/ Сергей Вишневский, Блог "Железный человек",

Без белоруса Сергея Рутенко трудно представить гандбольную "Барселону". Еще труднее – сборную Беларуси. Прежде он выступал за Словению, вернувшись домой, заставил вид спорта встрепенуться. О менталитете белорусов, "правдивом" Euronews, испанской безысходности, маразме легендарных спортсменов, юморе Мироновича, завете настоящего мужчины и много о чем еще – в эксклюзивном интервью самого дорогого гандболиста мира TUT.BY.

"Придется курить, пока в гандбол играю"

– Когда исчезнет мотивация, говорили вы, закончится и ваша карьера. Что должно случиться, чтобы пропала мотивация?

– Каждый человек ищет ее по-разному. Кто-то теряет мотивацию, достигнув определенной цели. Мне, например, очень хотелось выиграть Лигу чемпионов. Но понятно, что впервые добившись этого успеха в двадцать два года, не было смысла завязывать со спортом. Поэтому пришлось искать новую, а потом – еще и еще. Наконец, я догнал нашего славного гандболиста Михаила Якимовича по числу побед в Лиге чемпионов. Их у нас теперь по пять. Теперь буду стремиться обойти его по этому показателю. Ну и олимпийских медалей у меня, в конце концов, нет.
 
– Курить вы до сих пор не бросили?
 
– Надо же, чтобы были в человеке хоть какие-то минусы! Не быть же во всем положительным?..
 
– Мотивации бросить не находите?
 
– Был период, года три назад, когда я вообще не курил. Даже думал, что уже и не буду. Притом что бросить не пытался. Просто жена была беременна, и курить мне в то время совсем не хотелось. Но тут возникла другая проблема: я прибавил в весе на пять-шесть килограммов. Пришлось не меньше месяца сидеть на диете. Ребята смеялись на тренировках: "Ты скоро в обморок упадешь!" В чем заключалась диета? Да вроде ел все, как и раньше, только вполовину меньше. Никак не мог убрать лишний вес. А как только закурил – он пропал. Так что, наверное, придется курить, пока в гандбол играю.

 
– Есть такой спортивный снаряд – турник. Как вы к нему относитесь?
 
– Как сосиска! Со стороны, кажется, выглядит именно так. Давно уже не подтягивался на перекладине. Может, раз десять все-таки смогу.
 
– С весом?
 
– Со своими 108-110 килограммами!
 
– Спартак Миронович уверен, что тренеры и спортсмены зря скептически относятся к нормативам – прыжкам в длину, высоту и так далее. Мастерами и чемпионами гандболисты СКА в 80-х годах становились, не щадя живота своего.
 
– Я считаю, что нормативы не нужны. Один хорватский игрок, чемпион мира и Олимпийских игр, говорил: есть игроки, а есть бегунки. Все эти нормативы – попытка создать человека выносливого, крепкого, но они практически не развивают игровые качества. Допустим, ставлю я в команду десять человек, которые бегают стометровку быстрее десяти секунд, и даю им мяч. Куда же они двинут? Наверняка возникнет хаос, они будут сталкиваться лбами. Или, скажем, пусть гандболисты выпрыгивают вверх на два метра! Или бросают мяч со скоростью сто пятьдесят километров в час. Не будут попадать в ворота? Ну и ладно, какой в этом смысл?.. Я бы задумался о создании норматива, с помощью которого можно протестировать спортсмена на игровое мышление! Взять тех же вратарей. Ведь среагировать на летящий с огромной скоростью мяч почти нереально. Куда важнее читать игру: выстраивать защиту, выбирать позицию. Большинство голкиперов даже мирового класса, думаю, не выполнят наших нормативов. И что тогда, не ставить их в ворота? А ведь я тоже не пройду все тесты. Не гожусь для чемпионата Беларуси?
 

"Юмор Мироновича довольно своеобразен"

– Чем вам запомнился недавний юбилей Мироновича?
 
– Ой, я был без подарка. Меня пригласили незадолго до празднования, поэтому ничего придумать не успел. Но мне было очень приятно оказаться на торжествах. И в зале, когда Спартака Петровича все поздравляли, вспомнил, что пятнадцать лет назад он отмечал 60-летний юбилей в Уручье. Я тогда тренировался со СКА и только мечтал пробиться в состав, попасть в гандбольную элиту, побывать на таком фуршете.
 
