149 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  2. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  3. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  4. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  5. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  6. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  7. «Шахтер» выдал абсолютно лучший старт в чемпионате Беларуси по футболу за свою историю
  8. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  9. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  10. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  11. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудился на субботнике
  12. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  13. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  14. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  15. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  16. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  17. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  18. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  19. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  20. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  21. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  22. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  23. «Однажды ночью мой грузовик ограбили». История Натальи, которая в 40 лет стала дальнобойщицей
  24. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  25. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  26. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  27. «Переворот планировался на 9 мая». В ФСБ России прокомментировали задержание Зенковича и Федуты в Москве
  28. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  29. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  30. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот


В начале нынешнего года легендарный тренер Николай Козеко, воспитавший четырех олимпийских чемпионов, заболел коронавирусом. Течение болезни проходило очень тяжело: 10 дней в реанимации, потом — два месяца в «красной» зоне (когда даже из палаты нельзя выходить), сейчас — восстановление. Тренер выписался из больницы 26 марта, а 5 апреля отметил свое 71-летие. И, несмотря ни на что, полон энергии и решимости вернуться на работу в РЦОП, чтобы подготовить для страны еще одного олимпийского медалиста, пишет «Трибуна».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Сейчас я потихоньку восстанавливаюсь. Говорить о том, что уже все тип-топ, наверное, рановато. Врачи рекомендуют восстанавливаться не спеша, и я, естественно, стараюсь следовать советам медиков. В целом, если не прибегать к большим физическим нагрузкам, то, надеюсь, скоро уже буду в хорошем состоянии. Но для полного выздоровления все равно нужно время.

— Расскажите, с чего все начиналось.

— На самом деле все произошло очень неожиданно. Четверг, 21 января, обычное утро, рабочий день. Чувствовал себя хорошо, и, скажем так, ничего не предвещало беды. А поздно вечером стало знобить — у меня поднялась небольшая температура. Надеялись, что это обычная простуда. Но под утро температура повысилась.

Жена перестраховалась — вызвала врача на дом. Медики осмотрели, взяли у меня мазки, дали рекомендации. Это была пятница, и выходные дни впереди, поэтому результаты теста были готовы только в понедельник. Тест оказался положительным.

Я бы не сказал, что чувствовал себя очень плохо. Надеялся, что смогу избежать госпитализации. Но моментально приехала участковый врач, обследовала, прослушала и приказала, если снова поднимется высокая температура, незамедлительно вызывать скорую. Утром 26 января меня госпитализировали, и оказалось, что к тому моменту уже был достаточно большой очаг поражения легких.

Сперва, когда меня только забирали, КТ показало 44 процента. А по итогу оказалось, что у меня было поражено 80 процентов легких. Поэтому болезнь протекала очень тяжело, и выздоровление было таким долгим.

— Уверен, что вы предпринимали все меры предосторожности.

— Абсолютно точно. Берегся, как мог, старался себя опасности не подвергать. Но быть уверенным на 100 процентов, что меня эта зараза не коснется, все равно не мог. Хочешь не хочешь, а контактировать с людьми приходилось: ходил на работу, в магазин с соблюдением мер предосторожности. Не посещал никаких культурных и массовых мероприятий, за исключением соревнований в «Раубичах».

С учетом моего возраста, не такого сильного иммунитета, как у молодежи, пройти все спокойно не получилось. Болезнь очень коварная, и к ней нужно относиться внимательно. К сожалению, я перенес коронавирус очень тяжело — 10 дней лежал в реанимации.

— Вас сразу положили в реанимацию?

— Нет. Два дня пролежал в обычной палате, а потом перевели в реанимацию, так как шло ухудшение.

— Вы человек опытный, через многое прошедший и многое повидавший, но скажите честно: вам было страшно?

— Вы знаете, никогда не думал, что так буду бороться за свою жизнь. Пришлось пройти серьезную проверку на состоятельность, на силу духа в нелегкой ситуации. Однозначно было сложно.

