• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Олимпийская чемпионка по фристайлу Анна Гуськова и Станислав Гладченко, до последнего боровшийся за медаль Пхенчхана-2018, после Олимпиады ходят по врачам. У Ани болит колено, где стоят титановые шурупы, а Стасу сделали операцию на плече. Ребята частенько ложатся под капельницу, занимаются лечебной физкультурой, а намедни поучаствовали в первом в Минске забеге Санта- Клаусов. В интервью SPORT.TUT.BY лыжные акробаты рассказали о лечении и намеках руководству страны насчет квартирного вопроса у Ани, а также выразили готовность сыграть Деда Мороза и Снегурочку на детском утреннике.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Анна Гуськова — в центре, Станислав Гладченко — слева от нее.

«Под конец Олимпийских игр уже сидел на обезболивающих: кололся через день»

Команда лыжных акробатов под началом Николая Козеко с конца ноября «сидит» на сборах в Финляндии, где спортсмены прыгают на снег. Среди ведущих подготовку к сезону нет людей, показавших пиковые результаты сборной у женщин и мужчин на Олимпийских играх в Пхенчхане: чемпионки Анны Гуськовой и Станислава Гладченко, обладателя шестого результата в суперфинале. Все идет к тому, что в постолимпийском году они не выступят.

— Колено правой ноги ныло еще на Олимпиаде, но, видимо, на фоне эмоций тогда боль не сильно меня заботила, — объясняется Гуськова. — Кололи обезболивающее, тейпировала колено «от и до». Затем в июне вместе с командой приступила к подготовке к новому сезону и вскоре поняла, что не могу не то что прыгать, но даже подняться по лестнице! Сделала МРТ. Посоветовалась с доктором, который ранее делал мне операцию. Сказал, что хирургического вмешательства не потребуется и нужно закачать мышцы колена, чтобы связка держалась. Беспокоит именно она. Подрастянулась за годы в спорте, изношена.

В 2013 году Аня порвала передние крестообразные связки как раз на правом колене. Их по-прежнему поддерживают титановые шурупы. Олимпийская чемпионка решила не доставать их, ведь острой необходимости в этом нет.

— На данный момент колено не болит, но это и неудивительно, ведь прыжковая работа исключена, — говорит Аня. — Вместе со Стасом хожу на лечебную физкультуру. Мы хорошо тренируемся. Закачиваем пресс, спину. Буквально выползаем из зала. Делаем процедуры. Например, ложимся под капельницы (нам в кровь вводят противовоспалительные препараты), недавно прошли курс иглотерапии. Организм крепнет, но сказать, что эффект мгновенный, нельзя. Месяца мало на восстановление. Так что, наверное, следует пожертвовать сезоном — долечиться, чтобы через год выйти на старт с ощущением, что у меня ничего не болит и я полностью сосредоточена на борьбе за золото следующей Олимпиады. Было бы неплохо в 2020 году выиграть малый Хрустальный глобус. В 2018 году я финишировала второй в общем зачете Кубка мира среди лыжных акробатов, так что — почему нет?

Проблемы с коленями у лыжных акробатов Стас Гладченко связывает с неравномерной нагрузкой на фоне искривления позвоночника. И он, и Аня раскручиваются во время прыжков с трамплина через левую руку, из-за чего и происходит деформация скелета.

— А межпозвоночные грыжи формируются на фоне дикой компрессии, с которой сталкивается организм в момент приземления. Он ведь не рассчитан на приземления с 16 метров, — отмечает Гладченко.

— Я иногда прохожу мимо пятиэтажек и думаю: «И это с такой высоты я приземляюсь?! Как такое возможно? Стремно». Когда же прыгаешь с трамплина, то кажется, что это не так страшно, — добавляет Аня. Из-за травмы колена в следующем году она пропустит чемпионат мира, что с ней случится второй раз подряд.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Стас Гладченко лечится после операции на правом плече.