– Вспомните первую встречу с Мироновичем.
 
– Когда я выступал за "Аркатрон", наша команда тренировалась в одном зале со СКА. Там и пересекались. А потом повезло поработать под его руководством около трех месяцев на тренировочном сборе. Но, к сожалению или к радости, в СКА не остался, но уехал в Словению.
 
– Успели чему-то научиться у мэтра?
 
– Играл на позиции линейного. А упражнения Мироновича помогли в развитии ловкости, совершенствовании навыков, необходимых для гандболиста этого амплуа. Будучи в Европе, делился приобретенными знаниями с молодыми. Им было интересно, пусть даже спартаковские, они не так просты. Вот, к примеру, собираются вместе три линейных. У каждого – по два мяча. Один из них ловит, хотя его откровенно забрасывают мячами. И чем больше их падает на землю, тем больше приходится отрабатывать. Это первое, что вспомнилось.
 
– Каким вы находите юмор Спартака Петровича?
 
– Он довольно своеобразен, но лично мне нравится. На недавнем юбилее Мироновича, скажем, спросили его, какие зарплаты были у гандболистов в Союзе. Он: "Зарплаты были небольшие, но хватало, чтобы поехать на море". Выдержал гроссмейстерскую паузу: "На Минское". Снова притих, а потом выпалил: "На велосипеде".
 

"Наши люди излишне самокритичны или недооценивают себя"

– Глядя на последние результаты белорусского гандбола, можно ли говорить о его возрождении?
 
– Не только исходя из результатов. Я застал предыдущий период, который наступил после развала СССР: гандбол катился в пропасть. Бардак привел к закрытию детских школ, угасанию интереса к игре. Мы и по сей день ту кашу расхлебываем. Но с приходом к рулю федерации гандбола Владимира Коноплева не то что усилилась помощь, но появилась структура, в которой стало понятно, кто и чем занимается. Конечно, нужно понимать, что планомерная работа – долгосрочная и не может приносить сиюминутные результаты, особенно с учетом средств, которыми располагаем.
 
А Коноплев с головой погружен в работу, делает ее с душой, болеет за гандбол. Да, раньше человек был занят в другой сфере, и ему непросто было вникнуть в нюансы. Поэтому неудивительно, что для людей, долгое время вращающихся в гандболе, некоторые его решения кажутся непонятными. Но для меня очевидно: с тех пор, как Владимир Николаевич возглавил федерацию, она развивается, и он вместе с ней растет.
 
– Успехи пришли вместе с коноплевскими деньгами?
 
– Сейчас представители многих видов спорта говорят о недостатке финансирования. Но я абсолютно уверен: дай некоторым спортсменам зарплаты, которые они хотят, и даже больше – они не станут показывать высокие результаты. Надо чтобы выделяемые деньги шли на развитие детских школ, на популяризацию спорта. Спортсменов нужно растить, они не появятся сами.

Фото: nn.by
 
Возвращаясь же к оплате труда, гандболистам Франции, Дании и Испании платят весьма приличные суточные только за пребывание в сборной, и эти команды дают результат. А вот шведы даже за серебро Олимпиады-2012 ничего не получили. Вот вам примеры разных подходов, а результат один – высокий. Мы должны заимствовать лучшее у успешных. Но не должны забывать, что есть у нас и свои особенности.
 
– Толерантность?
 
– Наши люди излишне самокритичны или недооценивают себя. С чрезмерным пиететом относятся к соперникам, говорят: "Ну так то датчане, а то мы..." Помню, перед матчами с румынами многие считали, что сильного соперника нам не одолеть. После того как это случилось, люди говорили: "А, что-то румыны слабоваты были!".  Заниженная самооценка заложена в белорусском менталитете, она часто мешает. Она есть у спортсменов, журналистов, болельщиков. После победы над исландцами: "Да они уже и так на чемпионат Европы вышли, да еще не в основном составе играли". Мало кто заметил, что девять из них выступают в немецкой бундеслиге. Причем находятся на видных ролях! Я рад, что в последнее время наша сборная растет над собой, что ребята поверили в себя.
 
