают. Поэтому здесь тоже не вижу проблем.

— Вы давно вхожи в раздевалку?

— Да. Хотя регулярно начал посещать ее, конечно, недавно. А раньше эпизодически. Но там я не чужой человек, никого не смущаю — и со всеми хорошо знаком.

— А с коллегами из других клубов?

— Пересекался со многими — на встречах вместе с отцом, на матчах… Ясно, что в этом футбольном кругу у меня нет друзей, с которыми постоянно общаюсь. Но на каких-то мероприятиях мы пожимали друг другу руки и разговаривали.

— Что думаете о конкурентах БАТЭ — «Шахтере», минском и брестском «Динамо»?

— Там тоже кто-то приходит, кто-то уходит. Посмотрим, как сложится предсезонка для всех фаворитов чемпионата. А поле нас рассудит.

— За «делом Савицкого» нельзя не следить даже поневоле. Ваше отношение к нему?

— История подогревает интерес СМИ к белорусскому футболу и дает им информационные поводы. Глава брестского клуба Александр Николаевич Зайцев чувствует какую-то несправедливость в этих перипетиях, «Неман» так не считает… Хочется, чтобы до открытия зимнего трансферного окна 11 января все улеглось — и мы больше жили футбольными, а не околофутбольными новостями.

— БАТЭ может не хватить административного ресурса? Анатолий Капский как никто мог и умел продавливать свои интересы…

— Еще раз говорю: у нас слаженный коллектив, с вектором развития, заложенным Анатолием Анатольевичем. И он себя не исчерпал: пока громких перемен в части клубной стратегии не предвидится. А вообще, считаю, неправильно кивать на внешние факторы, если у тебя что-то не получается. В любом случае побеждает сильнейший — и БАТЭ должен им остаться.

— Многие неправильно восприняли ваше высказывание по поводу планов увязать бренд БАТЭ с именем отца — и принялись фантазировать насчет смены названия клуба. Поясните, что имелось в виду?

— Название клуба и его бренд — разные понятия, которые не все, к сожалению, способны разделить. О переименовании БАТЭ речь не шла. А надпись «КАА с нами» будет присутствовать и дальше. О книге, инициатором которой выступил Виктор Гончаренко, уже говорилось. Может, кому-то не понравилось, но нанесли изображение Анатолия Анатольевича на клубные карты. Хотим, чтобы его незримое присутствие чувствовали те, кому небезразличен БАТЭ. Вот так и намерены делать постепенные вкрапления. Мы просто должны его помнить — как теми же аплодисментами на 53-й минуте.

Фото: Александр Какшинский, БАТЭ
Фото: Александр Какшинский, БАТЭ

— Копировать Анатолия Капского бесполезно — полагаю, это не получится даже у сына. Каким будет ваш стиль руководства?

— В первую очередь мне предстоит еще очень многому научиться и многое постичь: все же на внутреннюю футбольную кухню раньше смотрел со стороны. А по мере обретения опыта будут меняться и стиль управления, и подходы. Понятно, есть непосредственный пример человека, который меня воспитывал и старался закладывать жизненные принципы. Весь этот футбольный мир я воспринимал через призму взгляда отца и пока что не вижу другого эффективного способа управления. Вообще же думаю так: если делать все правильно, оставаться порядочным и последовательным — результат придет. Экстраординарных решений в части управления клубом принимать не станем. Что касается планов по развитию, то идей и предложений много, но их нужно воспринимать на холодную голову. Сейчас на меня свалился очень большой объем другой, неотложной, работы.

— Есть ли у вас планы по детскому футболу непосредственно в Борисове? Исходя из условий местной ДЮСШ тот же Стасевич появился здесь не благодаря, а вопреки…

— Да, хотелось бы улучшить и работу детско-юношеской школы — и перетащить в город весь этот процесс из столицы. Планы есть, но реализовать все их исключительно самим не получится: нужна будет помощь государства, хотя она и сейчас неоценима. Обратились в федерацию — надеемся, некоторые наши идеи поддержат. Определенные проекты развития футбола в Беларуси в первую очередь направлены на крупные города — например, строительство манежей в областных центрах. Плюс нам не хватает своего комплекса полей, в том числе с искусственным покрытием. Вынуждены тренироваться в Минске, а это аренда… В общем, определенные звоночки в означенном направлении есть.

— БАТЭ прилично зарабатывает в еврокубках — даже не по белорусским меркам. Нельзя ли было пустить часть этих средств на тот же комплекс полей?
— Вопрос никогда не снимался, и отец планировал сделать клубную академию недалеко от Кургана Славы. Но, к сожалению, по объективным причинам проект не состоялся. А сейчас мне хочется реализовать его в Борисове. Рассматриваем различные варианты, в том числе с привлечением только своего капитала. Впрочем, это несет определенные риски, поэтому ищем заинтересованных партнеров. А на государство надеемся в части отвода земли. Нужен ведь не просто комплекс полей — нужна детская академия.

— Вспомните первое яркое впечатление от футбола в вашей жизни?

— Приезд «Милана» к БАТЭ в 2001 году. Пусть это было не в Борисове, а еще на старом «Динамо», впечатлило все — вплоть до антуража. А возьмите тогдашний состав миланцев: Мальдини, Шевченко, Пирло, Альбертини, Гаттузо… Что ни имя — звезда! До сих пор храню майку Андрея Шевченко, которая подогревает те яркие воспоминания.

— По профессии вы экономист, работавший на заводе БАТЭ начальником управления продаж. Теперь будете председателем правления ФК — и только?

— Дела клуба занимают фактически сто процентов времени: естественно, это мой основной фронт занятости. Но все равно на связи с ребятами с завода — и там остались вопросы, которые периодически требуют участия. Хотя есть и другие наметки на будущее — скажем так, идеи, которые реализовываю в частном порядке.

— Насколько регулярно приезжаете в Борисов?

— Чаще чем через день — для меня это родной и теплый город.

— Где находится ваш кабинет?

— В нашем центральном офисе в Борисове. Но у клуба есть и дополнительный — в Минске. Работаю там, где возникают более неотложные дела.

— Энтузиазма у вас много. А если у БАТЭ что-то пойдет не так?
— Любые трудности закаляют. Зачастую они вообще как лакмусовая бумажка: выживают сильнейшие. Конечно, хочется, чтобы моя дорога с БАТЭ была гладкой. Но прекрасно понимаю: на пути встретятся и горы, и пропасти. Однако пока, полагаю, все делаем правильно. У нас большой потенциал, у главного тренера огромная мотивация перед первым полноценным сезоном. А для меня это год, в котором предстоит самостоятельно принимать и приятные, и неприятные решения. Общая же задача — не дать отцу усомниться в тех, кого он оставил в клубе после себя.

— Когда команда высоко поднимает планку, в случае ошибок и неудач неизбежен шквал критики. Готовы к ней?

— Не только готов, но и благодарен: во многом из-за этой критики мы не останавливаемся, а идем вперед.

-30%
-20%
-10%
-20%
-25%
-34%
-30%
-15%
-28%
-20%
0062601