— Болело два года, терпел, — рассказывает он. — В прошлом сезоне, а именно под конец Олимпийских игр, уже сидел на обезболивающих: кололся через день. По возвращении из Пхенчхана, помню, была суматоха. Очень хотелось отдохнуть. И вот вернулся из отпуска, мы стали заниматься плечом. Сделали МРТ: одно, второе. Кто-то из врачей видел необходимость в операции, кто-то — нет. Этот период растянулся до июня, когда меня прооперировали в РНПЦ спорта. Мне было предписано три месяца реабилитации, и тем не менее вместе с командой отправился на сбор в Швейцарию. Через месяц тренировок мы начали прыгать сальтовые прыжки, в том числе и я. Боль в плече — просто адская! «Поболит и перестанет», — говорили мне, ссылаясь на операцию.

— Кто?

— Тренеры и врач. «Ну ты иди, попробуй, а там посмотришь», — в таком духе. Мы три дня попрыгали и поняли, что хватит. Все остальное время на сборах я закачивал плечо, хотя нагрузка была противопоказана. Вскоре мы ее значительно снизили, стал ходить на процедуры. А плечо все не переставало болеть. 28 сентября истекли три месяца, отведенные для реабилитации… До начала зимнего сезона оставалось два месяца. В принципе этого достаточно, чтобы через прыжки на воду вспомнить соревновательную программу и подойти к сезону в хорошей форме. Однако из-за желания быстрее-быстрее начать подготовку плечо находилось в воспаленном состоянии и не заживало.

В ноябре один из врачей разъяснил, что мне не то кололи. Что дело в сумке сустава, через которую боль уходила в мышцу и так далее. Естественно, когда у тебя болит рука, ты стараешься ничего ею не делать. Как итог, атрофировалась трапециевидная мышца, рука обмякла. После обкатки в Швейцарии, где я упал на то самое плечо, стало окончательно ясно, что прыгать с трамплина я не готов. Конечно, если на фоне лечения удастся поправить дело, могу выйти на заключительные старты сезона. Однако было решено, что без летней подготовки нечего рыпаться.

— То есть ты пропускаешь сезон?

— Да. На чемпионат мира, а он уже в начале февраля 2019-го, все равно не попадаю. Вот мы с Анькой и лечимся. Пустились во все тяжкие: ЛФК, массажи, грязи. С понедельника начнем ходить в криосауну. До этого я прошел трехнедельный курс, когда раз в неделю мне кололи в сустав гиалган.

— И мне тоже, — прервала Стаса Аня.

— Параллельно взялся за бедро, операцию на котором пережил в 2016 году. Суть проблемы та же, что и с плечом: порвалась суставная капсула. Что поделать, суставчики у меня слабенькие!

— В межсезонье через операцию на плече прошла олимпийская чемпионка по биатлону Динара Алимбекова. Два с половиной года назад она травмировалась при падении со спуска. Стас, что произошло у тебя?

— Капсула рвется при ударе. В лыжной акробатике мы сталкиваемся с ударными нагрузками регулярно. Бывает, ударишься при приземлении о склон и не заметишь, а на практике чуть надорвал капсулу. И так еще и еще.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Со стороны может показаться, что сейчас мы отдыхаем, а не работаем, но, поверьте, мы пашем. Кроме того, быть вне команды и не иметь возможность заниматься любимым делом — морально тяжело, — признается Аня Гуськова. — Мне страшно, когда начинаю думать о том, как быстро почти после полуторалетней паузы между прыжками на снег я выйду на уровень, который показывала до лечения.

— Алексей Гришин, Алла Цупер и Антон Кушнир пропускали сезоны после завоевания олимпийского золота. Спросите у них, как побороть страх.

— Спрашивали. Антон предупреждает: «Не расслабляйтесь, потому что с таким отношением влиться в работу будет тяжелее», — приводит слова Кушнира Гладченко.

— Думаю, если бы кто-то из нас остался тут, в Минске, один, пока команда готовится к сезону, ему пришлось бы в сто раз тяжелее, а так мы, как говорится, братья по несчастью и поддерживаем друг друга, — ищет позитив Гуськова.