– Когда?
 
– Взять, допустим, момент решающего поединка в Словении, когда мы вырвали путевку на Евро-2014. Если б года два назад соперник оторвался на пять мячей, то, скорее всего, это означало бы конец всему. Но не теперь. Пусть даже многим ребятам уже под тридцать, они меняются, растут, набираются опыта.
 
Когда вернулся в сборную Беларуси, предупредил ребят: я не волшебник и без команды ничего не смогу сделать. Раньше ведь они только по телевизору смотрели чемпионаты мира и Европы, наблюдая за грандами вроде Дании, Хорватии, Испании – это одно. А сойтись с ними на площадке лицом к лицу – совсем другое. Понятно, что первые встречи с фаворитами давались тяжело. Мы много обсуждали свою игру, и наконец поняли (!), что противостоят нам все же люди – кровь, мясо, кости. Они тоже чувствуют боль! Ничего инопланетного в них нет. Ну да, они техничнее нас. Поэтому надо брать другими качествами, быть уверенным в себе, как Барак Обама в предвыборной песне: "Yes, we can!" Я горжусь нашей командой. Вместе пережить такую радость – дорогого стоит!
 
А вообще, на мой взгляд, самой большой нашей заслугой будет даже не попадание сборной на топ-турниры, а увеличение количества занимающихся гандболом детей. Только таким путем получим в будущем новых игроков для национальных команд и клубов. Ажиотаж, который возникает теперь в Беларуси после побед, конечно, радует. Недавно в соцсетях одна незнакомая женщина с благодарностью написала мне о сыне. Глядя на наши выступления, он захотел заниматься. К сожалению, у нее почему-то оказалась заблокирована страница – не смог ответить. Думаю, чем больше детворы таким путем вытащим из подворотни, тем лучше.

 
– За что вы так любите гандбол?
 
– Сначала я занимался самбо. Но из-за плохих оценок в школе мама не пускала на некоторые соревнования. Когда же попал в гандбол, понравилось: тут и динамика, и контакт. Чего мне так не хватало в баскетболе и футболе, где также пробовал себя после борьбы.
 

"Легче отталкиваться ото дна, чем барахтаться в середине"

– Гандбол считается травматичным видом спорта. У вас длинная история болезни?
 
– Где тут у вас дерево, по которому постучать? Слава богу, пока все нормально.
 
– Тот самый поединок со Словенией отыграли на уколах.
 
– Боль была терпимой, однако блокада спины сковывала движения. К моей радости, словенцы не знали, насколько серьезным оказалось повреждение. Для себя лично избрал такую тактику: "В начале игры надо обязательно пару раз бросить по воротам. Пусть не забью, но хотя бы напугаю". А потом больше старался играть на команду, стягивая на себя защиту соперников.

Фото: handball.by
 
– Не особо щедрый на похвалы Миронович после матча со Словенией провел параллели с легендарным СКА.
 
– Приятно слышать. Все-таки мы оставили за бортом чемпионата мира четвертую команду планеты! Но до уровня легенд СКА – Каршакевича, Тучкина, Якимовича, Шевцова, Барбашинского – нам еще далеко.
 
– После выхода белорусских гандболистов на ЧМ-2013 все говорили, что путевку на Евро-2014 будет добыть куда сложнее.
 
– И играть гораздо тяжелее. Состав участников ровный, ведь лучшие команды планеты – в Европе. Сборные с других континентов, играющие на Олимпиадах, вряд ли бы пробились на Евро.
 
– Оцените состав нашей предварительной группы в Дании.
 
– Положа руку на сердце – она не самая сильная. Ее не назовешь "группой смерти". Но соперники у нас серьезные и титулованные – что хорваты, что шведы. Да, у шведов ушла славная старая плеяда игроков, стабильности им стало не хватать. Но серебро лондонской Олимпиады, думается, о многом говорит. Это хорошая команда, которая может обыграть любого соперника. Мы, кстати, тоже подбираемся к такой когорте сборных. Наверное, стать вторыми на Олимпиаде все еще не под силу, но доставить проблемы сильным оппонентам способны. Впрочем, можем и проиграть менее рейтинговым соперникам. Это характерно для команд, которые пока не доросли до топ-уровня. А черногорцы? Они не пустили на январский чемпионат мира шведов, а потом всем там проиграли. Теперь вот оставили за бортом Евро именитую Германию. Это балканский характер. Они не просто уверены в себе, а самоуверенны. Где-то это им помогает.
 
