108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  3. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  6. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  7. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  8. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  9. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  12. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  13. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  15. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  16. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  17. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  18. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  19. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  20. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  21. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  22. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  23. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  24. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  25. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  26. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  27. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  28. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  29. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  30. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта


Дмитрий Власов,

На 74-м чемпионате мира по хоккею белорусская сборная не выполнила поставленную перед ней задачу выйти в четвертьфинал. Чтобы сохранить виды на плей-офф, команде Эдуарда Занковца не хватило 54 секунд основного времени матча с Германией. Хозяева сравняли счет и перевели игру в овертайм, где в итоге уступили, но от этого белорусам легче не стало.

Итоги выступления сборной, досрочно покидающей чемпионат, станут предметом строгого разбора в серьезных кабинетах. Какие будут сделаны выводы и насколько они окажутся верными, покажет время.

Председатель Федерации хоккея Евгений Ворсин, с которым побеседовали "Белорусские новости", не удовлетворен результатом команды, но, похоже, готов дать тренерскому штабу еще один шанс.

- Ваша оценка выступления сборной?

- Вопрос и простой, и сложный. Однозначно можно говорить о том, что поставленная задача не выполнена. Мы должны были попасть как минимум в плей-офф, чтобы гарантировать себе восьмое место. Но, к сожалению, не получилось. Во-первых, неудача в игре со словаками, которая стоила нам выхода во второй раунд без очков. А потеря одного очка в победном матче с Германией не позволила нам побороться за выход в плей-офф. Поэтому говорить о том, что мы довольны результатом, конечно же, не приходится. Хотя в целом можно отметить и настрой игроков, и формирование нового лица этой команды с учетом приглашения молодых хоккеистов. Но работать еще много придется, чтобы гарантировать себе в будущем достаточно высокие места.

- Чего не хватило игрокам и тренерскому штабу?

- Тренеры, на мой взгляд, совершенно верно выстраивали стратегию турнирной борьбы. Со всеми командами мы играли по-разному исходя из уровня нашей готовности и сильных сторон соперников. Мне думается, все должно было складываться так, как планировали, но, к сожалению, в четырех играх получилось не то, на что рассчитывали. Вторые периоды мы напрочь проигрывали. Я уже так шутил, что, если бы не было вторых периодов, мы по результатам первого и третьего были бы уже где-то в тройке призеров.

Ребята старались выполнять намеченный план, но в атаке не все получалось, да и в защите со словаками получились провалы. Неуверенная игра в меньшинстве привела к трем пропущенным голам в первых двух матчах. Конечно, не отработана еще реализация большинства. Это тоже сказалось. Если мне не изменяет память, немало играя в большинстве, мы фактически забили только один гол (Салей в матче против Казахстана).

За исключением стартовой встречи, голы нам давались тяжело.

- Чем можно объяснить провалы во вторых периодах: "физикой", психологией?

- Я не думаю. Вот все говорили, что в игре со словаками наступило самоуспокоение после двух заброшенных шайб, и мы проиграли. Я не разделяю эту точку зрения, поскольку ни о каком самоуспокоении речи не могло быть. То, что мы забили, - это не факт превосходства в игре. Просто реализовали голевые моменты, а игра-то была совершенно равной. Подрастерялись, получив гол в меньшинстве. Затем словаки забили, когда шайба прошла между ног вратаря. А потом игра опять была равной. В третьем периоде снова пропустили в меньшинстве, побежали отыгрываться и пропустили контратаку.

А вот все остальные вторые периоды… Трудно сказать, почему так сложилось, когда, владея инициативой в первом периоде, вдруг переходили на новое тактическое построение. Правда, в матчах с Германией и Россией пытались продолжать выполнение своего плана. С Россией, правда, не удалось. А с немцами в целом равная игра была все три периода, и будь чуть-чуть мы повнимательнее… 54 секунд не хватило, чтобы решить задачу.

- Может, это мы не успевали за перестроениями соперников?

- Перестраивались немногие. Когда мы активно работали в первых периодах, прессингуя соперника в зоне, особенно команды, у которых крайние нападающие сильные и быстрые (словаки, немцы, россияне), у нас все нормально получалось. Но как только давали возможность защитникам отдать первый пас игроку, который уже набрал скорость, тогда у нас возникали трудности в обороне, и, естественно, мы не успевали за ними. В результате мы фактически играли без шайбы, бегали вроде бы, сил много тратили, а игры-то не было своей.