— В реанимации находились в сознании?

— В какие-то моменты находился в полусознании, в некоторые моменты чувствовал себя чуть лучше. Да, мое состояние контролировали врачи, но все-таки были очень тяжелые эпизоды. Медики мне не говорили, что со мной происходит, как протекает лечение.

Жена по несколько раз в день звонила в отделение реанимации, ей рассказывали. Даже не представляю, что ей пришлось пережить. А я только спустя время узнал, что, по мнению врачей, ситуация была очень сложной, могло случиться все что угодно.

— Вы задумывались о самом худшем развитии событий, грубо говоря, о смерти?

— Если честно, посещали такие мысли. Когда было совсем плохо, хотел попросить, чтобы меня подключили к ИВЛ, чтобы уйти в беспамятство. А там уже будь что будет.

— О том, что было поражено 80 процентов легких, когда узнали?

— Когда выписывался и получил все справки, эпикриз. А когда лежал, честно скажу, не было желания что-то узнавать, интересоваться. Так что о том, через что пришлось пройти, узнал на выписке. В этот момент подумал, что жизнь действительно прекрасна и удивительна. И все, что сейчас вокруг, это суета сует. В какой-то степени мелочи.

— Когда вы лежали в обычной палате, кто-нибудь вас навещал?

— Вы знаете, я два месяца пролежал в ковидной палате, скажем так, в закрытой «красной» зоне. И туда посетителям, естественно, вход запрещен. Жена приносила передачи, а потом шла под окна палаты, и мы первое время общались по телефону, глядя друг на друга: я в палате, а она на улице. За долгие недели мы впервые друг друга видели. Буквально за полторы недели до выписки я сдал тест, который показал, что я могу наконец-то покинуть «красную» зону и перейти в обычную палату. Вот тогда из палаты выходил, и жена ежедневно навещала меня.

— Медики вас узнали?

— Конечно, не без этого. Но сказать, что ко мне относились как-то по-особенному, не могу. Просто не с чем сравнивать. Я уверен, что врачи ко всем больным относятся предельно внимательно и с большим уважением.

— Что вы сделали сразу после того, как вернулись домой из больницы?

— Я очень соскучился по дому. Супруга забирала меня из больницы, и пока ехали в машине, я забрасывал ее вопросами. Готовился ко встрече с родной обстановкой и теми, кто с нами живет. Меня интересовало всё: как поживают наши домашние питомцы, что вкусненького приготовила жена. Не успели зайти в квартиру, как меня встретила наша собака. У нас дома живет ши-тцу, такая озорная и любвеобильная. Узнала, облизала с ног до головы и потом вообще никуда от меня не отходила. Собака в своих чувствах не будет врать. Супруга вкусный обед приготовила. Она и в больнице меня подкармливала: готовила питательную еду, витаминные смеси. Одним словом, приводила меня в форму. Я же тогда за 10 дней потерял порядка 15 килограммов.

— Какие у вас дальнейшие планы?

— Как уже сказал, прошло чуть меньше двух недель, как выписался из больницы, прохожу реабилитацию. Сейчас уже гуляю, с каждым днем чувствую себя лучше. У меня другого выхода нет, кроме как быть сильным и жить дальше. В среду утром я сходил к участковому врачу, и мне продлили еще на неделю больничный. Пока дома, привожу здоровье в порядок, а потом уже вернусь к любимому делу. Очень соскучился по ребятам, по родным коридорам центра, по работе. Мне даже снятся прыжки…

Знаний у меня достаточно много, а силы сейчас восстанавливаю. Уверен на 100 процентов, что могу многое сделать для нашего спорта, и фристайла в частности. Главное, чтобы здоровье не подкачало. А желание довести до олимпийской награды еще хотя бы одного воспитанника у меня огромное.

-10%
-50%
-10%
-20%
-20%
-10%
-60%