175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  2. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  3. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  4. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  5. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  6. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  7. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  8. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  9. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  10. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  11. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  12. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» летит
  13. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  14. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  15. В Минске начинают судить студентов, которые уже полгода сидят в СИЗО. В деле — 12 обвиняемых
  16. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  17. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  18. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  19. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  20. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  21. Окончательное обвинение, гибель уроженки Беларуси, минус 200 тысяч долларов и крутые террасы — все за вчера
  22. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  23. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  24. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  25. «Таким в вузах не место». Что сейчас со студентами, которых отчислили из-за протестов
  26. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  27. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  28. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  29. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  30. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации


/

Перелом бедра у подростка во время тренировки заставил фристайлистов вновь обратить внимание на огрехи строительства многофункционального комплекса «Фристайл», где спортсмены рискуют здоровьем каждый день и не имеют возможностей для профессионального роста. SPORT.TUT.BY узнал подробности этой истории и получил эмоциональный комментарий главного человека Беларуси в лыжной акробатике Николая Козеко.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Николай Козеко. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Напомним, что грандиозное по размаху строительство многофункционального аквапарка со спортивной зоной «Фристайл» было призвано помочь развитию медалеемкого для Беларуси вида спорта. Однако вскоре после его открытия опытные акробаты-лыжники раскритиковали его центральную позицию — разгон трамплинной части. Они говорили, что он бугрился у них на глазах, но их или не слушали, или им предлагались неэффективные решения проблемы. Например, набухающую от высокой влажности подложку основного покрытия с легкой руки «взяли» на саморезы (!).

Спустя год эксплуатации трассы выступить с мнением об удивительном парадоксе, когда площадка есть, но на ней нельзя в полной мере тренироваться, решил наставник сборной Беларуси по фристайлу Николай Козеко.

— Из соображений безопасности прыгаем только на маленьком трамплине, — говорит он. — Так же было до середины прошлого лета. И хоть мы объясняли ситуацию с неровностями строителям и контролирующей их структуре из Министерства спорта и туризма, нам не предложили альтернативного места для тренировок. В итоге в прошлом году ни один спортсмен из состава нацкоманды не разучил нового прыжка. В целом результаты получились чуть хуже, чем в постолимпийский сезон, когда в нашем распоряжении еще не было комплекса «Фристайл» и мы готовились по привычной программе. Так что если в ближайшее время не предпринять мер по устранению имеющихся недостатков, мы рискуем отстать от конкурентов — россиян, американцев, китайцев — на несколько лет.

— Скажите мне, станет ли кто-нибудь прыгать на батуте с дыркой? — взялся развить мысль Николай Иванович. — Нет, его залатают, если в этом есть смысл. И на сломанных брусьях гимнасты не станут упражняться. Примерно так выглядит ситуация с трассами в нашем комплексе. Нас, фристайлистов, строители спрашивают: «А что такое ровная поверхность?» Но если строите вы, то вам должно быть об этом больше известно. Ровная — значит ровная. Без рыхлин, без колеи. Мне в ответ говорят, что на дороге ямки до трех сантиметров допускаются. Однако я думаю, что на трассах автогонок серии «Формула-1» такая ямка станет препятствием для спортсменов.

При выполнении трехсальтовых прыжков наши ребята разгоняются до 70 км/ч, поэтому уйти в сторону, чтобы объехать ямку, нет никакой возможности. Нужна ровная поверхность. Да, для мастеровитых спортсменов небольшая бугристость — не помеха для хорошего исполнения прыжка, хотя тут тоже не стоит исключать осечек. А вот новички на таком покрытии страдают каждый день.

Поводом для резкого высказывания тренера в прессе послужила травма фристайлистки, которая с осени работает вместе с составом юниорской команды. О талантливой девушке-подростке Яне Ярмошевич SPORT.TUT.BY писал в конце прошлого года.