Каждая команда использует свои сильные стороны. У нас это был, на мой взгляд, как раз прессинг впереди, потом откат назад, на красную и синюю линии, встречаем, грамотно обороняемся. Но со своим началом атаки тоже были проблемы: первый пас не всегда точный и не всегда своевременный. Однако когда у нас все получалось, тогда и игра хорошо смотрелась. Я всегда смотрю на рисунок игры, и в такие моменты он имел конкретные очертания, особенно когда выходила первая тройка [Калюжный-Грабовский-Угаров], не уступившая на этом чемпионате никому.

Это мой взгляд, возможно, с ним кто-то не согласится.

- Вы согласны, что этот чемпионат мы проиграли в матче со словаками?

- Первую задачу - войти в число первых двенадцати команд - мы решили в первом матче. Второй раунд фактически начался с игры со словаками. С точки зрения выхода в плей-офф с очками это была важная встреча, и мы ее проиграли. Но выиграй мы у немцев в основное время, сегодня боролись бы за выход в четвертьфинал. Поэтому мы не можем говорить о том, что одна игра со словаками нас выбила из колеи. У нас шансы до вчерашнего дня оставались стопроцентные.

- Говорят, что Глен Хэнлон взял своеобразный реванш за то, как с ним поступили здесь минувшей осенью. Можно сказать, отомстил.

- Я на эти разговоры вообще не обращаю внимания. Это разговоры от лукавого. Хэнлон поквитался… Да ничего там не было. Им хватило контраргументов вырвать у нас победу, но не более того. Я смотрю, как играют словаки сейчас. Почему такие чудеса они не творят с другими командами? Он разве приехал только против нас играть? С Данией - 0:6, причем уже после первого периода. Почему там не нашли противоядия? Да потому, что они были откровенно слабее.

Кто-то кому-то отомстил… Да ерунда полнейшая. Так сложилась игра. Выйди сегодня, мы бы, может, их и обыграли с меньшими усилиями, чем нужно было бы.

Наши тренеры говорят, что не хватило одного-двух спаррингов перед чемпионатом, чтобы окончательно проверить игроков.

- Аукнулась отмена "Турнира четырех".

- Да, да. Сейчас мы понимаем, что можно было бы в этих играх более тщательно посмотреть на уровень готовности хоккеистов и отработать какие-то варианты, комбинации в большинстве, в меньшинстве. Сейчас, играя в большинстве, мы уже что-то чувствуем, хотя бы есть рисунок какой-то. А первые попытки были не совсем вразумительные, на мой взгляд.

Тренеры по ходу все-таки вносят коррективы, варьируют состав, меняют стиль игры, и я уже сегодня не вижу очевидных провалов, как это было в матчах с Казахстаном, Словакией. Сегодня уже ни с Россией, ни с Финляндией, ни с Германией этого не было. То есть команда перестроилась.

- Иными словами, вы не жалеете, что предложили Эдуарду Занковцу возглавить команду.

- Тогда у меня не было каких-то альтернатив. Но сейчас я действительно не жалею о том, что этот тренерский коллектив начал работать, потому что я вижу хорошую атмосферу в команде, хорошее понимание друг друга, желание игроков, которые не из-под палки работают, а сами настраиваются. Влияние Салея как капитана. Оно очевидное и положительное. Своим примером, заряженностью, авторитетом он заставляет молодых работать так, как они умеют это делать.

- Каким вам видится будущее этой тренерской четверки? Стоит дать им еще шанс или поискать кого-то другого?

- Я всегда говорил, что никому охранных грамот не выписываю, в том числе себе. Но тем не менее я хотел бы подождать до конца чемпионата. Сегодня последняя игра. Но в целом я больше, конечно, склоняюсь к тому, что этой четверке можно поручать и дальше работать, потому что у них есть определенные взгляды на эти вещи, у них есть задумки. Мы с ними обмениваемся мнениями в отношении будущего команды. Я вижу, у нас есть 15-17 игроков в возрасте до 26-27 лет, которые уже играют. Другое дело, будут ли они завтра большими мастерами. Это будет зависеть от них и от тренеров. Но уже есть материал, с которым можно работать.

