Гандбол


Кирилл Клименков, /

С приходом к штурвалу Белорусской федерации гандбола Владимира Коноплева некогда славный вид спорта обрел вторую жизнь.

В Беларусь начали возвращаться известные игроки и тренеры, как следствие - чемпионат страны стал более интересным. А недавно минское "Динамо" вышло в групповой раунд Лиги чемпионов.



Не остался в стороне и массовый спорт. Проводится все больше соревнований среди детско-юношеских команд.

В начале сентября глава БФГ Владимир Коноплев встречался с президентом Международной федерации Хасаном Мустафой, который "пообещал оказать содействие в решении наиболее актуальных вопросов жизнедеятельности федерации".

Владимир Николаевич любезно согласился на интервью для портала TUT.BY, ответив на самые злободневные и острые вопросы.



Скачать видео

Чуть больше четырех лет назад вы возглавили Белорусскую федерацию гандбола. Не жалеете, что приняли тогда такое решение?

Я жалею о том, что не возглавил гандбольную федерацию лет двенадцать назад, когда поступали первые предложения. Думаю, за двенадцать лет можно было сделать гораздо больше, чем сделано за этот небольшой промежуток времени.

Почему тогда отказывались?

Хватало своей работы. Вы знаете, что я был депутатом, - как в округе, так и в Парламенте. Во-вторых, хотя и любил гандбол, сам занимался им в студенческие годы, тогда я не понимал важности возвращения его на прежний уровень. Мне казалось, что предлагают не дополнительную работу и нагрузку, а какое-то хобби, которым можно заниматься в свободное от работы время. Когда четыре года назад свалилась эта ноша на плечи, я понял, что это – огромный труд, не меньший, чем та работа, которой я занимался раньше.

В первый год работы в федерации вы также еще работали спикером в Палате представителей. Как удавалось совмещать эту работу? После ухода из Палаты стало легче или тяжелее работать в федерации?

Совмещать было довольно просто, потому что и тогда, и сейчас я не числюсь штатным работником федерации – это моя общественная работа. Когда ты руководитель, и руководитель такого ранга, к тебе идут, сами желают подставить плечо и, что самое важное для любого вида спорта, предоставить финансовые возможности. В этом плане было легче. Кстати, было легче еще и потому, что тогда еще не начался мировой финансовый кризис.

Когда уходишь с высокой государственной должности, приходится прикладывать огромные усилия, чтобы добиться прежних результатов, прежде всего, в финансовом фундаменте. В этом плане, естественно, немного труднее, зато интереснее. Люди, с которыми раньше работал, сейчас познаются с совершенно другой стороны. Сразу понимаешь, кто любит спорт, кто так относится к нему только лишь потому, что его заставляют принимать те или иные решения, а кто – чисто из тех человеческих, дружеских отношений, которые складывались годами и остались по настоящее время.

Почему именно гандбол, ведь вы больше известны как любитель футбола, большого тенниса?

Не знаю, насколько я известен как любитель футбола или большого тенниса. Футбол – это любимая игра детства, всех мальчишек, особенно мальчишек 1960-1970-х годов: чем было тогда заниматься, особенно в сельской местности? С утра до вечера гоняли в футбол. В большой теннис я научился играть в Минске, и занимаюсь им в настоящее время. В гандбол я пришел, будучи студентом: у нас был прекрасный тренер, Рябченко Игорь Карпович, который в то время в Могилевском пединституте был одним из лучших. Это боевой вид спорта для настоящих мужчин, поэтому он мне сразу понравился. Я четыре года играл в гандбол, выступал за сборную своего вуза – это наивысшее достижение. Наверное, исходя из этого, мне поступило предложение возглавить федерацию.

Многие любители гандбола вспоминают успехи СКА, те годы, когда наша сборная регулярно участвовала в европейских и мировых чемпионатах. Как вы считаете, почему спустя время не удается достичь прежних высот?

Наверное, не все посетители вашего портала знают, что СКА и в настоящее время по своим достижениям занимает четвертое место в Европе, а значит, и в мире.

Очень много причин того, почему так случилось. Во-первых, распад Советского Союза, становление молодого государства: вы молодой человек, не помните, с какими трудностями столкнулось наше государство и каждый человек в отдельности. Естественно, многие наши спортсмены начали искать лучшей жизни за рубежом. Я могу назвать имена спортсменов и тренеров, которые до сих пор работают за рубежом, – не все еще возвратились на родину. За время развала мы потеряли всю ту школу, которая была раньше, которая создавалась по крохам во времена Советского Союза Спартаком Мироновичем. Естественно, финансовое безденежье и сейчас нам во многом мешает, и это главная причина того, что успехи клубов ушли в никуда.