– Об Олимпиаде как о реальной цели думаете? Все-таки позади два подряд успешных отбора.
 
– Аппетит приходит во время еды. С одной стороны, не хочется гнать лошадей, потому что пробиться в Рио-де-Жанейро будет сложно. Но с другой – если не ставить таких целей, то зачем тогда все это было затевать?
 
– Коноплев считает главной проблемой тренера сборной Юрия Шевцова излишнюю интеллигентность.
 
– Он мягкий и пушистый только внешне. Но может так же красиво и интеллигентно поставить игрока на место, коли потребуется. Это опытный тренер, работал в сильных немецких клубах, выигрывал бундеслигу, Кубок ЕГФ.
 
– После проигранного матча Кипру в 2011-м многие поставили крест на сборной и карьере в ней Шевцова.
 
– Это нам аукнулось прошлое, тот период после распада СССР, за который потеряли три-четыре поколения гандболистов. Сегодня нам их жутко не хватает. А чтобы восполнить пробел, необходимо не менее восьми лет. Оглядываясь назад, думаю: даже хорошо, что мы тогда уступили. Знаете, легче отталкиваться ото дна, чем барахтаться в середине. Хотя это не значит, что стремиться стоит ко дну!

 
– На ваш взгляд, возможно ли когда-нибудь возвращение в сборную Сергея Горбока, перешедшего под российские знамена? Или Шевцов назад не примет?
 
– В жизни всякое случается. На своей шкуре убедился, что возможно все. А насчет "примет – не примет" надо у самого Шевцова спрашивать.
 

"В ближайшее время в команду мечты Паращенко не попаду"

 – Главный тренер сборной Словении Борис Денич недавно стал рулевым минского "Динамо".
 
– Работал с ним, когда выступал за сборную Словении. Вместе были на чемпионате мира в Германии в 2007 году. Это человек с крепким характером, не любит проигрывать. А по поводу его прихода в минское "Динамо" – рад за него. Он пришел в хороший клуб с амбициями.
 
– Денич просился в отставку в сборной. Чувствовал вину или "Динамо" довлело?
 
– Думаю, это не так важно. У него контракт со сборной Словении до Олимпиады в Рио, а его прошение об отставке, насколько я знаю, не удовлетворено.
 
– Спортивный директор минского "Динамо" Андрей Паращенко как-то заявил, мол, дайте ему бюджет хоккейного клуба-середняка, и он соберет команду мечты. Бывший руководитель хоккейного "Динамо" Юрий Бородич сейчас сосредоточился на гандболе. Глядя на межсезонную селекцию, думаете, удастся минчанам пошуметь в Европе?
 
– У меня на этот вопрос два варианта ответов. Первый – насчет команды-мечты. Смотря о чем мечтать? А второй – Паращенко, на мой взгляд, очень хорошо работает, человек, как говорится, на своем месте. Я во многом разделяю его взгляды. И, по крайней мере, на бумаге клуб становится сильнее.
 
– Прежний наставник гандбольного "Динамо" Сергей Бебешко, уходя, бросил фразу о том, что спортом у нас руководят люди несведущие. В Украине, говорил он, министр спорта всегда либо олимпийский чемпион, либо чемпион мира.
 
– Если человек был успешным спортсменом, то, конечно, это еще не значит, что он будет столь же хорошим управленцем и организатором. Да, в руководстве Международного олимпийского комитета хватает именитых в прошлом спортсменов. Как украинский кандидат в президенты МОКа Сергей Бубка, например. Но кто из них может привести мне убедительный довод в пользу исключения борьбы из программы Олимпиады?! Для меня это верх глупости! То ли люди впали в маразм, то ли их подкупили. Ведь борьба, метания, бег – основополагающие дисциплины, с ними зарождалось олимпийское движение. Говорить о том, что вид спорта незрелищный, заменяя его бейсболом, крикетом или еще чем-то… Тот же бейсбол культивируется чуть ли не только в Америке. А, говорят, МОКом руководят легендарные спортсмены.
 