- Вы лестно отозвались о Салее как капитане. На ваш взгляд, в перспективе он может работать со сборной как тренер?

- То, что он лидер команды как игрок, я могу сказать. Но не каждый лидер-спортсмен становится лидером в тренерской деятельности. Это вещи такие… Если дано, значит, дано. Не могу сказать, что у него будет. Думаю, что он будет еще играть, у него, во всяком случае, желание такое есть. Где - это уже его право выбора.

- Популярна точка зрения: раз наши тренеры не справляются с поставленными задачами (Захаров не вывел Украину в топ-дивизион, Занковец с товарищами - Беларусь в четвертьфинал ЧМ), есть резон вновь пригласить североамериканца либо специалиста из Западной Европы. Вы, насколько известно, сторонник того, чтобы со сборной работали местные кадры.

- Я и сейчас не откажусь от своих взглядов. Когда-то надо начинать своими силами работать. Нечего ждать дядьки из-за рубежа. Никто нам ничего не принесет и ничему не научит. Это все ерунда, потому что каждый приезжий специалист, на мой взгляд, это - гастарбайтер. Он приехал, свои деньги получил и уехал. А спросить с кого? Мы уже занимали 10-12-е места с иностранными коучами. Зачем наступать на эти же грабли? Чем хуже наши? Я бы проявил смелость и доверил своим. У них хотя бы чувство патриотизма присутствует. А американцам, канадцам, немцам, шведам, по-моему, безразлично, что будет дальше с нашим национальным хоккеем. Они же не думают ни о детском хоккее, ни о юношеском. В лучшем случае они смотрят только на национальную сборную. Я считаю, надо заканчивать с этими вояжами.

- На этом чемпионате много неожиданных результатов. Какие тенденции в хоккее заметили лично вы, и что нужно сделать, чтобы в следующем году выступить лучше?

- Первый пример - выступление датчан. Я тоже был скептиком, когда увидел их первую игру против финнов. Мне показалось, что Финляндия проиграла только из-за недооценки соперника. Но когда я посмотрел вторую и третью игру датчан, то увидел, что эта команда выросла в классе. Если в прошлом году она боролась за сохранение места в элите, то теперь ее просто не узнать.

Я вчера разговаривал с президентом датской федерации после жестокого поражения от россиян (1:6). Он мне сказал, что в 2006 году, когда команда не попала на Олимпийские игры, была поставлена задача уже 2010-2012 годах играть на уровне ведущих хоккейных стран, то есть попасть в восьмерку, семерку и выше. Многие, говорит, смеялись. Это ж были пацаны. Я вчера на них вблизи посмотрел, это действительно 18-, 19-, 20-, 22-летние игроки. Их просто Россия вчера избила, напугала, они и крылья сложили. Но они очень быстрые, хорошо обученные, понимающие, что они делают на площадке. И вот эта обкатываемая молодежь доказала, что может многое. Она по-хорошему тщеславная.

Этот чемпионат мне еще раз говорит о том, что с любой командой на чемпионатах мира надо считаться. С любой. Никаких недооценок и переоценок быть не может. Если американцы думали, что этим составом, который они привезли, без работы смогут здесь что-то выиграть, то жестоко поплатились.

Даже Россия три игры несуразных показала, но выиграла. И только вчера мы увидели эту команду в расцвете, хотя играют пожилые игроки. Три хоккеиста добавилось, и рисунок поменялся, совсем другая команда стала.

Все играют, используя свои сильные стороны. Заметьте, многие играют при обороне в откат, некоторые, у кого сил много, те же датчане, прессингуют, молодые парни бегают взад-вперед 60 минут. Кто постарше, отряжают вперед одного, максимум двух человек, остальные все в откат. Новых каких-то схем нет. Розыгрыш лишнего игрока тоже у всех примерно одинаков, с некоторыми вариациями. Все всё прекрасно знают, но не у всех всё получается.

Следующий момент: идет обновление команд. Про нас написали, что мы приехали олимпийским составом. Я не совсем с этим согласен, потому что у нас есть значительные изменения. Да, есть 13-15 прежних игроков, но к ним добавились и молодые ребята, которые уже и в основном составе играют.

Что дальше делать? Это готовность, прежде всего, физическая и психологическая. Североамериканцы, чехи, россияне, шведы, финны - это уже сложившаяся школа. Там всё умеют. И кататься, и пас отдавать, и бросать, и тактически грамотно выстраивать игру. Это гранды. Нам еще нужно до этого всего дорасти. Многие задатки есть. Надо дать тренерам возможность их развить.

