Антон Рогач,

В пятницу в Бресте стартовал очередной «Кубок Белгазпромбанка» — традиционный предсезонный турнир. Он проводится уже в десятый раз. По традиции в первый его день слово перед журналистами держал учредитель БГК Александр Мешков.

Александр Мешков. Фото: bgk-meshkova.com
Александр Мешков. Фото: bgk-meshkova.com

На пресс-конференции Мешкову задали много актуальных вопросов — об участии команды на первом этапе чемпионата, взаимоотношениях с Белорусской федерацией гандбола, перспективах на сезон.

В конференц-зал спорткомплекса «Виктория» Мешков пришел в хорошем расположении духа. Функционер первым делом поинтересовался, где ему присесть.

— Это чей стул?

— Ваш, — ответил начальник отдела маркетинга и связей со СМИ клуба Игорь Петрулевич.

— Я думал, тут все мое. (Смеется.)

Далее Мешков сказал вводное слово и принялся общаться с прессой.

— Нас ждет непростой сезон, 16-й в истории клуба. БГК предстоит сыграть 70 игр. К такому раскладу мы подготовились, поэтому, надеюсь, справимся. Цели и задачи не меняются. Нужно достойно выступить в Лиге чемпионов. Группа у нас интересная, не хватило только «Барселоны». Очень хотелось попасть на испанский гранд, но не повезло — снова сыграем с поляками («Виве» Кельце. — Прим. Tribuna.com).

Мы настроены оптимистично. Нужно достойно выступить в чемпионате, Кубке Беларуси и SEHA-Лиге. Задачи не меняются. Думаю, у нас все в этом году получится.

— Уход «Веспрема» поможет БГК наконец-то выиграть SEHA-Лигу?

— Дело не в «Веспреме». И без него там есть уважаемые клубы, которые, к слову, выигрывали Лигу чемпионов. В SEHA-Лиге есть с кем бороться. Задача не меняется — попадание в Финал четырех и победа в нем.

В прошлом году мы поставили цель принять Финал четырех в Бресте и справились с ней. У всех была возможность посмотреть, что это за турнир и что он немногим отличается от Финала четырех Лиги чемпионов. Особенно когда победитель обоих турниров один и тот же.

— Усложнит ли БГК жизнь необходимость выступать в чемпионате Беларуси со старта? И какое ваше отношение к таким новациям?

— Я немного слежу за развитием гандбола в Беларуси и наблюдаю за комментариями тренеров «Кронона» и «Гомеля». Они очень рады, что смогут показать местным болельщикам БГК. Но в чемпионате Беларуси будет несколько другой БГК. Это будет не та команда, которая входит в десятку лучших в Европе и которую в Старом Свете знают. БГК будет обрезанным в силу определенных регламентных новшеств. Мы были бы рады привезти в Гродно и Гомель лучших, но в силу ограничений сделать этого не можем.

Впрочем, мы к такому раскладу готовы. У нас обойма из 28 человек. В чемпионате Беларуси в рамках имеющихся регламентов может сыграть любой из них. Плюс каждый игрок из БГК-2 готов включиться в работу с главной командой.

Из-за эксклюзивного «правила левши» мы, чтобы окончательно не убивать Серегу Шиловича, вернули из аренды Астрашапкина. Задача выиграть чемпионат Беларуси и Кубок страны не снимается. После Лиги чемпионов вторым по значимости для нас турниром является чемпионат Беларуси. Если придется, то ради него мы будем жертвовать SEHA-Лигой.

Мы готовы воспринимать все новации Белорусской федерации гандбола, потому что не можем оказать на них влияние.

— С каждой новостью из Минска я боюсь, что Мешков опустит руки и все бросит. Как удается сохранять самообладание и находить адекватные ответы БФГ?

— Просто мы идем своим путем. Считаем, что он правильный. А там уже жизнь, история, аналитики и журналисты определят, чей путь был правильный. Мы в таком состоянии находимся все 15 лет. Поэтому одной проблемой больше, одной меньше. Мы работаем в интересах сборной, клуба и чемпионата.

На самом деле, в прошлом году БГК играл с самого начала. До последнего БГК-2 претендовал на попадание в Финал четырех турнира. И только травма Курана и накладка с ответным матчем против «Виве» не позволили ей сделать это. Но нам и не надо было попадать второй командой в Финал четырех. Играть в полуфинале первой командой против БГК-2 было бы не совсем корректно и симпатично.

С тренерским штабом мы проведем встречу, чтобы решить, как будем действовать. Определим, как мы будем в воскресенье играть с ПСЖ, в среду — со СКА, в субботу — с «Веспремом». В течение этих трех дней мы будем общаться, решать этот вопрос. Но мы эту ситуацию принимаем, иначе как нам становиться чемпионом Беларуси?

— Разрешен ли ваш конфликт с Белорусской федерацией гандбола?

— У нас никогда не было конфликтов — хочу обратить на это внимание. Мы всегда были приверженцами тех правил, которые существуют. Поэтому если кто-то хотел нарушать эти правила, то нужно было прийти и договориться. Будем нарушать правила вместе. На этом все. Других конфликтов у нас не было.