В 2016-м Яна дебютировала на юниорском чемпионате мира и взрослом этапе Кубка мира с сальтовым прыжком, после чего под занавес сезона стала разучивать двухсальтовые прыжки на водном трамплине комплекса «Фристайл».

— Она начала прыгать двойные за неделю до повреждения — удачно, — вспоминает тренер Максим Самойлов. — Никогда прежде не видел, чтобы она падала, а тут такое!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Яна Ярмошевич с марта нынешнего года лежит в больнице после вылета с трассы комплекса «Фристайл». Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Получается, у Яны поехала лыжа, и она вылетела на боковую лестницу после столкновения с бортом, а затем упала в бассейн, расположенный справа от трассы, — продолжил рассказ Максим Эдуардович. — Хорошо, что она еще не успела разогнаться. Скорость во время падения была примерно 25 км/ч. Мы, конечно, сразу же побежали доставать Яну из бассейна. Девочка испугалась, у нее был шок, что естественно. Охранники, которые наблюдали за происходящим на площадке, вызвали карету скорой помощи. Вместе с Яной в больницу поехали тренеры, туда же прибыла мама спортсменки.

О леденящем кровь инциденте на трассе комплекса «Фристайл» напоминает сломанный девчонкой край заградительного борта, изображенный на фото ниже. До сих пор не предпринимались попытки починить его или заменить на новый, хотя недавно пообещали все-таки поправить положение.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я сказал детям, что с этого трамплина прыгать не будем, пока нам не сделают хотя бы ограждение вдоль спуска, — добавил Самойлов, который на ранних этапах подготовки работал с такими акробатами, как Алексей Гришин, Максим Густик и Станислав Гладченко.

Другими словами, нет поводов сомневаться в квалификации Максима Самойлова, допустившего Ярмошевич к прыжку на «взрослом» трамплине. Более того, Самойлов входит в тренерский штаб Козеко, в котором отвечает за горнолыжную подготовку ребят из нацкоманды, замер скорости на склоне и расчет «приземления в ноги», что свидетельствует о высоком доверии к нему.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Николай Козеко с ужасом бросает взгляд на место, с которого сорвалась вниз Яна Ярмошевич. А оно, кстати, расположено примерно на шестиметровой высоте. «Конечно, будем усиливать здесь страховочный пояс», — заверил главный тренер сборной.

По его словам, «служебные по поводу качества покрытия трассы были написаны давно, и в зимний период имелась возможность устранить недостатки». Этого не было сделано.

— Более того, нас решили наказать отказом в восстановительном сборе, — добавил Козеко. — Жалко, что спортсмены страдают. Пусть бы прошлись только по мне… А так получается потому, что мелкие чиновники не доносят наверх до министра спорта и туризма и других ответственных работников информацию. Они думают, что раз Козеко удалось закрыть рот, то министр ничего не узнает, и все хорошо. А потом министр нас спрашивает: «Проблемы? Так, а чего ж вы молчали?» Вот, говорим.

Мы попросили Максима Самойлова, руководившего тренировкой, на которой Яна Ярмошевич упала с трассы, назвать причину произошедшего, и, по его мнению, это тот случай, когда таковых несколько.

— Сама поверхность разгонной части неровная из-за набухания подложки, что доставляет неудобства неопытным ребятам. А еще боковая защита установлена лишь в транзитной зоне, что недостаточно — перила должны быть на протяжении всей горы. В итоге хватит всего одного неточного движения на спуске, чтобы человек вылетел с него. Именно это и случилось с Яной.

На фото ниже можно убедиться в последовательности расположения видов трамплинов, их конструктивных особенностях (крайний справа — самый узкий), а также заметить, что зоны разгонной части, транзита и трамплина выделены на трассе красными линиями. Это позволяет спортсменам контролировать ход прыжков.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Стоит учитывать, что Яна получила травму не на самом трамплине, выполняя сальто, а еще на разгоне, — подключился к обсуждению проблемы первый тренер Яны Юрий Купрацевич. — То есть именно в нем проблемы. Я еще ни разу в своей карьере не видел, чтобы спортсмены не доезжали до трамплина и падали еще на спуске, а ведь в нашем комплексе ранее так же падали спортсмен из Казахстана, белорус и еще одна наша девочка Вера Лешкевич. То есть Яна в этом списке не первая.