Возвращаясь к словам Бебешко, я не могу сказать, что в Украине развитие спорта на небывалой высоте. Особенно в отношении гандбола. В общем, мнение Бебешко уважаю, но придерживаюсь своей точки зрения.
 
– Чувствуете ли в себе таланты руководителя? Готовы ли помочь белорусскому спорту?
 
– В зависимости от того, что подразумевать под помощью. Сегодня не связываю свое будущее со спортом. Но, как говорят, от сумы и тюрьмы не зарекайся. Я не хотел бы быть умником, который тормозит развитие. Я люблю беседовать на эти темы. И если у меня кто-то спросит совета – с удовольствием поделюсь мыслями. Ни в коем случае не стану их навязывать.
 
– Вас удивил переход из "Барселоны" в "Динамо" испанского гандболиста с длинной фамилией?
 
– Агирресабалаги? Если оценивать нынешнюю ситуацию в Европе – то нет. И если принять во внимание тот факт, как развивается "Динамо", – тоже нет. Микель давно интересовался Минском, белорусской лигой, справлялся о нашем чемпионе.
 
Мне кажется, что надо менять отношение к подобным переходам. Мы привыкли к тому, что игроки "Барселоны" если и уезжают из Испании, то в Германию. Но сейчас все в гандбольном мире меняется настолько быстро. Пример тому – разваливающиеся "Чеховские медведи" и, напротив, стремительно прогрессирующий македонский "Вардар". А минское "Динамо" в очередной раз показало отличный результат на евроарене. Клуб поступательно развивается, выкарабкался из тяжелого положения, в котором побывал после девальвации. Сюда едут игроки "Барселоны".

 
– Любопытно, что не вы стали первым гандболистом "Барсы", перешедшим в "Динамо". Хотели бы завершить тут, на родине, игровую карьеру?
 
– Пока не задумывался на сей счет. Хотя, если бы возник такой вариант, то, наверное, он был бы мне интересен. По крайней мере, для предложений я всегда открыт. Но вообще-то мой трансфер стоит три миллиона евро. Сегодня в гандболе вряд ли кто потянет его. А контракт с "Барселоной" еще на три сезона. Так что в ближайшее время в команду мечты Паращенко не попаду.
 

"С детства засело: у настоящего мужика жена не работает!"

– Кажется, сразу после матча со Словенией задержались там на пару дней.
 
– После игры уехали с братом, женой и ребенком в Целе. Выступал в этом городе, выиграл с местным коллективом свою первую Лигу чемпионов. В Целе осталось много друзей. Например, отец новичка минского "Динамо" Уроша Бундало. Он владеет рестораном. Зашли к нему только пообедать, а задержались почти до полуночи. Для нас организовали стол, как на свадьбе. Приехали люди из Любляны, из Веленья. А тут еще звонок из "Прессбола". Меня спросили о том, могу ли теперь, после победы над Словенией, считать себя счастливым? А у меня справа с десяток друзей, слева – еще столько же. Вот оно, счастье! И без гандбола. Жалко, не мог журналисту все это показать. В общем, рад был остаться. Хотя этот нюанс, что мы победили словенцев… Поздравляли меня, конечно. Но с подковыркой: ну зачем вы наших так-то?
 
– Вы изменились после женитьбы?
 
– Когда еще играл в "Целе", доктор говорил мне: "Ты сумасшедший, тебе нужно жениться, тогда успокоишься". После женитьбы карьера пошла в гору. Видно, он был прав!
 
– Вы могли бы жениться на стриптизерше?
 
– Я? Думаю, вряд ли! А вообще профессия и работа жены – это в нашей семье больная тема. Когда еще был маленьким, у соседа жена не работала. Не знаю почему, но в том возрасте мне казалось – вот это настоящий мужик! Поэтому поставил перед собой цель обеспечить свою семью так, чтобы жене не надо было работать. Но когда этого достиг, жена вдруг заявила: "Мне скучно дома! Я хочу работать". И теперь я понимаю, что моя цель абсолютно расходится с ее целью! К счастью, ей и дома есть чем заняться. Подрастает дочь. Малышке нужно уделять немало времени. У нас есть возможность. Так вопрос с работой для жены сам собою пока тихо отпал.