Что касается сборной, вы немного не правы. Я не помню ни одного высокого результата нашей сборной после того, как Беларусь стала суверенным государством. Выйти в финал чемпионата Европы – разве это успех для белорусов? С той школой, когда во времена Советского Союза мы учили Запад играть в гандбол, мы должны занимать призовые места – будь то чемпионат мира, будь то чемпионат Европы, будь то Олимпийские игры. Такие задачи ставятся для всех наших сборных – от юношеской, молодежной до национальной, как для мужчин, так и для женщин. Потенциал у нас хороший, он есть, только для этого нужно работать по самым разным направлениям.

Какие инициативы в ближайшее время готовит федерация гандбола?

Для того чтобы развивался любой вид спорта, его нужно пропагандировать. В частности, я нахожусь сейчас у вас не для того, чтобы себя рекламировать, а немного больше рассказать о гандболе. Для того чтобы этот вид спорта получил должное развитие, должна быть система: это должен быть клуб, у которого должны быть подшефные спортивные организации, средние общеобразовательные школы с уклоном на гандбол, и клуб должен помогать финансово тем руководителям и преподавателям, которые занимаются этим видом спорта. Для того чтобы клубы могли это делать, они сами должны быть хорошо финансово обеспеченными. Хочу поблагодарить руководство нашей страны и президента, который принимает соответствующие указы по налоговым льготам предприятиям, поддерживающим различные виды спорта. В настоящее время это фундамент, который позволяет развиваться любому виду спорта, в том числе и гандболу.

Как предприятия реагируют на эти указы? Возможно, не все довольны.

Речь идет не только о предприятиях, но и о министерствах и ведомствах. Как, допустим, может реагировать министр сельского хозяйства, если он в свои молодые годы выступал за сборную Беларуси и сам является мастером спорта по гандболу? Или, допустим, министр информации Пролесковский, который тоже является мастером спорта по гандболу? Или губернатор Гродненской области Шапиро, или губернатор Витебской области, который является мастером спорта по боксу? Естественно, те люди, которые в молодые годы были близки к спорту и которые не оставили спорт сейчас, с ними до трех считать не нужно: они сразу понимают, и невзирая на огромнейшие финансовые трудности, изыскивают возможности, чтобы оказать поддержку.

То же самое можно говорить и о руководителях конкретных предприятий. Но если быть откровенным, их единицы. На большинство руководителей оказывается определенное административное воздействие в виде указов и распоряжений, которые идут от главы государства.

Кроме того, важно и умение руководителей клубов, которые отвечают за финансовое обеспечение, работать с конкретными руководителями. Одно дело, когда ты позвонишь по телефону или напишешь письмо, другое – живой разговор: многие из тех, с кем мы работаем, ни разу не были ни на одной гандбольной игре. Когда федерация проводит определенную работу, мы стараемся побольше пригласительных дать тем руководителям, которые далеки от нашего вида спорта, и настойчиво приглашаем их, чуть ли не за руку приводим в зал, чтобы они посмотрели на игру и поняли, что она не менее интересна, чем тот же самый хоккей.

Мне бы очень хотелось, чтобы со временем у нас родились традиции, и на играх лучших команд и команд всей Высшей лиги у нас посещаемость была хотя бы такой, как в маленькой Дании. В Дании это семейный вид спорта. На первом месте там идет футбол, на втором с небольшим отрывом– гандбол. Зато гандбол как семейный вид спорта стоит на первом: папа, мама, дети собираются на игру, идут вместе, отдыхают, проводят свое свободное время. Для Беларуси это очень доступно, потому что гандбол – это не такой финансово сложный вид спорта, как тот же хоккей или футбол. Мы можем нести гораздо меньшие затраты для того, чтобы поднять его на более высокий уровень.

Почему белорусы не идут на гандбол так активно, как в той же Дании?

Для того чтобы народ снова пошел на гандбол, нужны определенные условия. В Дании для того, чтобы поднять гандбол на национальный уровень, сделать его национальной идеей, были сделаны определенные сильные финансовые вложения. Без этого, как ни крути, ничего не получится.

Во-вторых, мы должны показывать игру. Как бы мы себя ни рекламировали на разных порталах, в газетах, на телевидении, но пока наши ребята и девушки не заиграют, народ не пойдет. Смотрите: сейчас у нас "прорвало" минское "Динамо" - они вошли в Лигу чемпионов. Как вы думаете, нужно будет кого-то зазывать на трибуны или нет? Я думаю, нет: все с большим интересом пойдут посмотреть, как играют их коллеги по спорту из разных стран, тем более, что в подгруппу вошли хорошие команды. Если минское "Динамо" вышло в Лигу, я думаю, игры будут интересными, поэтому людей зазывать не надо.

