Дмитрий Комашко,

В 2008–м после чемпионата Европы в Норвегии его называли белорусским Иваном Баличем, сравнивая со знаменитым хорватским гандболистом. Тогда 20–летний разыгрывающий минского СКА в трех матчах наколотил в ворота весьма солидных соперников два десятка мячей. Ему прочили блестящую карьеру, но Борис лишь сменил клуб, со скандалом уйдя из "Динамо" в СКА. По окончании сезона Пуховский вознамерился снова сменить клуб и отправиться на поиски счастья в Венгрию.
 
— В 2008–м на меня много всего свалилось. Плюс еще семейная жизнь началась, потребности выросли. Поэтому, когда появился клуб "Динамо", где предлагали хорошие по белорусским меркам деньги, я особо не раздумывал. Прогрессировал с тех пор или нет? Думаю, здесь оценивать стоит по чемпионату мира, на котором я сыграл не лучшим образом. Но в любом случае не считаю, что тот переход в "Динамо" был ошибкой. Тогда мой выбор определяли исключительно финансы, но в какой–то мере я был заложником ситуации: другого пути наверх не видел.
 
— Был еще вариант с брестским БГК...
 
— Я рад, что не выбрал его. Во–первых, не хотел уезжать из Минска, а во–вторых, сегодня там такая ситуация...
 
— Обратный путь из "Динамо" в СКА ты проделал с большим скандалом...
 
— Я думал об этом и прихожу к выводу, что дело в тех отношениях, которые существуют в нашем гандболе между игроками и клубами. Я общаюсь с хоккеистами и футболистами, знаю, что у них трансферные процессы происходят на гораздо более профессиональном уровне. Контракт закончился — игрок должен найти себе новое место работы. Уже по ходу сезона рассматривают предложения, ищут варианты. У нас же считается, что, принимая решение о переходе из клуба в клуб, игрок должен руководствоваться какими–то странными понятиями, личными симпатиями и еще чем–то подобным. Четкой схемы, по которым должны происходить трансферы, просто не существует. Все на личных договоренностях. При этом на моей памяти ни один игрок из тех, кто способен серьезно влиять на игру команд, не избежал проблем при переходе. Вместо пожимания рук и благодарности за работу ребята уходят с претензиями, невыплаченными деньгами, обидами и плевками в спину.
 
— Но ведь из "Динамо" на просмотр в "Веспрем" ты уехал чуть ли не посреди тренировки...
 
— Руководство клуба посчитало, что я кого–то обманул. Я же перед отъездом подошел к главному тренеру Сергею Бебешко и объяснил ситуацию: "Дайте возможность попробовать, иначе буду жалеть всю жизнь". Он вошел в положение: "Возможность редкая, клуб хороший, почему бы нет..." Разрешил даже пропустить одну игру. А у клубного руководства оказалась другая, нежели у тренера, позиция: если ты поедешь, то за тобой могут начать разбегаться остальные и у нас будут проблемы. В общем, мне решили устроить показательную казнь в назидание тем, кто остался. Там много чего странного происходило, но я не хочу в подробности лезть. Скажут еще, что счеты свожу.
 
— В "Веспреме" закрепиться тебе не удалось.
 
— В основном из–за агента. С ними в нашем гандболе тоже серьезная проблема, а этот и вовсе появился из ниоткуда. Позвонил, предложил поработать, сказал, что есть вариант. Поначалу все было хорошо, но потом начались проблемы. В Венгрии, например, он ни разу не присутствовал во время переговоров с руководством команды, а я по–венгерски, сам понимаешь... Директор вроде бы обещал со дня на день подписать контракт, но дальше слов дело не шло. Обманули. Я даже не понял, зачем им было меня вызывать на просмотр. Но что ни делается — к лучшему: получил хороший опыт.
 
— В этом сезоне все говорят о прогрессе СКА, который молодым белорусским составом умудряется на равных сражаться с лидерами.
 
— Этот прогресс — заслуга Спартака Мироновича. В Беларуси он, кажется, единственный тренер, который точно знает, как нужно работать с молодыми. Те ребята, которые ушли из СКА в БГК, сейчас вообще не играют. 20–летний парень еще даже понять не может, почему сегодня он бежит, а завтра сил уже нет. Этому как раз и должны учить тренеры. У нас вроде бы учат, но вот сейчас пришли в сборную молодые ребята — с виду просто гандбольные идолы: все рослые, бросающие, бегущие. А думать на площадке, чувствовать игру не умеют. Потому что это только практикой нарабатывается, а их выпускали на площадку пару раз при "+10" на табло и сажали на скамейку после первого же промаха. Между теми, кто выступает в основе, и теми, кто числится в резерве, огромная пропасть. И пока преодолеть ее у нас не получается. 
-50%
-10%
-45%
-21%
-30%
-21%
-20%
-10%