Юрий Михалевич,

В эфире TUT.BY-ТВ, в приложении к программе "Спорт-Онлайн" "Вне игры", главный тренер сборной страны по фристайлу Николай Козеко подвел итоги выступления команды в постолимпийском сезоне, рассказал о "домашнем" этапе Кубка мира, припомнил Сливцам смену гражданства, а также поведал, что мог и не стать тренером по фристайлу.



Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

"Белорусы понимают фристайл"

Николай Иванович, программа наша называется "Вне игры". Фристайл к игровым видам спорта не относится. Тем не менее как думаете, можно ли фристайл в какой-то степени назвать игрой?

Думаю, да. Дети по-любому воспринимают занятие фристайлом как игру. На снегу, на батуте, на акробатической дорожке. Спорт – изначально игра, именно так из детей вырастают профессиональные спортсмены.

Сейчас самая обсуждаемая тема во фристайле – 19 февраля: белорусские Раубичи, 7-й заключительный этап Кубка мира. Интересно услышать мнение наставника нашей сборной: какими были эти соревнования?

Для меня лично проведение соревнований подобного уровня "дома" стало волнительным событием. Впервые фристайл в натуральном виде был представлен широкой белорусской публике. Многие могли увидеть воочию, что такое фристайл – а это лыжная акробатика. Да, было прохладно, но люди пришли. Меня порадовал тот факт, что это были понимающие фристайл люди, умеющие болеть за своих. После соревнований они встречали спортсменов, специально ждали их, чтобы взять автограф!

Николай Иванович, говорите, что пришли люди, которые понимают, что такое фристайл. А что такое фристайл?

Это акробатика. Акробатика на лыжах, красота полета, свобода безопорного перемещения в воздухе. Риск, где-то даже на грани авантюры. В Раубичах белорусы воочию увидели, что такое прыгать без парашюта с высоты 15 метров и еще крутить всякие кульбиты.

Много говорили, много писали о том уникальном склоне, который накануне Кубка возвели в Раубичах. Скажите, это какая-то демонтированная конструкция, или то, что мы имеем – имеем на постоянной основе?

Нет, это спрофилированный склон на земле. Если проще сказать, склон немножко досыпан, кое-где изменен угол. Он вписался в "интерьер" Раубичей, очень так уютно. И наверху сделана небольшая увеличивающая разгон эстакада. Склон этот реконструирован. И, кстати, из-за этой реконструкции, которая немножко затянулась, и были большие опасения, успеем ли мы подготовить к Кубку мира все это в должном виде? Но, как показала практика, хоть и с большими усилиями, но успели сделали все это.

"Не смогли экипировать команду, и Дащинский стал жертвой этого нашего упущения"

Седьмым этапом завершился сезон. Скажите, а чем сейчас занимается команда?

Мы продолжаем тренировки в Раубичах. Хоть Кубок мира и завершен, еще продолжаются европейские старты, в которых принимают участие в основном юниоры. Возрастные спортсмены также продолжают тренировки, готовятся к дальнейшим стартам.

Подведите, пожалуйста, итоги постолимпийского сезона. Каким он был для нашей команды?

Правильно заметили – "постолимпийского". Знаете, лидеры олимпийского прошлого цикла обычно в такой сезон уходят в тень, восстанавливаются, готовят себя для дальнейших стартов. Многие спортсмены из мировой элиты фристайла закончили с профессиональным спортом. Леша Гришин на этот раз взял тайм-аут, Дима Дащинский хотел поучаствовать в чемпионате мира, но непредвиденная травма выбила его из колеи: ему пришлось закончить сезон досрочно. Антон Кушнир не в экстремальном, таком фанатичном режиме готовился к этому сезону. В процессе где-то наверстал упущенное, вышел на уровень своей олимпийской готовности, показывал великолепные прыжки и победил на трех этапах Кубка.

Упомянули о Дмитрии Дащинском. Он получил травму ахилла. Знаю, связываете причину травмирования с экипировкой. Что с ней было не так?

Ну, во-первых, в этом году мы не смогли экипировать команду предсезонно полностью. Пришлось выступать на прошлогоднем инвентаре, а он, как вы сами понимаете, уже износился, функционально был уже не тот. Если вы знакомы с горнолыжной экипировкой, то сам горнолыжный ботинок практически исключает травму где-то в районе голеностопа и ахиллова сухожилия, так как он полностью фиксирован. И вот именно эта расхлябанность ботинка во многом – не во всем, но во многом – сказалась на травме Димы Дащинского. Нельзя недооценить качество приобретаемого командой инвентаря. Здесь мы очень тщательно подходим. А в этом сезоне получилось так, что не смогли, затянулось у нас заключение контрактов с фирмами и т.д., и т.п. Упущение большое было и относительной жертвой, можно так сказать, стал Дима.