Но для того, чтобы вид спорта стал еще более популярным, хороших результатов сборной недостаточно. Например, в Германии любой игрок национальной сборной, тренер и игрок команд ходит на предприятия, в организации, чтобы пригласить на игру. У вас на портале был ли хоть один игрок национальной сборной или тренер? Конечно, не был. Если бы к вам пришел тот же Сергей Рутенко, Пуховский или Титов, - ребята под два метра ростом, красавцы – вы бы на них только посмотрели и пошли бы на игру, где выступают такие классные мужики. Такую работу тоже нужно проводить.

Такую идею мне подсказал новый главный тренер нашей сборной Юрий Шевцов, и мы провели такую встречу с заводчанами "Амкодора". Но такие мероприятия должны быть не разовыми, а постоянными, чтобы завлекать наших зрителей.

Может быть, нужно брать пример с женской сборной по баскетболу, которая очень активно себя позиционирует?

Я их очень уважаю, уважаю их тренера, и всегда привожу пример нашим девушкам пример баскетбольную команду. Сейчас уже привожу в пример и футбольную сборную. Мы были на турнире в Армении, и как раз в это время наша национальная сборная победила французов на их же поле. Вот как надо играть. Нам уже не нужно брать пример с датчан или немцев. Тренер женской национальной сборной по баскетболу сказал мне: "Для того, чтобы занять достойное место, нам пришлось побеждать чемпионов Европы, призеров Европы". Если наша мужская национальная сборная попадет в одну подгруппу с Данией, Россией, Швейцарией – чем мы хуже? Посмотрите, как прекрасно сыграло БАТЭ в Киеве – 2:2. БАТЭ работало так, что не выпускало киевлян с их знаменитой историей со штрафной площадки. Была очень интересная, настоящая европейская игра.

Когда Шевцов возглавил сборную, провел несколько турниров, попросил меня оказать финансовую поддержку, выехал в Германию, в Данию, а потом пришел и сказал: "Владимир Николаевич, я больше никуда ездить не буду. Мне пока стыдно за игроков – их хватает на одну треть игры". Тогда я спросил у наших тренеров, как они здесь работают, что у наших игроков физическая подготовка никакая? За год работы Юрий Анатольевич практически полностью перестроил тренировки, попросил, чтобы мы каждый месяц делали сборы не менее десяти дней. Сейчас, конечно, ребята не те, которые были год назад: пусть они и не заняли первое место на турнире в Германии, но игры отрабатывали хорошо. Думаю, Шевцову нужен год, чтобы научить их играть. Гандбол – это искрометная игра: на полсекунды задумался, и комбинация уже не проходит. В гандбол играют талантливые ребята.

Не кажется ли вам, что все начинается с детских тренеров? Зарплата у них совсем небольшая, и хорошие специалисты просто не хотят идти на эту работу.

Вы правы. Заработную плату детских спортивных тренеров я всегда сравнивал с зарплатой санитарок в больнице. Пока на государственном уровне мы не можем добиться того, чтобы тренеры детско-юношеских школ получали такую же зарплату, как и преподаватели средних школ. Федерация всячески поощряет талантливых тренеров, тех, которые работают в таких городах, как Ошмяны, Малорита, Рогачев, Бобруйск, которые являются районными центрами развития гандбола.

Клубный гандбол легче развивать, чем национальный. Например, "Динамо" смогло взять неплохих игроков из Украины, из России, из Литвы – у них есть деньги. За национальную сборную выступают только белорусы, поэтому нужно готовить свои кадры, а это зависит от подготовки детей. Мы возродили "Стремительный мяч", сейчас у нас в каждой области ежегодно проводится не меньше тридцати соревнований по взрослому и детскому гандболу. На поддержку только детского гандбола за последние четыре года мы потратили около двух миллиардов рублей, полностью обеспечили инвентарем. Для этого привлекаем своих спонсоров, которые нам помогают.

Насколько охотно сейчас дети идут в гандбол?

У нас сейчас гандболом занимается примерно 7,5 тысяч детей. Я считаю, что это мало, и в этом плане мы немного не дорабатываем. Нужно работать не только с детьми, но и с родителями: в последнее время гандбол стал физическим видом спорта, где нужны высокие, физически крепкие ребята. Нужно работать по регионам, выискивать их, завлекать в спортивные кружки и школы, и, конечно, рекламировать наших лучших гандболистов.

