• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Иван Грунтов,

В понедельник финальный этап подготовки к олимпийскому старту открыли белорусские фристайлисты. Корреспондент Tribuna.com навестил одну из лучших сборных страны, поговорил с Дмитрием Дащинским о его травме, а также справился у наставника Николая Козеко о состоянии команды за неделю до главного соревнования.

Фото: Reuters
Главный тренер сборной Беларуси по фристайлу Николай Козеко. Фото: Reuters

Белорусские фристайлисты прилетели в Сочи на следующий день после церемонии открытия, а уже в воскресенье после обеда приступили к занятиям в экстрим-парке. В полном составе, что не может не радовать. Тревожные новости о состоянии Дмитрия Дащинского не подтвердились. Точнее, состояние у нашего ветерана действительно тревожное, однако о снятии с соревнований речи сейчас не идет. Дмитрий занимается наравне с партнерами, хотя после некоторых прыжков довольно долго приходит в себя, борясь с приступами боли.

– Из-за травмы, конечно, много упустил – и здесь, и в период подготовки, – признается Дащинский. – На первых тренировках присматриваюсь к ощущениям, припрыгиваюсь. Вчера на более простых прыжках было больно, даже пришлось останавливаться. Сегодня вроде получше. Похоже на позитивную тенденцию, и если так – будет здорово. На тройных прыжках как-то легче, проще.

Что касается готовности, то о ней стоит судить чуть позже, когда пойдут более основательные тренировки, с прыжками из соревновательной программы. Там уже увижу, что так и не так.

 То есть с каждым занятием сложность прыжков планируете увеличивать?

– Наверное, не совсем. Вчера вообще была больше пробная тренировка. Сегодня уже перешел на "тройные". Вроде, прыгать можно, так что на следующем занятии постараюсь приблизиться к своей соревновательной программе. Может, не полностью, но максимально. Хочется все же пару дней ее попрыгать, уверенность почувствовать.

 Какие конкретно болевые ощущения беспокоят?

– Вчера на вылете с трамплина на "двойном" как будто кто-то руку выдернул. Словно она выскочила, такое ощущение. Иногда страшновато даже – не случилось ли снова чего? В голове-то сидит, что там еще все слабое. Стараешься отогнать такие мысли, но подсознательно они все равно присутствуют. Хотя болевые ощущения не самые страшные. Просто когда их нет, не чувствуешь никакой проблемы. А если возникает боль, появляются мысли: "Не дай Бог снова рука "вылетит", тогда уже точно все". Это постоянно отвлекает.

 Вы снова подходите к главным стартам с проблемами. С этим можно смириться, как-то привыкнуть, что ли?

– Ничего не изменишь уже. Плюсы, конечно, сложно какие-то найти. Придется выкарабкиваться. Самое плохое – что мне постоянно приходится себя сдерживать, а из-за этого больше времени нужно, чтобы войти в ритм. Плюс тренировок сколько пропустил... У нас было три недели. Все занимались, а я лечился. Это для меня самое большое упущение, ведь только-только вышел на хороший уровень прыжков. Хотелось закрепиться, а приходится начинать с нуля, выезжать на опыте...

***
Почти трехчасовое занятие нашей команды проходит по плану и без происшествий. Ребята постепенно усложняют прыжки, и только Алексей Гришин решает закончить пораньше – из-за неважного состояния. Пару раз белорусы падают на приземлении, но тут же поднимают вверх руку – мол, все в порядке.

Американскому спортсмену не везет больше. Мак Бохоннон ошибается на трамплине и страшно приземляется на спину. Врачи колдуют над спортсменом добрые минут 10, после чего он все же покидает склон. Самостоятельно. Через несколько попыток не везет уже китайцу: его приземление проходит головой к трамплину, лицо ударяется об колени, из носа хлещет кровь.

– Ничего, выступит, – выносит вердикт врач белорусской команды Игорь Бирский. – Помню, один китаец за день до соревнований так неудачно приземлился, что кровь шла из горла. Отвезли в больницу, зашили. На следующий день уже прыгал. Они ведь гуттаперчевые все, эти китайцы.

***
После окончания тренировки просим высказаться главного тренера команды Николая Козеко.

 Как ощущения, Николай Иванович?