Николай Иванович, когда команда уходит в отпуск, когда возвращается из него для того, чтобы готовиться к новым испытаниям?

19 марта уходим в отпуск. В первой декаде апреля отпуск заканчивается, и мы приступаем уже к новому циклу подготовки.

"Думаю, Цупер закончит карьеру"

Знаю – май у вас время споров, споров до хрипоты. Скажите, это хоть творческие муки?

Совершенно точно. Именно в этот период мы находим точки соприкосновения, именно те позиции, по которым мы будем продвигаться дальше. Но перед этим, конечно, проходит этап предварительного обсуждения, куда же нам двигаться, что нам делать.

Какие мысли? Куда двигаться белорусской команде сейчас?

Думаю, у нас есть возможность заполнить образовавшийся вакуум в женской части программы. Многие сильные, опытные спортсменки мирового уровня закончили выступления. Кстати, думаю, Алла Цупер тоже закончит в этом сезоне карьеру. Другие спортсменки, такие как олимпийская чемпионка Лидия Ласси, австралийка, взяли на год тайм-аут. Так что сейчас в женской части можно легко ворваться в элиту. Но это понимают и американцы, и канадцы – да все это видят. Кто сможет? Сможем мы найти, заполнить эту нишу и в ней потом двигаться к Олимпиаде – здорово.

К новому сезону, думаю, начнут готовиться вовсю и Дима Дащинский, и Леша Гришин. Им нужно не спеша восстановиться, дать спокойно, ритмично войти в рабочее русло. Ждать от будущего сезона суперрезультатов не стоит. Но зато уже к предолимпийскому сезону они смогут выйти на новый качественный уровень. Надеюсь на это, по крайней мере. Антон Кушнир, Максим Густик и Денис Осипов, хочется верить, тоже выйдут на новый уровень.

Николай Иванович, насколько легко работать с далеко не мальчиками во фристайле – Димой Дащинским, Алексеем Гришиным? У этих спортсменов наверняка есть свое мнение, свои взгляды…

В нашем деле, как в театре, наверное. Как в том Театре на Таганке, Любимов там и с такими звездами… Точно так же и мы – находим общие интересы, общие точки зрения. Так приходим к общему знаменателю, творим. В конечном итоге получается тот продукт, который радует большинство спортивной аудитории.

Всегда было интересно, в каком русле происходит тренировочный процесс в межсезонье, когда снега нет. Чем команда занимается?

Это самая интересная работа: в зале работаем, занимаемся хореографией. Не знаю, как удастся в следующем году, но в этом мы с нашим хореографом запланировали чуть ли не балет поставить! Танец какой-нибудь хороший как минимум! Работаем на батуте. У нас такие лонжи, резинки, которые выбрасывают метров на 12, крутимся. Очень интересно. Как раз такая относительно безопасная работа очень расширяет возможности человека. Ну и, конечно, водные трамплины. Сейчас в основном используем швейцарский водный трамплин. Перед этим мы пробовали в Америке, в Чехии пробовали. Но пришли к мнению, что швейцарский для нас – самый оптимальный вариант. Именно когда нет снега, закладываем тот фундамент, на котором потом строится программа.

Николай Иванович, часто приходится слышать ваше авторитетное мнение по поводу судейства на соревнованиях. Складывается впечатление, что белорусов судят максимально строго за каждую ошибку. Мнение тренера: почему так происходит?

Касательно олимпийского сезона – просто все трое, четверо – еще и Тимофей Сливец – наших спортсмена были на голову сильнее соперников. Соревноваться очень тяжело было. Да и судьба всех наград решалась только удачей-неудачей наших спортсменов. Если кто-то из ребят оступился – только тогда его можно было победить. Поэтому, конечно, наказывали.

Вторая причина. Нас всегда побаивались, но у нас никогда не было представителя в судейском корпусе высшего дивизиона, нашего представителя из Беларуси. Сейчас подросли уже судьи, уже начинают выходить. Я думаю, они будут вносить свои определенные коррективы. Но это большая работа – работа с судьями: отстаивать свое мнение, где-то доказывать, даже идти на конфликты.

Когда можем рассчитывать на то, что белорусский представитель появится в судейской коллегии?