Идут дети в гандбол, и в последнее время идут хорошо. Например, в Суворовском училище мы открыли два класса, и там был большой конкурс.

Один из важных параметров развития гандбола – это студенческий гандбол. Как он развивается в нашей стране?

За последние четыре года мы возродили и продолжаем возрождать студенческий гандбол. До моего назначения тренеры десять лет не направляли студенческую сборную ни на чемпионат Европы, ни на чемпионат мира. Сейчас на все эти чемпионаты мы отправляем и женскую, и мужскую сборную, и ребята оттуда приезжают с очень хорошими результатами, даже завоевывают призовые места. Так что, я думаю, этого достаточно для того, чтобы сказать, что студенческий гандбол в нашей стране возрождается и поднимается.

Будут ли открываться новые отделения гандбола в других городах?

Если я не ошибаюсь, в Беларуси существует 42 отделения гандбола. Сейчас мы открыли еще одно в Пинске, думаем открыть в Молодечно, Лунинце. Хотим построить спортивные залы для игровых видов спорта, и по этому вопросу я уже побеседовал с мэром Бобруйска, в Ошмянах и Гродно. В Гродно есть хорошая команда, но нет такого игрового зала, как, например, в Бресте.

Гродненская область – самая игровая по всем видам спорта после Минска. Об этом говорит статистика. Но в каждой области есть регионы, где гандбол развивается, поэтому, прежде всего, будем возрождать и поддерживать этот вид спорта там, где он уже существует. Для хоккеистов были построены ледовые дворцы в городах-стотысячниках, и мы идем по такому же плану: должны быть задействованы областные центры и крупные города.

Недавно на отчетно-выборочной конференции вы раскритиковали руководство команды "Виктория-Регия". Что изменилось с тех пор?

Не могу сказать ничего хорошего. Многим игрокам, которые ушли из "Виктории-Регии", до настоящего времени не выплачены заработные платы. К сожалению, возможности только одного ректора Академии физкультуры не хватило. Руководители клуба не смогли финансово обеспечить и выполнить те обещания, которые они давали игрокам. Федерация одалживала деньги для развития клуба: может быть, я поступал незаконно, но я не мог не поддержать игроков. Лучшие игроки как из мужской, так и из женской команды ушли, и сейчас эти две команды базируются только лишь на тех студентах, которые учатся в этом учебном заведении и играют.

Жизнь не течет плавно, и я не могу упрекать руководителей клуба: были обстоятельства, не от них зависящие, по которым они не смогли финансово обеспечить команду. Они сейчас работают над этим, и, думаю, исправятся, тем более, что там есть прекрасные, талантливые тренеры. Были экономические программы, но с первого раза они не "выстрелили". Я думаю, что со второй попытки это получится, и команда поднимется. Тем более, что стыдно быть на базе самого главного спортивного вуза и иметь такие негативные результаты.

Планирует ли федерация что-то делать для того, чтобы предотвратить такие случаи, или это только в силах руководства клубов?

Вы не забывайте, что федерация – это общественная организация. Это не Министерство спорта с определенным бюджетом. И деньги мы зарабатываем благодаря поддержке президента и тому, что ходим по кабинетам, а не сидим на месте и протираем брюки. Конечно, в этом плане нам нужно еще очень много работать: я могу назвать лишь директора Маевского и менеджера Паращенко в "Динамо", к которым у меня нет претензий. Да, им государство помогает, но и другим оно тоже оказывает поддержку. Почему у одних все получается, почему одни могут сделать классный подбор игроков, правильно распределить финансовые средства, организовать команду и подобрать тренера, а другие ничего этого сделать не могут? Везде нужны мозги.

Минское "Динамо" очень порадовало болельщиков, выйдя в Лигу чемпионов. В то же время, среди болельщиков не утихают споры о том, насколько оправданно создание такого суперклуба в стране.

Суперклубом "Динамо" станет тогда, когда достигнет уровня "Чеховских медведей", но это очень оправданно. Раньше у нас доминировал только БГК имени Мешкова. Брестский клуб пять-шесть лет был чемпионом, завоевывал кубки, но интересно ли приходить на игру, где одна команда постоянно забивает 15-20 мячей и уходит победителем? Конечно, не интересно. Я очень благодарен Юрию Бородичу, который изыскал финансовые возможности, при поддержке президента и государства, и смог грамотно выделить деньги и на хоккей, и найти средства для гандбола. Вы знаете, что общество "Динамо" - единственное, которое сохранилось и дает больше всего олимпийских чемпионов на последних олимпиадах. То противостояние, которое сейчас есть в гандболе между Брестом и "Динамо-Минском", привлекает на трибуны очень много болельщиков и в Бресте, и в Минске.