 
– Представьте, жена собралась на работу. Кем точно не позволите ей стать?
 
– Высказываться публично об этом не стану. Не хочу обижать какие-то профессии. Люди почитают и возмутятся: "А что с этой профессией не так? Я на этом месте работаю!"
 
– У вашей дочери Ники – имя спортивное?
 
– Называя ее так, не отталкивались от спорта. Вот по Европе езжу уже тринадцать лет. Каждый раз жалею людей, которые читают мое написанное латиницей имя в паспорте – "Сиархеи". В Испании буква "Н" не читается, там произносят "Сиарей".
 
– Используете испанский аналог вашего имени – Серхио?
 
– Так и представляюсь, чтобы добрых испанцев не мучить. Супруга Алена вот стала Еленой. Казалось бы, разница небольшая, а вызывала для их речевого аппарата сложно разрешимые проблемы. При выборе же имени для дочки руководствовались в первую очередь удобством восприятия. А трактовка его, конечно, по душе: Ника – богиня победы!
 
– Уровень разочарования белорусов непопаданием хоккеистов на Олимпиаду в Сочи сравним с неудачей словенских гандболистов, которых мы не пустили на Евро-2014?
 
– Думаю, да. Возможно, словенцы огорчились еще и сильнее. Видел людей через три дня после матча. Они были очень расстроены.
 
– Население Словении в пять раз меньше, чем Беларуси. Словенцы оставили нас без Сочи, россиян в 2010-м – без чемпионата мира по футболу. В чем загадка?
 
– На момент вступления в Евросоюз Словения была единственной страной, выполнившей экономические требования альянса. Без крупного производства, за исключением "Горенья" и фармацевтической компании "Крка". Я прожил в этой стране столько лет, но до сих пор не понимаю, откуда у нее столько героев. Словенцы – это какая-то смесь немцев и белорусов. Они вроде и много работают, и все у них по правилам, но в то же время обладают славянской открытой душой – как и мы, сербы, русские и украинцы. Им хочется праздника.
 

"Заплатив за билет, испанцы считают, что могут плевать в игроков"

– Кажется, из-за кризиса вы пошли на финансовые уступки "Барселоне".
 
– Был такой момент. Обсуждая ситуацию с руководством клуба, даже пошутил: получается, будто я признаю, что либо старею, либо стал хуже играть. Посмеялись. Не все можно измерить деньгами. В каких единицах измерять то, что тебе и твоей семье комфортно? Уже привычной стала языковая среда, обзавелся множеством друзей. Среди них - белорусы и россияне. Иногда обедаем семьями, собирается по шестнадцать человек. Менять положение вещей из-за небольшой разницы в сумме контракта не вижу смысла.

 
– Правда, что ваша годовая зарплата составляет около 400 тысяч евро в год?
 
– Я даже с братом на эту тему не разговариваю, не спрашиваю, сколько он там в минском "Динамо" получает. Не знаю, правильно это или нет, но так я воспитан. В связи с этим рад, что в Испании это закрытая информация.
 
– По-вашему, не является ли сиеста одной из причин нынешних экономических проблем в Испании?
 
– Лично мне уровень доходов от гандбола не дает расслабиться и жить спокойно. Я понимаю, что в один день спорт для меня закончится. Поэтому свободное время, в сиесту, стараюсь использовать с максимальной пользой для будущего. Большинство же местного населения НЕ работает. Стиль жизни испанцев не способствует развитию государства. Скажем, в рабочее время сотрудник банка может спокойно выйти из офиса, засесть где-нибудь в кафешке. И это считается абсолютно нормальным. К примеру, когда я в одиннадцать часов звоню девушке, ведущей мои счета и другие дела (у нее рабочий день с десяти до четырнадцати), а мне отвечают, что она вышла на улицу кофе попить, мне это абсолютно непонятно.
 
– И на зрелища у испанцев всегда находится время.
 