Они были уже здесь, в Раубичах. Сразу двое! Один из судей, получилось, как бы незапланированно попал в судейский корпус. Канадский коллега не приехал, и поэтому срочно пришлось искать замену. Благо, что у нас был аттестованный судья, и он воспользовался своим шансом.

Можем ли рассчитывать на то, что этап Кубка мира в Раубичах станет традиционным?

Будем работать над этим. Мы хотим, чтобы у нас был такой тур, как Восточно-Европейский - Россия, Беларусь и Украина. Над этим работаем совместно и со странами-соседками. Думаю, у нас все получится.

Насколько это дорогое и оправданное удовольствие – проводить соревнования такого уровня в нашей стране?

Скажу вам так: за рубежом неокупаемых соревнований не проводится. То есть это уже умение наших работников найти и спонсоров, и партнеров соревнований. Большой участок, ответственный участок работы. Не каждый может с этим справиться. Но это для нашего вида спорта, именно для такого, как вы сказали, из года в год приносящего золотые и всякие медали, любого достоинства – это очень полезно, очень необходимо. Ведь когда мы проводим соревнования "дома", приезжают к нам. А это и общение, это и завоевание авторитета – не только выездного. Проведя этап Кубка мира на том уровне, который у нас получился, мы завоевали авторитета намного больше, чем все наши победы вместе взятые. Раньше нас только боялись, а теперь соперники увидели, что мы тоже можем и принимать здорово, и организовывать соревнования. Прощаясь с Кубком мира, участники соревнований говорили, что с очень большим удовольствием приедут еще раз в Беларусь.

"В России Сливцы получили лишь служебную квартиру – одну на двоих"

История со Сливцами – Тимофеем и Ассоль – она, наверное, еще долго будет в числе обсуждаемых. Скажите, а как так случилось, что сильные белорусские спортсмены стали россиянами?

Ну, как вам сказать, в принципе, каждый спортсмен прощелкивает, где ему выгоднее и где лучше. Ассоль была первым номером в нашей команде – первым номером, уверен, станет и в российской. Тимофей на своем счету имеет много призовых мест на этапах Кубка мира. Это тоже маститый спортсмен. Россия, уверен, адекватно оценит успех на Олимпиаде в Сочи в 2014 году. По крайней мере, намного выше, чем у нас оценивается, если чисто в денежном отношении смотреть. Как мы ни уговаривали Сливцов (бытовые условия им брались улучшить, и материальные немножко как бы так приподнять), решение они уже приняли.

В итоге все решили деньги?

Во многом – деньги.

Выходит, что такое понятие, как патриотизм, в спорте высоких достижений не так уж много значат для спортсмена…

Вы же видели выступления Тимофея и Ассоль на Олимпиаде в Ванкувере. То есть сказать, что они не боролись, нельзя, правда? Я не думаю, что они не любят Беларусь. В принципе, они и Россию, наверное, считают своей землей.

Как думаете, что нужно делать нам сейчас, чтобы не ставить спортсменов в такое неловкое положение, когда нужно делать выбор между личным благополучием и преданностью родной земле?

Трудно сказать… Тимофей прекрасно сопоставлял мастерство свое, Димы Дащинского и Антона Кушнира. Он находился постоянно на вторых ролях. И это зная то, что способен на большее. Может, это психологически давило на него во время тренировок. Когда ты видишь, что да, они лучше тебя прыгают, а ты уходишь в тень. Непросто…

Это с одной стороны. А с другой стороны, я думаю, что в спортсмене должен быть определенный стержень – чему же он служит? Ведь у нас в стране спортсмены обеспечены. Пообещать, конечно, можно золотые горы. Точно так же, как сейчас в России пообещали Тимофею и Ассоль золотые горы! Но дальше служебной квартиры – и то одной на двоих – дело не пошло. Но они клюнули на это. Как дальше там будет решаться этот вопрос, не знаю.

Я всех спортсменов, которые волею судьбы оказались у нас (из Украины Алла Цупер и Антон Кушнир) всячески отговаривал переезжать. Все-таки речь идет о гражданстве, а не смене места работы. А вдруг что-то не пойдет? Хотя, понимаю, что когда уже невозможно расти профессионально "дома", может, и имеет смысл смена паспорта. В игровых видах спорта все по-другому. Там клубная система: переезжаешь из клуба в клуб.

А вам ведь наверняка соседи-россияне тоже делали какое-то выгодное предложение. Например, возглавить их национальную команду? Что ответили? И почему ответили так, как ответили?