– Нормально. Рабочая обстановка, тренируемся. Сегодня вышли на "тройные" прыжки. Все попробовали, кроме Алексея Гришина. Он неважно себя чувствовал, решил отложить попытки на следующую тренировку.

 Все ли живы-здоровы?

– Антон Кушнир пока не может заниматься в полном объеме, немного себя придерживает. Ну и Дима Дащинский аккуратничает. Все остальные более-менее в норме.

 Сегодня было довольно много падений, среди них и серьезные. Это о чем-то говорит?

– Думаю, китайцы попали на акклиматизацию. Этот фактор тоже нужно учитывать. Американец – чистая ошибка на трамплине. Ничего экстраординарного. Каждая попытка считанная, в каждую спортсмен пытается вложиться, сделать ее на максимуме. Все на грани идет, поэтому бывают срывы, к сожалению.

 Что скажете о погодных условиях, трамплине?

– Пока все стабильно. Вот только сегодня ночью обещают дождь. Посмотрим, как поведет себя трамплин. Его планируют накрывать, склон – тоже. Организаторы держат в уме подобные неожиданности. По крайней мере, в прошлом году было примерно то же самое, но готовность – гораздо хуже. Сейчас же реакция на любые изменения довольно оперативная, за обстановкой постоянно следят.

 За кем-то из конкурентов наблюдали сегодня?

– Китайцы вместе с нами прыгали, американцы. В принципе, все уже друг друга знают, так что ничего нового.

 Что стряслось с китайцем, который разбил нос?

– Как раз в этот момент я отвернулся, так что сложно сказать. Потерялся, наверное. А ведь спортсмен сильный, один из первых номеров сборной. Если вообще не первый. От подобных падений никто не застрахован. Здесь каждая мелочь имеет значение. Поэтому все так скрупулезно подходят к любым своим попыткам, даже тренировочным.

 Американец упал на спину. Со стороны показалось, что очень жестко. Сможет ли он выступать после такого приземления?

– Думаю, да. Склон крутой, так что большого удара вроде не случилось. Спортсмен все подконтрольно делал, ничего критического. У китайца все сложнее – он потерялся. Теперь неизвестно, насколько сильно это падения отложилось у него в голове.

 Добираться до трамплина команде не далеко? Или есть неудобства?

– Нет, никаких проблем. Все нормально. Живем в 15 минутах езды, в деревне.

 Как вам вообще в Сочи?

– Пока не знаю – не был :).

 Чувствуется, что началась Олимпиада?

– Конечно! Подготовка проведена огромная, хороший антураж. И внутренняя атмосфера достаточно напряженная. По готовности все отлично, но состояние снега, конечно, далеко не зимнее...

 Не зимнее?

– Да. Ну что это? Вы же видите... Наверху у горнолыжников ситуация получше. Если бы трамплин находился на высоте тысяча-полторы, было бы все здорово.

 Сравните нынешние условия с теми, что были в Ванкувере.

– В принципе, одинаковые.

 Там, кажется, постоянно туманы опускались.

– Ну, не постоянно, а только на женских соревнованиях. Здесь он также легко может подкатить, так что обольщаться нельзя, нужно быть готовым ко всему. Сложные условия, но все понимают, что сложные они для каждого спортсмена. Может, за исключением россиян – они и сейчас, и в прошлом году имели возможность здесь заниматься, привыкать. Это их Олимпиада, они под себя все заточили.

 Что-то посмотреть удалось или пока сосредоточены только на подготовке?

– Ничего. Пока даже за пределы деревни и комплекса не выбирались. Приехали в субботу вечером, сразу созвали совещание тренеров, уточняли расписание. А в воскресенье уже на тренировке были. Если честно, ни сил, ни желания куда-то ходить пока нет. Все сосредоточены на рабочих моментах. Да и не так-то просто здесь куда-то добраться, насколько я слышал. Завтра панируем выходной, постараемся выехать в "Лауру", там хоть какие-то восстановительные мероприятия можно провести.

 Например?

– В "Лауре" есть специальный восстановительный центр. В баню можно сходить, попариться. А здесь все весьма-весьма скромно. По-спартански, я бы сказал.
-10%
-30%
-10%
-40%
-7%
-25%
-50%
-10%
-50%
0071034