– Мне не нравится их манера боления. Философия зрителя, заплатившего за билет на матч десять-пятнадцать евро, примерно такова: я могу делать все, что хочу – оскорблять игроков, плевать в них. На мой взгляд, так быть не должно. Когда разговариваю на эту тему с болельщиками, они аргументируют свою позицию так: "Я заплатил деньги, а потому могу себя вести как угодно!" Спрашиваю одного: "Ты где работаешь?" – "В магазине". – "О`кей, тогда, руководствуясь твоей логикой, я могу набрать у тебя тележку товаров, расплатиться и обматерить тебя с ног до головы". Он не согласился: "Не, так некрасиво". А красиво ли то же самое делать в адрес спортсменов на игре?
 
Еще история. Когда в перерыве матча покидал зал, в котором очень близко к площадке расположены трибуны, надо мной навис какой-то дедушка с внуком. Этот божий одуванчик неистово показывал факи! Все его художества вырисовывались перед лицом ребенка. Я остановился: "Знаешь, мне все равно, что ты тут будешь изображать, можешь хоть штаны снять и потрясти, чем хочешь. Но подумай, какой пример ты подаешь внуку!". И надо же, человек задумался, извинился и промолвил: "Да-да, ты прав".
 
В общем, как по мне, то эта чрезмерная эмоциональность болельщиков выглядит не всегда красиво. К примеру, во многих залах в Германии, где меня не любят, болельщики встречают свистом или недовольным гулом. Но это нормально, ведь при этом никто не переходит на прямые оскорбления и проклятия в адрес всех твоих родственников до третьего колена.
 
– Для нас открылся Рутенко с неизвестной стороны. Гандболист, которого не любят.
 
– Почему меня так не любят в Германии? Не знаю, возможно, слишком часто обыгрывал немецкие команды. А еще многие связывают отношение болельщиков с конкретной историей. Мы играли в Киле, и на площадке возникла потасовка. Но при чем здесь я? Я был в то время травмирован и сидел на трибунах! Ох, если бы они знали, насколько меня в действительности мотивирует свист зала! Тогда, возможно, вели бы себя спокойнее.
 
– В последнем финале Лиги чемпионов "Барселона" проиграла в овертайме "Гамбургу", да еще в Кельне.
 
– Спасибо, что напомнили…
 
– Вы были лучшим в составе обеих команд.
 
– Лучшим был бы тогда, когда мы победили. Тяжело переживал это поражение. Будь оно не в овертайме, а в три-четыре мяча в основное время... К тому же в концовке исполнил бросок, который вратарь соперников неизвестно как отбил. Мне показалось, он даже не видел, как я в него попал.
 

"Ты бы лучше телефон продал и заплатил за учебу, а не звездил здесь"

– Вы учились вместе со знаменитым кикбоксером и звездой боев К-1 Алексеем Игнашовым. Где же вы учились?
 
– В ГЭНИ – Гуманитарно-экономическом негосударственном институте. На отделении "социальная психология". Правда, его так и не закончил, доучился только до третьего курса.
 
– Что помешало продолжить?
 
– Молодость и горячность. Повздорил как-то с бухгалтером из-за ее неуважительного отношения к спортсменам. Возможно, и глупо как-то получилось. Как говорят, назло кондуктору пошел пешком.
 
А суть конфликта такова. У нас была договоренность, что за обучение игроков, выступающих за границей, половину суммы платит клуб, а другую половину – сам гандболист. Я свою часть суммы внес, но ее почему-то не зачислили, и меня не допустили к экзамену. Я решил поговорить с бухгалтером, причем делал это подчеркнуто вежливо и уважительно. Но результатов беседа не возымела, и тогда я начал выяснять, в чем дело, стал звонить тренеру. Начало 2000-х, а у меня уже был мобильный телефон. Зная, как болезненно на его наличие у студента может отреагировать бухгалтер, старался телефон "не светить". Чтобы она не решила, что я выделываюсь, несколько раз выходил звонить в коридор. А тренер сказал, что клуб свою долю тоже внес. Наконец мне это надоело, и я прямо при бухгалтере позвонил, протянул ей трубку. А она мне в ответ: "Ты бы лучше телефон продал и заплатил за учебу, а не звездил здесь". Я тогда не сдержался, высказал все, что думал, и ушел. И даже, по-моему, документы не забрал.
 
