Детский футбольный тренер школы Мурашко и отец пятерых детей Ренат Шулунов был задержан 12 августа, когда возвращался домой с тренировки. Он провел две ночи на Окрестина и после освобождения рассказал Tribuna.com о том, что происходило в ИВС и хочет ли гражданин РФ после случившегося покинуть Беларусь.

Фото: pressball.by
Фото: pressball.by

Сотрудники ОМОНа задержали Рената Шулунова в парке «Уручье», когда он шел от метро в направлении дома.

— Там стояли автозаки, и люди в гражданском, в масках, отдали приказ брать всех. И тут все началось, нас задержали. Посадили в обычный желтый автобус и повезли, как я понял, в РУВД Первомайского района. Пока ехали, получил пару ударов в грудь, по голове и ногам. В РУВД нас завели в спортзал, положили во всем знакомую позу — на колени, руки за спину. В одном автобусе со мной в тот спортзал привезли еще 18 человек, а всего, когда наутро нас увозили на Окрестина, нас было около 30 человек.

38-летний футбольный тренер рассказал также об избиениях задержанных сотрудниками ОМОНа.

— Из-за удара было трудно дышать, и я повернул голову в сторону, чтобы сделать глоток воздуха. Рядом был омоновец, он разбежался и ударил меня в живот. Меня развернуло, я упал на спину, и омоновец начал кричать на меня — ну что, проголосовал за Тихановскую? Ответил ему, что я гражданин Российской Федерации и вообще не мог голосовать. Омоновец сказал, чтобы я заткнулся и занял прежнюю позицию.

В ИВС Шулунов находился в четырехместной камере, куда поместили 22 человека.

— Там стояли две двухъярусные кровати. Мест не хватало, и я сначала лег спать под кровать, но не хватало воздуха, возможно, сказывались последствия ударов. Тогда поменялся местами с одним парнем и лег под стол, там дышалось чуть лучше. Поспал полтора часа, больше не получилось — сами понимаете, условия не курортные.

Фото: пользователь TUT.BY Кристина
Фото: пользователь TUT.BY Кристина

— Некоторые ребята сидели в той камере уже пять суток, но кормили их всего пару раз. Один раз им принесли кашу, которую было невозможно есть, а другой раз дали буханку хлеба на всех. Утром 14 августа, как я понимаю, стали приезжать консулы, и нам принесли чай, хлеб и кашу. Но, если честно, когда у тебя кружится голова и все болит, особо есть не хочется.

По словам Рената Шулунова, ему сказали: «Если хочешь поехать домой, а не в Жодино на 15 суток, соглашайся с тем, что будут говорить на суде».

— Когда начался суд, я попросил ознакомить меня с содержанием моего протокола. Ответили, что в протоколе написано: признаю, что участвовал в протестных акциях. Сказал на суде — это не тот протокол, который я заполнял в РУВД, но я вынужден с ним согласиться. Думаю, судья понял, что я на самом деле с протоколом не согласен.

В итоге судья написал на протоколе: «За малозначительностью правонарушения дело прекратить». Потом узнал, что мне очень повезло, потому что мне даже не дали штраф, в отличие от всех остальных. Насколько знаю, когда я попал на Окрестина, пошла отмашка в российское консульство, что я там нахожусь. Возможно, и поэтому ко мне было более лояльное отношение.

Фото: Андрей Давидовский
Фото: Андрей Давидовский

Шулунов подчеркивает, что после освобождения не испытывает агрессии или жажды мести. И как верующий человек уверен, что все те люди получат свое наказание.

— Когда волонтер вез меня домой, я увидел людей, которые, несмотря на все происходящее, находят в себе смелость выходить [на акции солидарности]. Точно знаю, что это не проплаченные люди, они выходят по велению сердца. Тогда еще больше влюбился в народ Беларуси, хотя всегда уважал белорусов и не поехал бы в страну, которую не люблю.

После пережитого мое отношение к стране нисколько не поменялось, потому что страна — это в первую очередь люди, которые в ней живут. Больше скажу, у меня нет ненависти к какому-то политическому режиму. Как говорится, лес рубят — щепки летят, и я оказался в такой ситуации. Очень сильно беспокоюсь за тех людей, которые еще задержаны и переживают или уже пережили весь тот ужас.

-80%
-20%
-20%
-20%
-33%
-10%
-40%
-10%
-25%
-50%