Я хочу, чтобы у нас снова появилось СКА, потом, возможно, "Машека" - вновь созданная команда, которая занимала в последние два года третьи места в чемпионате. "Аркатрон" - очень сильная команда, с хорошей перспективой, хороша и гомельская команда. Должны быть пять-шесть команд высокого уровня.

Вопрос о том, обосновано ли создание суперклуба, должен отпадать сам: все сильное, что создается, обосновано. И то, что они подтвердили своей игрой и вышли в финальную часть Лиги чемпионов, тоже очень хорошо.

Вы недавно встречались с руководством Международной федерации. Какие итоги этой встречи? Обсуждалось ли окончательное возвращение Сергея Рутенко в сборную?

Я чисто случайно узнал, что на турнир, который проводил мой армянский коллега, приедет президент Международной федерации. Я попросил встречи с ним, он согласился. Мы с ним обстоятельно побеседовали по всем вопросам. Я пригласил его в гости, рассказал, что было сделано в гандболе за последние годы. Он пообещал к нам приехать, поэтому мы ждем его визита. Я попросил определенной финансовой поддержки. Мы оговорили все интересующие нас вопросы, в том числе и по Сергею Рутенко, и нашли понимание. Он пообещал, что все эти вопросы будут решаться грамотно и так, как хочет белорусская сторона.

Обсуждали ли вы возможность проведения крупных соревнований в Беларуси?

С ним не обсуждал, но на этот вопрос вывели меня мои коллеги, которые давно занимаются гандболом. Например, Сергей Репкин предложил свои услуги по организации и проведению чемпионата мира в 2015 или в 2016 году в Беларуси. Когда я начал более глубоко вникать в этот вопрос, с одной стороны, я обрадовался. В 2014 году у нас будет проходить чемпионат мира по хоккею – это классно. У нас появится сеть гостиниц, спортивных сооружений, а все, что приемлемо для хоккея, приемлемо для гандбола. Мы сможем принять весь мир, всю Европу у себя. И в этом плане федерацию гандбола поддержал глава государства. Но на европейском уровне среди наших коллег есть несколько претендентов на 2015 и 2016 год, поэтому нам нужно будет очень серьезно работать. До этого времени, возможно, проведем другие мероприятия – молодежки, юношеские соревнования на уровне Беларуси, и для этого у нас все есть.

Вы сказали, что федерация гандбола для вас – это общественная работа. Чем вы занимаетесь сейчас? Остались ли в политике?

Для меня политика сейчас – это гандбол. Это очень большая и важная политика, и я рад, что окунулся в нее, получаю понимание на уровне спортсменов, тренеров, чиновников от Минспорта и других министерств. Я работаю не один, а с целой командой единомышленников, и вижу, что у нас получается.

Кроме гандбола я по-прежнему люблю футбол. У нас есть старая футбольная дружина, которая называется команда "11+", и если мы в гандболе достигнем таких успехов, как в нашем футбольном хобби, я думаю, все будут довольны.

Справка SPORT.TUT.BY:

Владимир Коноплев родился 3 января 1954 года в деревне Акулинцы Могилевского района. Окончил Могилёвский государственный педагогический институт (1975) по специальности "географ". Служил в рядах Вооруженных сил. Работал учителем в школе-интернате Шклова (1975-1976), заместителем директора средней школы № 3 города Шклова (1977-1983), инспектором по делам несовершеннолетних отдела внутренних дел Шкловского райисполкома (1983-1991), учителем средней школы (1991-1994), помощником депутата Верховного Совета Александра Лукашенко. Затем несколько лет являлся помощником президента Беларуси.

Активной политической деятельностью начал заниматься в 1995 году - именно тогда он был избран депутатом Верховного Совета 13-го созыва, руководителем депутатской фракции "Согласие". С ноября 1996 года был заместителем председателя Палаты представителей Национального собрания второго созыва, возглавлял делегацию Национального собрания по сотрудничеству с Парламентской ассамблеей Совета Европы и Парламентской ассамблеей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также рабочие группы по сотрудничеству с парламентами Армении, Китая и Франции.

С 2004 года по 2007 год - спикер ППНС. 11 сентября 2007 года подал прошение об отставке по состоянию здоровья. 2 октября 2007 года депутаты одобрили его отставку.

Возглавляет Белорусскую федерацию гандбола с 28 июня 2006 года. Женат, имеет двоих сыновей.

-10%
-20%
-40%
-10%
-10%
-20%
-50%
-20%
-30%