/

Партнер проекта

Финалист олимпийского турнира в лыжной акробатике и любитель покера Станислав Гладченко вовсе не рисковал хоть какой медалью, когда заявил тройное сальто с пятью пируэтами для решающей попытки на Олимпийских играх в Пхенчхане. SPORT.TUT.BY объясняет, почему это было не авантюрой, а единственно верным решением.

Станислав Гладченко. Фото: Reuters
Фото: Reuters

После того как Максим Густик откровенно провалился в Пхенчхане-2018, а чемпион Сочи-2014 Антон Кушнир стал жертвой предвзятого судейства на этапе квалификации, Станиславу Гладченко предстояло в одиночку представить Беларусь в финале соревнований по лыжной акробатике. А ведь Стас — наименее опытный член мужской команды Беларуси. Ему 23 года. Когда он родился, Кушнир выиграл первую медаль среди юношей. С другой стороны, первую олимпийскую медаль Алексей Гришин завоевал в 22 года. А мог ли Гладченко?

До решающей попытки в суперфинале Станислав был превосходен. С первой попытки на стадии отбора в финал он показал четвертый результат дня — 126,11 балла. В финале 1 Стас стал пятым (123,01), в финале 2 — третьим (126,70).

Казалось бы, суммы, которую Гладченко получил в квалификации и первых финалах, хватило бы для бронзы. Она досталась россиянину Илье Бурову со 122,17 балла в суперфинале. Так почему Стас пошел ва-банк, заявив гроссмейстерский прыжок — тройное сальто с пятью пируэтами?

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Стас увлекается покером. В этом смысле он является продолжателем традиций, зародившихся в команде по фристайлу еще при Гришине, первом олимпийском чемпионе на зимних Играх в составе сборной Беларуси.

— Лыжная акробатика напоминает мне игру в покер, — рассказывал Гладченко в интервью SPORT.TUT.BY. — Здесь тоже можно играть на повышение или понижение ставок — менять сложность прыжка, в зависимости от действий соперников.

Стас не боится ставить все фишки на All-in. В этом смысле покер, равно как и фристайл, характеризует его как человека, склонного к риску. Но эмоции — примитивное объяснение решения исполнить в суперфинале Олимпийских игр один из самых сложных прыжков в лыжной акробатике. Лучше поискать ответ в области спорта.

Так вот. Согласно правилам проведения соревнований по лыжной акробатике, атлетам следовало на каждом из финальных этапов — финал 1, финал 2, суперфинал — исполнить новый прыжок. Другими словами, повторяться нельзя.

— Чтобы уверенно входить в топ-9 и топ-6 на этой Олимпиаде, надо было набирать свыше 120 баллов, — говорит тренер национальной сборной Беларуси по фристайлу Михаил Курлович. — Это означало, что стартовать следовало сразу с тройного сальто с четырьмя пируэтами и исполнять его хорошо. С помарками тот же самый австралиец Дэвид Моррис (серебряный призер Олимпиады в Сочи) не прошел первое сито в день финалов, хотя встал в ноги. То есть у нас не было других вариантов, как сразу начинать со сложных прыжков. Стас — молодец, выложился по максимуму!

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В финале 1 Гладченко прыгнул тройное сальто с четырьмя пируэтами, два из которых были выполнены во втором сальто (Back Full-Double Full-Full). Коэффициент у этого прыжка — 4,425. В финале 2 Стас исполнил два винта в первом сальто из трех (Back Double Full-Full-Full). Такой прыжок «дороже» первого варианта на 0,1 балла. Большинство конкурентов Гладченко остановили выбор также на этих прыжках.

Попав в топ-6, или в суперфинал, с третьей позиции, Стасу следовало показать что-то новенькое. Четыре из шести акробатов усложнили программу тем, что прыгали тройное сальто с четырьмя пируэтами, где два пируэта — в третьем сальто.

— В мире фристайла этот вариант «три с четырьмя» (коэффициент — 4,525) достаточно редкий, — констатирует Курлович. — Мало кто его делает. Особенность в том, что после трех винтов сложно становиться в ноги — практически ничего не видишь. И если говорить о борьбе за медали, то практически все соискатели оставили этот прыжок про запас. А Стас его еще не тренировал ни на снег, ни на воду. Зато работал над тройным сальто с пятью пируэтами (4,900). В тренировочном процессе прыгал, на соревнованиях — нет.

Станислав Гладченко. Фото: Reuters
Фото: Reuters

Кстати, вариант тройного сальто с пятью пируэтами, который заявил Гладченко, лишь на 0,1 уступает «в стоимости» победному прыжку Антона Кушнира в Сочи. Его, напомним, оценили в космические 134,50 балла. То есть даже с нечистым исполнением фигур в воздухе, но при уверенном приземлении Стас мог рассчитывать на высокую оценку.

А ведь изначально белорусской заявкой на суперфинал был другой прыжок — тройное сальто с тремя винтами (4,050). Он считается конкурентоспособным только на юниорском уровне и, конечно, не годился для Олимпиады.

— С ним Стас не поднялся бы выше 5−6-го места, — уверен Михаил Курлович. — Разве что если бы ухудшились погодные условия и народ стал бы «сыпаться»… А по ситуации, которая сложилась перед попыткой Стаса, единственным прыжком, который позволял бороться за медали, было «три с пятью». Насколько могу судить по собственным впечатлениям вживую и уже после просмотра видео, в воздухе Стас продемонстрировал очень высокий уровень. Приземлись он в ноги, это была бы однозначно заявка на медаль. С учетом судейства, не берусь утверждать, золото ли, но медаль точно.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Говоря о судействе, Курлович имеет в виду непропуск Кушнира во второй соревновательный день. Претензии на этот счет глава Беларуси Александр Лукашенко направил в адрес президента МОК Томаса Баха.

— Второй прыжок Антона хоть и был с помарками, но он все равно сильнее, чем попытка швейцарца Миши Гессера и ряда других спортсменов, — убежден Курлович. — И все же у нас больше вопросов к оценке первого прыжка Антона. Он выполнил его почти идеально и заслуживал минимум 126 баллов, а, судя по логике судейства, даже все 128−129. Получи Антон свое — никакой шумихи не было бы. Полбалла Антону сняли за фигуру, в которой ноги были ровные, лыжи не расходились… Необъективное судейство задело не только членов нашей команды, но и спортсменов из других стран. Это удар по виду спорта!

Возвращаясь же к Гладченко, после трехсальтового прыжка с пятью винтами он встал на лыжи, однако не совладал с балансом на склоне и прокатился кубарем. Итог — шестое место. В случае с трехсальтовым прыжком с тремя винтами медаль Стасу также не досталась бы.

— У него еще не такая напрыжка, как у Антона Кушнира и Максима Густика, — отмечает Курлович. — Не на всех этапах последнего розыгрыша Кубка мира Стас показывал сложную программу. Зато с пользой провел последний подготовительный сбор, распрыгался. Отсюда и такая форма в Пхенчхане-2018, главном старте сезона. Хочется, чтобы люди, а как я понимаю, выступление Стаса получило резонанс, понимали, что решение по прыжку в суперфинале было взвешенным, обоснованным и в соответствии с регламентом.

Партнер проекта:

-15%
-45%
-45%
-20%
-21%
-20%
-10%
-50%