Впрочем, это, конечно, была не главная причина бросить универ. Если бы мне очень нравилось это направление или я захотел бы работать психологом, учился бы. Тот ритм жизни, с постоянными разъездами, все равно не позволял мне нормально освоить профессию. А быть поверхностным специалистом, но с "корочками", не хотелось. И пусть я тогда ушел, но у меня по-прежнему в планах заново начать именно на отделении "социальная психология".
 
Игнашов, кажется, потом тоже прервал обучение из-за отъезда в Новую Зеландию. Но вернулся ли он потом в тот вуз – не знаю. Мы как-то оборвали с ним контакты. Если он читает это интервью – с вашего позволения, передаю ему большой привет!

 
– С кем из состава молодежной сборной, завоевавшей в 2000 году серебро чемпионата Европы, вы близки?
 
– Андрей Курчев, Ваня Бровко, Вася Островский, Миша Нежура. Еще Антон Журик, он тогда не попал, "сломался" на последней перед Евро тренировке.
 
– Кто из них, на ваш взгляд, не раскрыл потенциала. К примеру, Курчев на том турнире был признан лучшим игроком…
 
– … и лучшим снайпером, и лучшим правым полусредним. Наверное, Андрею где-то не хватило удачи. Все ожидали от него большего. С другой стороны, он почти всю карьеру отыграл в бундеслиге, а этот факт говорит сам за себя. Васе Островскому  травмы не позволили себя проявить.
 

"Не хочу быть человеком, которым манипулируют"

– Euronews для вас авторитетный источник?
 
– После президентских выборов 2010 года менее авторитетный. Разуверился в том, что есть еще каналы, которые преподносят информацию нейтрально. Понял, что медиа – манипулятор сознанием. После сюжета Euronews в декабре 2010-го мне стало страшно. Информация преподносилась, будто в Минске военные действия. Позвонил маме, а она говорит, что все спокойно. Я не хочу быть человеком, которым манипулируют. Когда вижу или слышу, что Беларусь неправильно живет…
 
– …при диктаторском режиме?
 
– …говорю людям, что для начала им стоит разобраться в себе, привожу примеры. Есть у меня в Беларуси два друга-одноклассника, им по тридцать два. У них нет сверхприбыльного бизнеса или богатых родителей. Они – люди обычных профессий. Смогли взять кредиты – и купить квартиры. Очень рад за них. В этом возрасте в Европе практически невозможно обзавестись недвижимостью, особенно если тебе не помогают родители. Знакомая испанская семья: муж адвокат, тридцать семь лет, жена – зубной врач. Им не дали кредит в банке. Вот с какими трудностями приходится сталкиваться в Европе при создании молодой семьи.

Я боюсь того, что дальше будет с Испанией. Сейчас небольшой слой ее населения кормит и пенсионеров, и своих взрослых детей. Но через надцать лет их дети не будут иметь стажа работы и пенсионных накоплений. Кто таких накормит? Euronews? Теперь чаще смотрю новости спорта и погоды.
 
– Судя по ответу, в этой жизни вас интересует не только гандбол.
 
– Не скажу, что я такой уж активный, скорее интересующийся. Так будет правильнее. Я ведь не выступаю с речами, не провожу круглые столы, не собираюсь стать политиком. Мне просто интересно следить за тем, что происходит у нас и у них.
 
– Знаем, как вы не приемлете слово "надо".
 
– Все так. Конечно, это не следует воспринимать буквально. Но вот когда мне говорят, что "с этим человеком надо общаться", не могу согласиться. Если ты в своей жизни не делаешь гадостей и подлостей другим людям, то тебе не придется общаться с человеком, с которым не хочется, но "надо". Если же слово применять к другим явлениям, то оно вполне себе уместное. К примеру, мне "надо" работать, чтобы кормить семью. Другой разговор.
 
– Столько историй уместилось в одном интервью! А все-таки, какие обстоятельства вас закалили, сделали таким, каким мы узнали Сергея Рутенко?
 
– Уверенности в себе мне придал отъезд в молодом возрасте и испытания в Словении. Рано став самостоятельным и добившись первых успехов на чужбине, понял, что все делаю правильно, иду верным путем. Плюс воспитание. Эти два фактора и сегодня мне помогают идти по жизни.
 

Больше Рутенко на TUT.BY

Предыдущие записи в блоге "Железный человек"

-50%
-20%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-15%
-50%
-20%
-40%