Призер Олимпийских игр, тренер сборной Беларуси, председатель Белорусской ассоциации школьного спорта фристайлист Дмитрий Дащинский дал большое интервью «Трибуне», в котором он рассказал о призывах Минспорта «не влезать в политику», обличил российские СМИ в попытке разделения белорусов и поддержал стремление к переменам.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Как вы относитесь к тому, что происходит в Беларуси после выборов?

— Я категорически против насилия, которое было применено к людям.

— Как думаете, будут ли проведены какие-то расследования в отношении силовиков?

— Я очень надеюсь. Пока что-то не видно. Хотя вроде как говорят, что там чуть ли не заведены дела, но пока конкретной информации нет. Я думаю, что людей этот вопрос и волнует особенно. Чем дольше это затягивается, тем большее недовольство вызывает. Я не знаю, почему нет продвижения в этом вопросе.

— Что скажете о недавних жестких задержаниях, например студентов 1 сентября (разговор состоялся до событий 6 сентября. — Прим. ред.)?

— Понятно, что всегда можно приписать какие-то там несанкционированные митинги, которые заранее надо где-то там оговаривать, запрашивать и в определенных местах проводить. Но люди ничего не нарушали вроде бы: лично не видел, но по видео, которые попадались, — шли и шли. Почему-то начинают ставить им препятствия, а потом говорят, что они что-то нарушили. Честно говоря, сложно понять, почему так делается.

— Фристайл оказался одним из самых протестных видов спорта. Романовская говорила, что были урезания стипендий. Что происходит сейчас в сборной? Есть какой-нибудь диалог с Министерством спорта?

— Пытаются. И к нам приезжал замминистра, и мы там были. Замминистра был уже после этих всех высказываний, не так давно. Накануне выборов и министр приезжал. Насчет диалога — не знаю, сложно сказать, можно ли это назвать диалогом.

— А как это все происходило?

— Они пытаются нам объяснить, что спортсмены не должны влезать в политику. Но в политику никто не влезает. Это такие вещи, которые касаются практически всех. У меня лично не было знакомых, которые были задержаны и пострадали, но у человек пяти в команде, из федерации людей, у тренеров пострадали родственники, дети, соседи, люди, с которыми общаются. То есть понятно, что это заденет, зацепит каждого. В принципе, это и вызвало возмущение. Выборы были толчком для людей, чтобы выйти.

Да, Александра [Романовская] уже до выборов высказывалась. Но для всей команды то, что произошло после выборов, было, мягко говоря, шоком. Поэтому и начали. Николай Иванович [Козеко] высказался, потому что кто-то из родственников его жены пострадал. Причем где-то вдалеке от протестов ходил, чуть ли не в магазин — и то попал. И побили хорошо. Естественно, это вызвало бурную реакцию.

А нам потом пытались говорить, что не надо лезть в политические вопросы, что спорт должен быть нейтральным. Но каждый не от лица спорта, не от лица команды свое мнение выражал. При чем тут спорт, если это личное мнение человека?

— В команде нет сейчас какого-либо разделения?

— Нет, у нас наоборот как-то. Все категорически против, по крайней мере, того, что произошло после выборов. Все считают, что это как-то должно быть расследовано, должны быть сделаны какие-то выводы и наказания понесены. Слышал, что в других командах есть разногласия — прямо такие серьезные, но у нас все хорошо, у нас команда сплоченная. В принципе коллектив такой дружный. У нас всего человек 20 работников — команда небольшая.

— Легкоатлетка Эльвира Герман допускает возможность выступать за другую страну. Футболист Илья Шкурин отказался играть за сборную, пока у власти Лукашенко. Как вы к такому относитесь?

— Это личное мнение каждого. Если брать людей у нас в команде, то та же Александра [Романовская] всегда чувствительно и эмоционально ко всему относится. Она с позицией подходит к этому. А есть ребята, которые, понятно, возмущены этими побоями, задержаниями, но в целом к политике нейтрально относятся. Я могу понять и тех, и других.

Наверное, Эльвира имела в виду какое-то возможное давление на нее со стороны. Тут тоже можно понять. Она еще молодая спортсменка, с амбициями, всю жизнь отдала спортивной карьере, много чего лишилась из-за этого. Если на нее начнут давить, то понятно, что ей нужно какой-то выбор делать. Тут как бы выходов нет.

Но я пока не слышал, чтобы прямо сильно на кого-то, особенно на топовых спортсменов, давление оказывалось. Надеюсь, что этого не произойдет. Все-таки, я думаю, стране нужны и такие люди тоже.

— Сможет ли Беларусь выйти мирно из сложившейся ситуации?

— Надеюсь, что да, потому что у нас люди никогда не были агрессивными. То, что сейчас пытаются разогреть, наподобие Украины разделить внутри страны людей на прозападных и на пророссийских… У нас никогда такого не было. Я в своем окружении такого точно не встречал.

— А кто нас пытается разделить?

— СМИ. Особенно эти российские каналы, как Russia Today, пророссийские. Что у них про Украину было, что сейчас смотришь — по той же схеме по нам работают: мол, это там с Запада, из Украины люди чуть ли не готовят у нас боевые действия. Для чего у нас спецслужбы тогда, которые должны это предотвращать? Я очень надеюсь, что до серьезного конфликта не дойдет. Что все-таки начнется какой-то диалог, которого и не хватает.

Наверное, не было раньше мнений таких разных, всегда как-то по накатанной шло и шло. А сейчас уже явно нужно искать возможность разговаривать и находить какие-то общие точки соприкосновения. По-другому никак. Либо это на самом деле превратится в бойню. Но, надеюсь, не будет этого.

— Вы сами ходите на акции протеста?

— Честно, не ходил пока. Как-то дети, школа — не было возможности. Хотя когда смотришь, то впечатляет.

— Допускаете, что можете пойти?

— Мне интересно. Нас, опять же, пытаются убедить, что там одни подростки, которые не имеют права голоса, какие-то неадекватные… Мне даже интересно посмотреть, какие реально там люди ходят, чтобы потом был аргумент в разговоре, что если вы там не были, то не надо нам рассказывать, что там какие-то неадекватные люди ходят или дети, не имеющие права голоса. У меня ходили знакомые, они говорили, что все там в порядке.

— Ходили и спортсмены. Видели баннер «Спортсмены с народом»?

— Видел. Да, там люди целыми группами ходят. Я видел, что там и противодействуют каким-то провокациям, стараются вычислять, если что-то нехорошее пытаются сделать. Ничего плохого пока не видел.

— Вы бы хотели каких-то изменений?

— Однозначно. Что-то должно меняться. Плюс после того, что произошло после выборов… Это выглядело как попытка быстро усмирить. Наверное, много уже людей созрели к тому, что нам нужно что-то менять. Я думаю, что изменения, в принципе, всегда нужны. Даже когда все хорошо, должно что-то происходить, и я думаю, что такие потрясения на пользу идут. Они дают возможность пересмотреть какие-то плюсы и минусы системы.

Даже если спорт брать: ты бываешь на высоте, но какие-то сильные падения дают возможность, если ты правильно к этому относишься, все проанализировать и пойти в нужном направлении. Я надеюсь, что в стране получится так же.

-10%
-40%
-15%
-50%
-20%
-14%
-6%
-10%