Видео: Николай Козеко для SPORT.TUT.BY


Открыть/скачать видео (426.13 КБ)

Пока Аня и Стас пекутся о здоровье, в Финляндии сборники впервые опробовали синхронные прыжки. В перспективе эта дисциплина может стать частью Олимпийских игр, что уже случилось с командными соревнованиями в лыжной акробатике.

— Глядя на видео синхронных прыжков, что вы делаете? «Воете на Луну» от большого желания повторить?

— Конечно, хочется, — подтверждает предположение Аня. — Синхронные прыжки выглядят зрелищно. На этой стадии подготовки ребята пробуют простые прыжки: двухсальтовые с двумя или тремя винтами. Считаю, что было бы справедливо взять на Олимпиаду третий вид программы в лыжной акробатике. Поскорее бы! Чтобы мы могли привозить в страну больше медалей. Чтобы у всех в команде был шанс…

— Чтобы мы привозили в страну валюту, — продолжил логику Ани Стас, имея в виду призовые за победы на этапах Кубка мира и чемпионатах мира.

— Скажите, необходимо ли Козеко контролировать вас, пока вы лечитесь?

— Он понимает, что мы — ответственные, — коротко ответил Стас.

— Мы «на связи», — продолжила Аня. — Недавно списывалась с Николаем Ивановичем. Говорит, что ему не хватает нас. Понятное дело, он расстроен: в команде есть травмированные. Ничего, мы еще покажем класс!

«Саму раздражает, что, будучи олимпийской чемпионкой, приходится говорить о своем квартирном вопросе»

Первое большое интервью после возвращения с Олимпиады-2018 Анна Гуськова дала именно SPORT.TUT.BY. В нем поднимался квартирный вопрос, остро стоящий перед звездами спорта, вышедшими из семей среднего достатка. Так, Аня рассказала, что живет с мамой в двухкомнатной квартире и мечтает о своем собственном жилье. То есть намекала спортивному руководству страны, что рассчитывает на помощь.

Да, государство уже отблагодарило спортсменку за олимпийское золото призовыми деньгами в размере 150 тысяч долларов и назначением ежемесячных выплат по указу президента № 190. С другой стороны, надежды Гуськовой нельзя назвать безосновательными. Алексею Гришину, Дмитрию Дащинскому и Антону Кушнниру после медальных прыжков на Олимпиадах на разных условиях предоставляли квартиры. После успехов на Играх в Сочи-2014 Дарья Домрачева, Алла Цупер и все тот же Кушнир получили в подарок квартиры в доме «У Троицкого», известного как «дом Чижа». Николай Козеко купил в нем квартиру со скидкой.

— Очень обидно, ведь мне ничего подобного не предложили. Почему? — вопрошает Гуськова. — Конечно, мне никто не обязан давать квартиру, и я не веду себя так, будто открываю двери с ноги. Все прекрасно знают, какая я. А я ничем не отличаюсь о тех, кто приносил стране золотые олимпийские медали в предыдущие годы. Когда это сделала я, все в стране говорили, что рады и что считают мою победу своей, благодарили. Приятно! Однако когда дала знать, что мне нужна помощь… Ребята в нашей команде не понимают, почему до этого все было, а теперь — нет. Скажите, разве с тех пор олимпийское золото стало менее ценным для страны?

— В феврале мы спрашивали тебя, что скажешь президенту Александру Лукашенко при встрече. В преддверии 8 Марта она случилась, тебе присвоили орден Отечества III степени. Ну и?

— К сожалению, тогда к президенту пригласили много людей — не только из спорта. У меня не было возможности подойти к нему и поговорить один на один.

— Ты бы затронула тему квартиры, верно?

— Я человек. Если бы попросила, думаю, мы бы рассмотрели этот вопрос. Говорить, вот тем спортсменам дали квартиры, а мне нет, пожалуй, не стала бы. Плясала бы от себя.