Думаю, что с учетом нашего участия в чемпионате Беларуси обстановка будет очень хорошая. На 20 декабря поставлена домашняя игра SEHA-Лиги с «Вардаром» — победителем Лиги чемпионов. Сентябрьский матч будет на выезде, в декабре сыграем в Бресте. Мы поменялись, чтобы в рамках подготовки к старту в Лиге чемпионов сделать ударный цикл. А уже потом в Лиге чемпионов будем чувствовать себя вполне комфортно.

— Вас давно не было в Беларуси, поэтому вопрос: когда вы в последний раз общались с Коноплевым и о чем? Также ответьте на такой вопрос. В мае на внеочередных выборах главы БФГ БГК поддержал действующего председателя БФГ. Вы такую позицию разделяете?

— Да, поскольку альтернативы Коноплеву нет. Происходящее в последние годы в белорусском гандболе — это его заслуга. Надо отдать ему должное. А те эмоциональные вещи были приняты с подачи конкретных людей.

В последний раз я встречался с Коноплевым на том самом исполкоме годичной давности, куда впервые приехал, чтобы попытаться сохранить наши договоренности. Но сохранить их не удалось — в результате появилось «правило левшей» и другие ограничения. Собственно, тогда была последняя наша встреча.

Еще раз повторюсь: альтернативы Коноплеву я не вижу. Результаты сборной, позитивное движение вида спорта — это его заслуга. А те нюансы, которые есть, касаются взаимоотношения клуба и федерации. По этому вопросу я сохраняю свою позицию.

В любом случае, мы должны быть настроены на позитив и стремиться поддерживать и развивать гандбол. Поэтому мы решили создать детскую лигу. На том исполкоме я слышал крики с мест директоров школ о том, что нам нужна детская лига, как другим видам спорта. Мы взяли паузу в полгода и поняли, что если не мы, то ее никто не создаст. И сделали это сами. Мы провели первый пробный сезон, в этом году будет продолжение. Создано соответствующее юридическое лицо, назначен генеральный директор и обеспечено финансирование. Так что мы продолжим развивать детский гандбол. И делаем это мы, поскольку понимаем, что мы отвечаем за развитие гандбола в Беларуси.

Что касается взаимоотношений с Белорусской федерацией гандбола, то они специфические. И продолжают быть такими. Семенова сказала мне вести себя корректно. Поэтому я так себя и веду.

— На ваш взгляд, нынешний БГК сильнее прошлогоднего?

— Я бы не ставил так вопрос. Команда просто другая. Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно время. Я смогу сделать это в марте.

— Значит ли это, что давление с вашей стороны на тренерский штаб будет меньшим?

— С моей стороны давления никогда не было — я об этом всегда говорил. Я не вмешиваюсь в работу Бебешко — он сам определяет состав и подходы. Мы прекрасно понимаем, что люди не могут дать результат сразу. Недавние проигрыши в товарищеских матчах были вполне предсказуемыми.

— В работу Бебешко вы не вмешиваетесь, но напутствие игрокам наверняка дадите?

— Мы соберем команду после окончания турнира и пообщаемся с ней о задачах и подходах. Выслушаем вопросы игроков, посмотрим друг другу в глаза и продолжим работу. Думаю, уверенность в моем голосе передастся игрокам.

— О ком из ушедших игроков жалеете больше всего?

— Криштопанс и Атьман — это очевидный ответ. Можно и нужно было этих людей сохранять. Но у нас есть определенные рамки, в которых мы находимся. Выше только победители Лиги чемпионов, где совершенно другие условия. Но Криштопанса и Атьмана нужно было сохранять. И я был в этом уверен, но обстоятельства сложились по-другому. Не всегда все решают деньги. Я прекрасно понимаю российских пацанов, которые рождаются с мыслями о Бундеслиге. Атьман ушел туда на меньший контракт — ему просто хотелось попасть в чемпионат Германии. Мы понимаем Павла и уважаем его выбор.

У Криштопанса была несколько другая ситуация. Впрочем, никогда не стоит говорить "никогда". Не исключаю, что Криштопанс и Атьман вернутся в БГК, ведь гандбольный мир узок. Также мы общались с Бабичевым. Он говорит: «Я жалею о своем выборе». Но он его сделал. Середина и концовка бывают разными. Иногда лучше подождать окончания сезона и не делать преждевременных выводов.

— Какой у команды бюджет на сезон? Какой он на фоне соперников по Лиге чемпионов?

— Бюджет БГК в предстоящем сезоне аналогичен тому, что был на протяжении последних четырех лет. У нас есть программа оптимизации расходов, которой мы следуем. Мы пытаемся зарабатывать. В частности, у нас есть билетная программа. В прошлом году мы выручили деньги, которых ранее не зарабатывали. Правда, их не хватит для того, чтобы заплатить игрокам зарплату за месяц.

Клуб обеспечен финансами полностью. Команда будет иметь полноценную подготовку, выступать во всех турнирах, летать чартерами на матчи Лиги чемпионов и, если понадобится, SEHA-Лиги. В этом плане клуб всем обеспечен. Бюджет у нас не такой, как у грандов. Он уровня средних команд. Поэтому мы можем приглашать вполне приличных игроков и попадать в десятку лучших команд Европы.

