/ Фото: Дарья Сапранецкая,

Генеральный партнер рубрики
Николай Козеко в роли тренера выиграл три золотые медали Олимпийских игр. Причем первая из них стала первой в суверенной истории Беларуси в зимних видах спорта, а две другие были завоеваны на проходящих в эти дни Играх в Сочи. В интервью TUT.BY легендарный специалист рассказал о секрете невероятного успеха, представ в беседе искусным психологом и страстным первооткрывателем.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY
Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

– Когда Алексей Гришин стал олимпийским чемпионом, вы сказали ему ставшую знаменитой фразу: "А теперь, Леха, можно и по рюмке!"

– Да, было дело!

– Как вы встретили успех Антона Кушнира?

– На этот раз ничего особенного! Поздравил чистосердечно да расцеловал его. Допинг-контроль, а следом пресс-конференция не позволили нам так скоро пропустить по стаканчику. Да и жена Антона была рядом. Тут уж не до церемоний!

– Дмитрий Дащинский признавался, что после бронзы в Нагано-1998 он летал. Вы когда летаете?

– После победы Аллы я летал! А после успеха Антона наступило опустошение полнейшее. В ночь на 18 февраля так и не смог заснуть, пусть разными способами пытался отвлечься от дум о случившемся. Ложился – и смотрел в потолок, а в голове "каша". Но кушать тоже не хотелось.

– Чем вы заняты теперь? Испытания остались позади, но вы все еще на Олимпийских играх.

– До окончания соревнований в мужской части лыжной акробатики Олимпиады, можно сказать, и не видел. Ведь в нашей олимпийской деревне практически ничего нет, кроме условий для проживания и тренировок. Да и людей немного. Поэтому концентрировался исключительно на работе, подводил ее промежуточные итоги, разговаривал с ребятами. Мы сдвинули привычный график на несколько часов, чтобы обеспечить оптимальную готовность спортсменов ко времени старта. Были и другие нюансы. И вот только 18 февраля я впервые спустился с гор, побывал в Прибрежном кластере, почувствовал дыхание Сочи. Очень понравилось, особенно на награждении, где собралось столько звезд мирового спорта! Фигуристы, биатлонисты, наша Даша… И ничего, что в этот день шел проливной дождь. Пасмурная погода на фоне атмосферы праздника не могла испортить настроение.

Кстати, по поводу нашей изолированности. Думаю, именно потому, что мы находимся так далеко от олимпийского центра, на старты по лыжной акробатике приходило не так много людей, как хотелось бы. И по ходу соревнований люди покидали трибуны. Удивительно, но подчас квалификации их было больше, чем во время финала! Хотя этому есть еще одно объяснение. Мы начинали довольно поздно, видимо, чтобы организаторы Игр-2014 могли осуществить прямую трансляцию на Американский континент. А болельщики, да, они поглядывали на часы, беспокоясь о комфортном пути домой.

– После Олимпиады в Ванкувере вы говорили, что двойной пируэт в третьем сальто программы Гришина – наиболее сложный вариант в завершающей стадии прыжка, потому что остается очень мало времени на подготовку качественного приземления при скорости движения в семьдесят километров в час. Кушнир в Сочи-2014 продемонстрировал нечто более потрясающее, ведь пируэтов в его прыжке было на один больше, чем у Гришина. Эволюция?

– Антон исполнил тройное сальто с пятью пируэтами. Причем двойные пируэты были в первом и третьем сальто, то есть мы снова использовали наиболее сложный вариант в завершающей стадии. Кстати, это в принципе самая сложная разновидность прыжка, ведь есть другие варианты исполнения двойных пируэтов. Поэтому прыжок Кушнира действительно на порядок выше того, что стал победным в Ванкувере-2010.

– Ну дальше что, Николай Иванович? Есть куда расти?

– Дальше грядет эпоха, когда шансы на успех будут выше у того, кто овладеет техникой тройного сальто с шестью пируэтами.