Уже не раз говорил, что мне поступали предложения. Даже обсуждали с президентом Российской федерации фристайла, в каком направлении развивается современная лыжная акробатика. У россиян много хороших тренеров. Но получилось так, что сейчас у соседей многими видами спорта руководят иностранные специалисты. Во фристайле в настоящее время три олимпийских вида: это могул, это ски-кросс и лыжная акробатика. И всеми этими тремя заведуют иностранцы. Хотя в могуле были раньше медали Олимпийских игр, и в лыжной акробатике были медали чемпионата мира и зимних Игр. Россия после Игр в Ванкувере признала, что в свое время были допущены ошибки во фристайле, потеряна ниточка преемственности, потеряно главное, что делает спорт спортом. А именно меркантильная часть взяла верх – решение Тимофея и Ассоль. Эта меркантильная часть преобладает, а спорт все-таки строится на фанатизме, прежде всего преданности этому делу – не только одно обогащение во главе угла.

"Мог стать циркачом, но хотел быть тренером"

Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, о себе, о своей семье. Я знаю, папа у вас был литератором, мама – педагогом…

У меня сейчас второй брак, живу с супругой. Сын закончил Денверский университет, долгое время работал в США. Потом переехал в Германию, работает преподавателем во Фрайбурге, там же защитил докторскую диссертацию.

Своего сына никогда не пробовали увлечь фристайлом?

Он сноубордом увлечен. Когда есть свободное время, стараемся встречаться.

Расскажите о своей спортивной карьере?

Начал в 1965 году участием в первых Всесоюзных соревнованиях по прыжкам на батуте, которые проходили в Ереване. Прошел школу до члена сборной команды СССР, был чемпионом СССР, неоднократным призером чемпионатов СССР. Батут в то время в олимпийскую программу не входил, он существовал как отдельный вид спорт. И в отделе гимнастики, акробатики, прыжков в воду – такие вот смежные виды спорта.
После окончания спортивной карьеры перешел на тренерскую стезю. Не больше года работал, как перешел работать тренером по прыжкам в воду. Отдал этому виду спорта 12 лет. Сейчас Сергей Ломановский – главный тренер страны по прыжкам в воду. Это мой ученик, первый набор. В 1985 году перешел уже непосредственно во фристайл. Начинал все. Фристайл в СССР вообще развивался как бы наоборот. Если обычно сначала создавалась сборная команда, какие-то группы, потом они росли-росли, вырастали – только потом создавалась команда Советского Союза. А у нас была создана сборная команда Союза. Планировалось, что в 1988 году в Калгари фристайл будет включен в олимпийскую программу. Поэтому приказом Госкомспорта СССР была сформирована экспериментальная сборная СССР. С тех пор увлекся этим видом спорта.

Выходит, с разных видов спорта были вызваны специалисты для того, чтобы работать с фристайлом?

Совершенно верно, тогда формировалась своя структура. Первой олимпийской чемпионкой в лыжной акробатике стала наша Лина Черязова. В могуле – Елизавета Кожевникова и Сергей Щиплецов. Тоже выходцы той экспериментальной сборной команды СССР. И наш белорусский специалист Василий Воробьев также из той команды. Творческий союз различных видов спорта отфильтровал и специалистов-тренеров. Сейчас сборную России по фристайлу возглавляет Дмитрий Колдунов. Сам он из Узбекистана, в последние годы работал в США. Колдунов тоже выходец из той команды.

Но продолжает этот путь только белорусская команда? Россия и Украина отошли от выбранного курса.

Нет, я бы не стал так говорить. Неурядицы в стане российской и украинской команд затушевали эту линию. У соседей начались какие-то разборки, перетягивание каната, климат внутри команды был немножко испорчен.

Николай Иванович, как решили, что будете тренером? Наверняка, когда заканчивали со спортом, были какие-то другие варианты?

Нет, я, когда начал заниматься спортом в 4-м классе, знал, что стану тренером. Меня и в цирк приглашали (был на просмотрах). Но все равно внутри понимал, что хочу быть тренером. Не все получалось вначале, конечно, это была моя мечта. Я могу сказать теперь, что занимаюсь тем делом, которое интересно мне. Мне до сих пор не в тяготу пойти на тренировку и начать опять все с нуля, повозиться с детьми.

А тогда, в 4-м классе, могли представить, что выиграете золото зимних Олимпийских игр?