Фото: БЕЛТА
Фото: БЕЛТА

— В июле стало известно, что пловчиха Александра Герасименя бесплатно получила землю в Дроздах-2. Она писала письмо в Мингорисполком на имя президента. Проверенный способ. Попробуешь?

— Думаю, стоит и мне написать. Какое-то время назад считала, что мой вопрос очень скоро решится. Но вот уж почти год, как я выиграла Олимпиаду, и ничего! Пусть бы квартира не была для меня подарком. Я была бы рада 50-процентной скидке. Разве это так много?

Бывает, слышу: «Так тебе ж дали призовые. Купи на них квартиру!» Ну, блин, ребята, я не смогу прыгать с трамплина до 60 лет, так что мне нужно думать о будущем после спорта. Было бы неплохо потратить призовые на дело, которым займусь после завершения спортивной карьеры, когда обо мне уже никто не станет заботиться. Больная или здоровая — кого это будет волновать? Со своей стороны могу сказать, что готова оставаться в спорте максимально долго и стремиться быть полезной.

— Итого: напишешь Анатолию Сиваку, новому мэру Минска, так?

— Если мне подскажут, как правильно это сделать, то обязательно… Вот меня бомбануло! Саму раздражает, что, будучи олимпийской чемпионкой, приходится говорить обо всем этом.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В августе [через государственную службу занятости] хоккейное «Динамо» искало пять человек на позицию спортсмена-инструктора с зарплатой в 10 тысяч рублей в месяц, — вспоминает Стас Гладченко. — Не хочу ни на кого наговаривать — не так давно динамовцы проиграли много матчей подряд (одиннадцать — антирекорд клуба. — Прим. ред.), но, думаю, и без лишних слов мой посыл понятен.

— Аня, у тебя зарплата меньше, чем 10 тысяч?

— Ты издеваешься? — парировала Гуськова, намекая, что стипендия для золотого медалиста Олимпийских игр в разы скромнее. Для сравнения, 10 тысяч белорусских рублей в Континентальной хоккейной лиге — это оклад игрока уровня четвертого звена.

— Не хочется никого унижать ради лайков и репостов. Уважаю труд спортсменов и буду рада, если меня услышали, — заключила Аня. — У нас во фристайле без преувеличения одна из лучших команд в Беларуси: выиграла четыре золотых олимпийских награды и с 1998 года привозила медали со всех зимних Игр.

«В Йоулупукки я вновь поверила в Санту!»

15 декабря в Минске состоялся первый забег Санта-Клаусов #SantaRunMinsk. Мы предложили Ане и Стасу поучаствовать. «Давай, я за любой кипиш», — отреагировала Гуськова. Гладченко поддержал, а Козеко порадовался, что его подопечные «на больничном» не вешают носа, и дал добро на пробежку.

— Выбрали короткую дистанцию в 1,5 км, — говорит Аня Гуськова. — В моем случае из-за переживаний, связанных с коленом. Бежала небыстро и легко, но чуть-чуть волновалась. Перед стартом размялась, и, к счастью, забег прошел без эксцессов.

Здорово, что увидели так много людей на новогоднем костюмированном забеге, несмотря на холод, когда обычно люди предпочитают оставаться дома. Единственное — некомфортно себя чувствовали, когда встали впереди колонны бегунов. За это приносим извинения, ведь доставили неудобства. Все ради фоторепортажа, так-то мы бы разместились не впереди людей, а были бы просто вместе с бегущими, ведь мы ничем не отличаемся. Все бежали и были красивы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Лишь набросив друг на друга легкие кафтаны Снегурочки и Деда Мороза, Аня и Стас начали троллить друг друга. Самой жесткой шуткой стало сравнение с эксгибиционистом. Окружающим нравилась открытость фристайлистов, к ним подходили с просьбой о фото.

— В глазах детей трех-четырех лет читалось, что они видели в нас Деда Мороза и Снегурку, а не спортсменов, — настаивает Аня. — Обменялись мнениями со Стасом и поняли, что могли бы неплохо проявить себя на праздниках типа корпоративов, свадеб и банкетов. Готовы прийти в детские садики!