– Правда? То есть скоростные режимы будут еще выше?

– Скорее, речь идет о техническом совершенствовании элементов. Ведь сложно себе представить, что времени на исполнение прыжка станет больше.

– Скажите, а вы можете причислить Антона к числу суперлюдей? К примеру, прежде вы и про подвиги Алексея говорили, мол, не поверили бы в возможность чистого исполнения столь сложного прыжка, расскажи вам о нем современник во времена, когда вы только начинали тренерский путь во фристайле.

– Антон, конечно, талантливый парень! Знаете, сейчас на многие вещи смотрю иначе, чем прежде. Ведь то, что вчера казалось чудом, сегодня уже реальность. Можно сказать, что я учусь вместе со спортсменами, экспериментируя, открываю с ними новые горизонты. Казалось бы, еще недавно человек ступил на поверхность Луны, а теперь американцы возобновили лунную программу. Планета ждет, когда там начнется массовая высадка… Да, тройное сальто с четырьмя пируэтами ранее было фантастикой, гениальным теперь считают тройное сальто с пятью пируэтами. Однако люди, которые делают работу на высшем уровне, стремятся раздвинуть рамки представления о мире, явить неисчерпаемый потенциал человеческих возможностей.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY
Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

– И вы, как я понимаю, работая на высшем уровне, заняты мыслями о возможностях человека больше, чем о медалях?

– Медаль – это как плата за силы, отданные в ходе труда. Это как награда за проделанный в верном направлении путь. Это как сигнал о том, что следует двигаться дальше.

– Если бы китайцам, с которыми в суперфинале боролся Антон Кушнир, удалось приземлиться на ноги, были бы вы удовлетворены наградой более низкого достоинства за проделанный вами путь в той же степени, что и золотой? Ведь вам и вашему подопечному удалось продемонстрировать высший уровень на главном старте четырехлетия.

– Мы пошли на прыжок, ставший "золотым", не для того, чтобы кого-то удивить, а для того, чтобы победить. Я был искренне убежден в том, что если Антону удастся исполнить запланированное, китайцы дрогнут. Так и вышло. Они могли согласиться с серебром и бронзой, но рискнули, ввязавшись в борьбу за звание олимпийского чемпиона.

Любопытно, но еще до их попыток коллеги стали ко мне подходить, поздравляя с успехом. Я им отвечал, что торопиться с выводами не стоит, хотя и сам понимал, что победа от нас никуда не денется. И это несмотря на то, что один из соперников тем же прыжком, что показал Кушнир, пусть и худшего качества, но выиграл чемпионат мира. А теперь, ввязавшись в борьбу, повторить его он не смог.
Та же ситуация наблюдалась и у девчонок. Алла прыгнула, задав определенный уровень, однако не получила уж слишком высоких баллов. Тем не менее соперницам не удалось превзойти Цупер. Да, они стремились к отличному и превосходному качеству прыжка, но не совладали с эмоциями.

– Что вы думаете о баллах, которые получил за прыжок Кушнир? 134,50 – это максимум, на который вы могли рассчитывать?

– Это высочайший балл! Ведь до суперфинала больше 122 баллов никто из атлетов не получал. Хотя если бы Антон не развел ноги так рано перед приземлением, а также не сел настолько глубоко в завершении, его оценка могла бы быть еще выше. Для этого, думаю, полкилометра скорости ему не помешало бы. Тогда бы он свободнее раскрылся и встал на ноги. Но, нужно понимать, что тут все на грани. И что никто в мире сегодня не способен повторить подобное на столь высоком уровне. Да даже в тренировочном режиме. Я знаю, о чем говорю.

– Вы помните, как впервые увидели восемнадцатилетнего Кушнира?

– Он прыгал на турнире в Чехии, где олимпийский чемпион Алеш Валента открывал трамплин. Антон тогда заявил программу, которая принесла ему звание олимпийского чемпиона, однако в Сочи-2014. Будучи парнем амбициозным, он никогда не тушевался.