— На самом деле к качеству покрытия трамплинной и транзитной частей претензий у нас нет, — объясняет Николай Козеко. — Там подложка (черное покрытие на картинке ниже. — Прим. SPORT.TUT.BY) не отстает, так как была положена на основание по технологии. Работу по ее укладке выполнили швейцарцы. Проблемы существуют на разгоне, где подложку в отсутствие контроля на неподготовленную поверхность укладывали белорусские специалисты. Считается, что это участок трассы, который не требует высокой квалификации рабочих для укладки, — лишь профессиональное отношение к делу. И вот, скорее всего, подложку на этом участке взяли на клей без предварительной чистки основания — на пыль, на грязь. Она отслаивается, хотя и не контактирует с водой… Пришлось взять ее на саморезы.

Сейчас ясно одно: организация, которая следила за строительством трассы, прозевала этот момент. И как нам быть теперь? Думаю, следует добиться от компании, которая реализовывала проект, выполнения гарантийных обязательств, а также чтобы впредь она оперативно реагировала на наши обращения устранить возникающие недостатки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Наиболее показательным примером качества строительства трамплинного комплекса являются следы ржавчины на корпусе спустя год эксплуатации, а также повсеместное отслаивание краски.

— Разумеется, мы находимся во влажной среде, ну так в соответствии с этим условием и следовало проводить работы, разве не так?.. — справедливо задается вопросом Николай Иванович.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

С конца марта и по сей день Яна Ярмошевич находится в больнице под присмотром врачей.

— Она по-прежнему лежит «на вытяжке», — утверждает Максим Самойлов. — Врачи говорят, что лечение проходит успешно. Другие дети, тренеры навещают Яну в больнице. Она говорит, что надоело лежать. Вот неделю назад ей должны были снять гирю, но решили продлить на недельку эту меру, чтобы залечить ногу наверняка. Ожидается, что еще некоторое время ее нога побудет в гипсе.

Для полного восстановления Ярмошевич потребуется три месяца реабилитации, а потому к прыжковым тренировкам она приступит лишь в конце лета. А судя по тому, что «спустя четыре дня после инцидента Яна рвалась на гору», она еще не потеряна для спорта.

— Девочка она перспективная, и, честно говоря, на нее ставили многое, — говорит Юрий Купрацевич. — Как будет дальше? Посмотрим, будет ли она чувствовать болевые ощущения в ноге при приземлении на снег. Прогнозировать здесь что-то я затрудняюсь. Думаю, врач тоже в такой ситуации не сможет точно определить, как отреагирует организм на полученную травму.

Возвращаясь к комплексу «Фристайл», существование которого обязывает сборную его эксплуатировать, хотя это не дает должного эффекта, мы предложили Николаю Козеко представить безмедальное будущее.

— Конечно, нас будут ругать! — начал он. — Своей вины, своих упущений в таком случае я не увижу. Эскизное исполнение трасс нам понравилось, но руки, которые их возвели, нас очень сильно подвели. И ситуация, когда мы должны тренироваться в таких условиях, делает нас уязвимыми. А рассчитывать на компенсаторные тренировки зимой, которые бы позволили нам в короткий срок наверстать упущенное летом и осенью, на мой взгляд, не стоит.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

13 мая сборная Беларуси по фристайлу пройдет ежегодную аттестацию, в ходе которой Николай Козеко еще раз поднимет вопрос о гарантийном ремонте и обслуживании разгона трамплинной части и организации безопасности на объекте.

— Тут все классно, за исключением самого главного, — повторил тренер. — Насколько мне известно, эскизы для проведения ремонтных работ подготовлены, так что мы ждем строителей.

-20%
-38%
-50%
-40%
-15%
-5%
-10%
-50%
-50%