— А если вас действительно позовут на утренник к детсад или школу, что скажете?

— Не откажем, — заверил Стас. — А выдадут костюмы — с радостью сыграем Деда Мороза и Снегурочку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Как долго вы верили в существование Деда Мороза?

— Еще до восьми лет, когда я увидел, как родители доставали из шкафа подарок под елочку, — вступил Стас, — у меня закрадывались сомнения по поводу Деда Мороза. «Выйди, пожалуйста, на кухню, ведь сейчас к нам должен заглянуть Мороз!» — согласитесь, звучит подозрительно! Ну вот в восемь лет для меня и случился главный удар по детской психике. Тот подарок из шкафа изменил мою жизнь!

— В 2017 году у меня был разрыв мениска, ходила на костылях, — делится воспоминаниями Аня. — Вместе командой тогда находилась в Финляндии, мы поехали в резиденцию Санта-Клауса в Йоулупукки. Увидеть северного оленя — нечто непередаваемое! Атмосфера вокруг дома Санты — просто сказочная. Сам Санта ходил с настоящей бородой. У меня где-то есть фото и видео с ним. Знаешь, там я вновь поверила в Санту! В письме попросила его о здоровом колене, ведь впереди ожидал олимпийский сезон. Думаю, Санта помог. Уходящий 2018 год стал лучшим в моей жизни. С точки зрения спорта я выросла профессионально, осуществила свою мечту о победе на Олимпиаде, ментально окрепла, стала увереннее в себе, познакомилась с интересными людьми и многому научилась.

— Стас, а что ты скажешь про 2018-й?

— Неоднозначный для меня год. Да, впервые соревновался на Олимпийских играх. Было интересно по эмоциям. Итог выступления? Не хорошо, но и не плохо. Негатив связан с травмой. Лечение сначала давало мне надежду, потом забирало. Еще бы отметил, что в этом году я стал прапорщиком (Гладченко состоит на службе в пограничных войсках. — Прим. ред.). Это плюс.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Обычно под Новый год сборная по фристайлу возращается со сборов или соревнований в Минск, но ненадолго. Как-то уже 1 января команде довелось лететь в Китай.

— Тот Новый год обошелся без горячительных напитков? — спрашиваем.

— А как иначе? Мы же спортсмены! — свой довод ребята нашли неубедительным и заполнили паузу смехом. Аня добавила:

— А в тексте небось будет: «И тут они рассмеялись».

— Какие у вас планы на 31 декабря?

— Пока их нет, — ответила Аня, — но знаешь, что я сделала в пятницу? Купила хлопушку размером 70 см и бахнула ее на машину: «С Новым годом, Рокси!»

— Рокси?

— Так назвала свою машину! У меня белая Audi, если что. А Рокси — это производная от моего спонсора — производителя одежды.

У Стаса тоже белый автомобиль, только BMW, и авто этой марки не первое для него.

— Черный BMW сотрудники Госавтоинспекции останавливают в раза два-три чаще, чем белый, — утверждает он. — Это данные моей личной статистики. Сколько езжу на белом, еще ни разу не остановили.

— Возвращясь к вопросу о планах на Новый год, хотелось бы уехать за границу, ведь снега в это время у нас обычно не бывает, и вместо снеговиков мы лепим песковиков, — юморит Аня. — А теперь серьезно. Пользуясь случаем, желаю в Новом году нашим людям преуспевать во всех начинаниях и стремиться ввысь (тату с таким текстом на латыни набито у Гуськовой на ключице. — Прим. ред.), всегда и несмотря на обстоятельства. Нужно быть на позитиве, крепко дружить, заботиться друг о друге и любить.

Редакция портала выражает благодарность интернет-магазину костюмдедамороза.бел за помощь в подготовке материала.

-10%
-10%
-45%
-50%
-10%
-30%
0065126