– Хорошо, а как же случился ваш первый контакт?

– Галина Досова, наш белорусский специалист, работала со сборной Украины. Дела у этой команды шли в те времена не очень хорошо, и Досова обратилась ко мне, попросила перебраться в белорусскую сборную с учеником из Ровно. Им оказался Антон. С первого дня работы мы занялись его образованием. Не скажу, что на сто восемьдесят, но на сто, а то и на сто двадцать градусов развернул его. Другими словами, изменил его представление о прыжках.

Если честно, я не приглашал Антона. Это было его решение поменять гражданство. И ему, и Алле Цупер я объяснял вероятные последствия такого решения. Это тренер может менять команды, как перчатки, а спортсмен – нет. Но они решились.

– И ведь не пожалели.

– Думаю, не пожалели. Все-таки стали олимпийскими чемпионами.

– Когда Кушнира спросили о том, что входит в его планы после завоевания золотой медали Олимпийских игр, он ответил, что хотел бы достать болт из колена.

– Он был вживлен в колено Антона после травмы крестообразной связки. Дело в том, что переднюю связку невозможно пришить к чему-либо, а потому пришлось прибегнуть к использованию болта. Теперь его можно достать из колена без вреда для здоровья и работоспособности.

– Алла рассказывала нам, что после смены гражданства ей было сложно. Но не потому, что она очутилась в чужой стране, а потому, что тяжело переживала период адаптации в коллективе.

– Во многом по этой причине она разругалась с личным тренером Виталием Шведовым. Видимо, поначалу не получила адекватной обстановки для плодотворной работы. А тренер не смог справиться с ситуацией, зато общался с ней, как палочник: "Давай! Давай!"

– И вы взяли спортсменку под свою опеку?

– После Олимпиады в Солт-Лейк Сити. Мы с ней стали осваивать первые тройные сальто…

– Интересно, что в Солт-Лейк Сити Алла приехала в качестве лидера общего зачета, но не смогла подтвердить фаворитский статус.

– У них со Шведовым к тому моменту уже произошел разрыв. Тогда-то и пришлось вмешаться мне как главному тренеру команды. Предложил им стиснуть зубы и завершить сезон в сотрудничестве. Как говорят в народе, коней на переправе не меняют.

– Не думали ли вы о том, что, оставив все, как было, вы лишились олимпийской медали? Алла финишировала девятой на ОИ-2002.

– А если бы я вмешался, а медали все равно не было?.. Такая история.

– Как вы уговорили Аллу вернуться в спорт после рождения ребенка?

– Когда Цупер уходила в декрет, сказал ей: "Алла, родишь ребенка, потом будем говорить!" – "Да нет, Николай Иванович! Я закончила!" – "Алла, не спеши! Время покажет". Мы с ней часто встречались после рождения Лизы: все-таки живем в одном дворе. Каждый раз ей напоминал о том, что мы ее ждем на тренировках. И к тому моменту, когда Алла перестала кормить грудным молоком девочку, она, как чувствовал, созрела для того, чтобы вернуться. Да, все еще отказывала, но ее отказ не был категоричным, а потому я ждал ее появления у себя. И она пришла. Мы долго работали над тем, чтобы вывести Аллу на пик формы к Играм-2014. Но, прибыв в Сочи, я ясно отдавал себе отчет в том, что во время соревновательного периода необходимо что-то предпринять. Лишь за день до старта Алла попробовала исполнить тройное сальто с тремя пируэтами. Во время – она сделала два прыжка, за которые прежде не бралась. Так сложностью прыжков удалось перебить волнение, которое мешало ей прежде показывать на Олимпиадах все лучшее, что она умеет.

– Вы говорите о психологии. Скажите, в чем особенности тренерской работы с девушками и парнями?