Хочу напомнить, что у нас в клубе все игроки, за исключением Любо Вукича, выступают в своих сборных.

— С одной стороны, это плюс. А с другой — временами игроки возвращаются из сборных с травмами.

— В прошлом году мы потеряли Атьмана, которого нам очень не хватило в играх с «Фленсбургом». Но это спортивная жизнь — никто не застрахован от травм. Мы это учитываем и общаемся с игроками. Они должны быть профессионалами и эту травму лечить, а не ехать в сборную и усугублять ее. Конечно, факт участия гандболистов в международных матчах усложняет нам жизнь. Но не мы одни такие — травмы в сборных получают не только игроки БГК. Хотя потеря Атьмана, конечно, была ключевой.

Стоит также отметить, что Павел все-таки вышел с «Фленсбургом» и в третьем матче против СКА. За это ему большое спасибо.

— А какая позиция вам ближе? Когда игрок выступает за БГК, несмотря на травму, или когда жалуется при первой боли. Где больший профессионализм?

— Во втором случае гандболист пассажир и временщик. Он пришел, что-то получил и ушел. Если он к нам пришел осознанно, проникся состоянием нашей души, то при возможности выйдет и поможет. Вы видели Шиловича, Атьмана и других ребят, которые играли с травмами. БГК — это не деньги и не возможности. Это семья. Люди приходят, понимают ее сущность и остаются. Это очень важно.

А временщиков у нас было немного. Такие у нас, как правило, не задерживаются. Они не вписываются в коллектив и отторгаются им.

— А как вы в целом оцениваете работу офиса?

— Он очень хорошо справляется со своей работой. На протяжении девяти месяцев у меня было только телефонное общение с сотрудниками клуба. Офис у нас самодостаточный. Сотрудники живут клубом так, как я и хотел. Я получаю удовольствие от их работы. Если возникают какие-то шероховатости, я их корректирую. Сотрудники офиса — молодцы, но это не значит, что надо их сейчас так хвалить, чтобы они бросили работать.

— К слову, почему вас так долго не было в Беларуси?

— Работа. Какая еще может быть причина? Сделали хорошо работу — сейчас можно заняться любимым делом. Причина одна, других нет. Вы ведь читаете газеты, интернет-ресурсы. Работа сделана. Качественно. Так что все хорошо.

— У «Газпрома» есть «Зенит». Не боитесь, что это может сказаться на БГК?

— «Зенит» есть «Зенит». Это святое. Алексей Борисович (Миллер, председатель правления ПАО «Газпром». — Прим. Tribuna.com) в курсе. Ту помощь, которую он нам оказывает, неоценима. Все это вписывается в нашу общую концепцию.

— Есть ли конечная точка, после которой проект БГК может закрыться? Победа в Лиге чемпионов, отсутствие денег, что-то еще… Или здесь важен процесс?

— Я сегодня прилетел в Брест и сразу поехал на кладбище — к отцу. БГК — это семейная тема и память о человеке, который дал мне жизнь. БГК им. Мешкова будет жить всегда — это не зависит от того, выиграем ли мы Лигу чемпионов и будут ли у нас деньги.

— У вас в ближайшее время будет встреча с директором Брестского училища олимпийского резерва. Кроме того, состав БГК в ближайшем сезоне будет моложе. Как будет продолжаться ваша работа с молодежью? Может, стоит привозить лучших учиться в Брест?

— Мы столкнулись с такой ситуацией в прошлом сезоне. Вся лучшая молодежь со всей страны уже подписала контракты со «СКА-Юни». Поэтому мы развиваем эту тематику.

В Брестском училище олимпийского резерва всего 12 мест для гандбола. Это очень мало. Поэтому мы будем говорить о расширении представительства гандбола в нем. Хотим улучшить наше взаимодействие с местным училищем. Мы прекрасно понимаем, что нам никого просто так не отдадут. Обратите внимание: мы уже в Минск молодежь не отправляем — все учатся здесь.

— Реально ли еще раз привезти финал четырех SEHA-Лиги в Брест? Если да, то когда?

— Давайте будем корректны. Словения не проводила Финалы четырех. Македония о них забыла, не говоря о Хорватии. В Лиге есть порядок ротации. Мне было важно провести Финал четырех в год 15-летнего юбилея клуба. Чуть-чуть не хватило удачи в семиметровых в полуфинале с «Веспремом». Мы и так преподнесли хороший подарок, но могло быть еще лучше.

Зато не вызывает сомнений наше участие в SEHA-Лиге. С ними был продлен контракт до 2020 года.

Нас ждет очень интересный сезон — таких в истории клуба еще не было. У нас очень интересная группа в Лиге чемионов. В Брест приедут два немецких гранда. Мы их примем, но в плане результата ничего хорошего не обещаем (смеется). Нас ждет напряженный сезон в чемпионате Беларуси. Неспроста отменили плей-офф. Мы это все понимаем и будем выходить из ситуации. Надеюсь, что вам в ближайшем сезоне все понравится.

-30%
-30%
-10%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%