Тогда – нет. Очень долго находился в такой "скорлупе": ходил в секцию – и мне было радостно. Тогда еще каких-то высоких спортивных целей не ставил. А когда понял, что есть такие соревнования, что есть Олимпиады – это стало мечтой. Самому хотелось выиграть чемпионат Советского Союза, потом международные соревнования. Была мечта и на Олимпиаде выиграть, конечно. Но это казалось настолько далеким и недосягаемым. Дорогу осилит идущий – правильно люди говорят.

А сейчас можете свою жизнь представить без фристайла? Есть вы, а фристайла в вашей жизни нет.

Могу себе представить. Леонид Иосифович Лившиц, мой учитель, привлекал меня во фристайл. А я тогда работал в прыжках в воду. Лившиц приехал вместе с начальником Управления зимних видов спорта Маматовым Виктором Федоровичем, чемпионом мира, олимпийским чемпионом по биатлону, Даниловым Константином Юрьевичем, тренером по фристайлу. Ребята стали собирать команду в Беларуси. Из акробатики, из батута, из прыжков в воду кого-то взяли. И вот Лившиц притащил меня на встречу специалистов из разных видов спорта, показал видео прыжков и предложил новую работу. Я тогда мог отказаться, ведь у меня были сильные спортсмены в команде по прыжкам в воду. Знаете, нужно быть отважным человеком, чтобы согласиться начать все с нуля во фристайле.

Вы уже долго работаете во фристайле. Бывает ли такое, что хочется отдохнуть от спорта?

С удовольствием читаю, дома сижу или уединяюсь на природу.

В лес, грибы?

Да.

Что читаете?

В основном классику. Сейчас читаю сонеты Шекспира, вот прочитал "Гамлета". Как ни парадоксально, да, да, "Гамлет", а никогда не читал… Оказалось, даже на белорусском языке есть "Гамлет". Интересно.

"Страх держит спортсмена в тонусе"

Скажите, а Николай Козеко сам когда-нибудь прыгал с трамплина?

Нет.

Почему?

Во-первых, начал работу во фристайле, когда мне уже было 35 лет. Когда я перешел работать тренером по прыжкам в воду, прыгал с вышки, выступал даже в соревнованиях. А тут не пришлось. Я научился кататься на лыжах вместе с ребятами, прошли уроки, но не рискнул – не было той уже уверенности и подготовленности в координационном плане. Если бы где-то на лет 10 раньше, я бы, конечно, прыгнул...

Насколько сложно психологически преодолеть барьер спортсмену, когда на скорости в 70 км/ч ему приходится взмывать буквально над пропастью?

Знаете, у меня даже были такие случаи, когда ребята, которых я тренировал – Леша Парфенков, Василий Воробьев, когда мы начинали спорить, они говорили: "Ну что вы, Николай Иванович! Вы же никогда не прыгали. Как вы можете говорить, что надо?". Я говорю: "Да, я не прыгал, но представляю и каждый ваш прыжок пропускаю через себя". Именно силой представления я, можно сказать, прыгал неоднократно. Кроме того, нельзя сделать сальто, например, на батуте, а потом стать на лыжи и сделать его совершенно по-другому. Основные технические параметры все равно сохранятся. Просто точка отталкивания другая. Структура прыжка остается, только идет адаптация к точке отталкивания, с чего ты отталкиваешься – с плоскости отталкивания – мягкая, твердая, скользкая опора. Здесь ничего нового нет.

И все-таки это страшно - съезжать с трамплина…

Человека, которому панически страшно, всегда видно. Не потому, что сложно выполнить прыжок. Дело в том, что плоскость приземления где-то на 50-70 метров ниже тебя. Ты едешь, но практически не видишь, куда ты приземляешься. Страх сам по себе – это хорошо, это держит в тонусе. Если человек преодолевает страх, осмысленно идет на преодоление себя и делает этот прыжок – да, этот спортсмен будет прыгать. А если панически, из-за того только, что его друзья прыгнули, а он стоит – тут надо останавливать.

Николай Иванович, вы всего добились во фристайле. А что дальше?

Еще непочатый край работы, о чем вы говорите. Сейчас приходит новая генерация ребят: Максим Густик, Денис Осипов, Аня Гуськова, Саша Романовская. Эти спортсмены должны расширить грань понимания прыжков. Нужно выходить на уровень исполнения тройного сальто с пятью пируэтами в нескольких вариантах и думать о тройном сальто с шестью пируэтами. Как известно, аппетит приходит во время еды. Так и в моей работе. Ведь дело не только в занятых местах, хоть это тоже важно. Сам процесс изучения прыжков очень интересен…
-30%
-50%
-20%
-10%
-21%
-29%
-20%
-10%
-15%