– В нашем деле важно найти общую цель. Будь то девушка или парень, если вас объединяет общая цель, то на пути к ней вы сможете найти общий язык и взаимопонимание. Какую цель мы поставили перед собой? О чем говорили с ребятами в начале сезона? О том, что готовимся конкретно к одному старту. И это Олимпиада. А на остальное нам начхать. Конечно, парни находились в конкурентной борьбе дольше, чем Алла. И мы надеялись поработать над их техническим мастерством в оставшееся время. Но в целом наш расчет оказался верным.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY
Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

– Вы нашли подходящие слова утешения для Димы и Леши?

– Мы перекинулись с ними буквально парой фраз, но я еще найду способ с ними поговорить. Я знаю абсолютно точно, что это опытные ребята, сильные духом, которые не нуждаются в жалости. И они способны справиться с давлением в нынешней ситуации самостоятельно.

– Правда, что Гришин после соревнований заявил, что готов завершить карьеру? Мол, чего тянуть?

– Думаю, он поддался эмоциям. Мы ведь договаривались с ним таким образом, что он будет выступать вплоть до чемпионата мира следующего года. Надеюсь, так и будет.
Знаете, сразу после мужского финала он уехал домой, так сильно расстроился итогу ОИ-2014 для него. Леша не понаслышке знает, что такое Олимпиада. Он – олимпийский чемпион. И Дима многое сделал для белорусского спорта. Эти ребята – победители по натуре, пусть даже сейчас у них не вышло показать все, на что они были способны.

– Гришин до Олимпиады смело заявлял, что намерен преуспеть в Сочи так же, как это было в Ванкувере. Но теперь он даже не смог квалифицироваться в финальную часть соревнований. Что пошло не так?

– Честно говоря, количественные показатели работы на тренировках еще не сопоставлял. Видел, что они довольно хорошие, достаточно сбалансированные. Но на таких ответственных стартах, как Олимпиада, значение имеют не только технические характеристики, но и психология. А это та область, которая не поддается математическому анализу и исчислению. Возможно, Леша хотел сделать больше, чем было необходимо для успешного выступления. Потому что обычно, исполняя такие прыжки, как в Сочи-2014, он приземлялся, неизменно получая высокие оценки.

– Справедливым ли будет утверждение о том, что Дащинскому выступить лучше помешала травма плеча, полученная за месяц до старта?

– Наверное, да. Но это если искать оправдания выступлению. Но мы же не станем этим заниматься. Все-таки столько времени и сил потратили на то, чтобы помочь Диме восстановиться в срок. 16 февраля он впервые после травмы попробовал на снегу тройное сальто с пятью пируэтами. Во время разминки 17 февраля снова здорово отпрыгал. Как и Гришин, вероятно, хотел сделать еще лучше. Он был реально готов…

– За полгода до Олимпиады вас спрашивали о том, станете ли вы беспокоиться о бывших подопечных Ассоль и Тимофее Сливцах, ушедших в российскую команду, а вы назвали ребят "отрезанным ломтем". Именно так вы их окрестили для себя?

– Они сами сделали выбор. Это не я их отрезал. Они сами определили себя в такой ипостаси.

– Ассоль стала двенадцатой в Сочи-2014, Тимофей – тринадцатым. В Ванкувере-2010 они заняли четвертое и девятое места соответственно. То есть переход в стан сборной России со спортивной точки зрения не пошел белорусам на пользу.

– Что тут добавить, они потерялись…

– Вам ведь тоже поступали более выгодные предложения со стороны. Почему вы их отклоняли?

– Я считаю, что довольно хорошо обеспечен. К тому же сборную по фристайлу сделал сам. Сам, начиная с пустого места, понимаете? Все ее успехи и неудачи – мои. Она мне слишком дорога, чтобы размениваться на мелочи. Только если речь о чем-то принципиально новом, интересном, но не столько в материальном плане. Хотя для себя я и без того давно все решил.
"В эти дни вся страна болеет за белорусских спортсменов. "Лидское пиво" присоединяется к поклонникам большого спорта. Болеем за нашу команду вместе!"
-30%
-25%
-26%
-50%
-50%
-20%
-30%
-15%