У меня только одно пожелание: чтобы наши молодые ребята росли в классе, не останавливались, чтобы желание было играть. Нужно избегать разбалованности, которая иногда проявляется у ребят, толком играть еще не умеющих, но уже имеющих завышенные потребности.

- Итоги выступления сборной наверняка будут разбираться на высоком уровне. Как будете отвечать на вопрос, что в хоккей вкладываются большие деньги, а где отдача?

- Я, в принципе, готов к ответу, и я знаю, что будет самая жесткая оценка выступлению национальной сборной, поскольку она [оценка] была уже заявлена до этого: неудовлетворение выступлением на Олимпийских играх. И здесь, на чемпионате мира, мы тоже не преуспели.

Что касается больших средств, которые вкладываются в хоккей. С одной стороны, это очень хорошо: совершенствуется инфраструктура, и деньги в основном вкладываются в ее развитие. И спонсорская помощь хоккейным клубам идет значительная. Но, на мой взгляд, она не совсем рационально используется. Вот здесь нам надо навести порядок. У нас потребностей больше, чем отдачи.

Перспективы у нас сохраняются, они есть. Но еще никто не сказал, что сегодня вложил, а завтра получил результат. Ну нет такого. Надо год, два, три потерпеть. Я разговариваю со многими специалистами здесь, на чемпионате. В основном я, конечно, общаюсь с россиянами: Борисом Майоровым, Владиславом Третьяком, Владимиром Владимировичем Юрзиновым, с Козиным. Мы обсуждаем все эти перипетии. Они в один голос говорят: у вас есть порядок, имеется в виду порядок в стране, у вас есть огромная перспектива реализовать ваши хорошие, здоровые амбиции при условии, если вы научитесь терпеть и не пытаться реализовать все в одночасье, потому что у вас тогда ничего не получится. И я с этим согласен. Я тоже говорю, что нам нужно буквально немножко времени, чтобы те молодые ребята, которые понимают, что о них заботятся, привыкли еще к той мысли, что им надо этот аванс отработать.

Поэтому я знаю, какое отношение Александра Григорьевича - резко критическое ко всему тому, что происходит. Мы не должны оправдываться. Если мы плохо работаем, значит, нам надо сказать, в чем плохо. Хотя мы понимаем: вот все, что я вам говорил, здесь это как бы на грани попыток реализовать и реализуемости всего того, чего мы желаем.

- Какую практическую пользу принесли встречи с коллегами и другими людьми из мира хоккея в ходе этого чемпионата?

- Мы очень много общаемся со словаками, "завязываемся" сейчас с датчанами. С Россией - тем более. Мы уже планируем календари спортивных мероприятий, совместные встречи и турниры, приглашения, выезды и т.д. У нас уже выстраивается эта цепочка взаимного интереса. Наша задача не проситься к слабым командам, а войти в турниры, где выступают самые сильные команды. С другой стороны, я понимаю тех, к кому мы просимся, интересно ли им с нами играть. Мы нашли понимание. И словаки нас приглашают, и датчане, и мы их, и россияне, естественно. С точки зрения оказания методической, научной и другой помощи с Юрзиновым мы практически многие вопросы уже оговорили: проведение совместных семинаров, приглашение наших тренеров к ним и их - сюда. Договорились с некоторыми специалистами, которых будем приглашать на наши сборы и другие мероприятия. Есть реальные планы готовить своих тренеров и овладевать современными методиками работы с клубными и сборными командами.

Переговорили с представителями Reebok и Nike на предмет заключения контрактов. Для меня было удивительно, что у нас вдруг не оказалось никаких контрактов с зарубежными спортивными фирмами. Мы сейчас оговариваем здесь первые условия контрактов и где-то в июне планируем подписывать документы, где будет прописана очень нужная нам вещь: эти фирмы с мировым именем будут предоставлять бесплатную не гуманитарную помощь, а заработанную - форму, коньки, клюшки, шлемы. Все это должно сработать на пользу нашему хоккею.

- Что можно перенять из немецкого опыта организации чемпионата мира при подготовке ЧМ-2014?

- Здесь у нас работает группа, которую сформировал Президентский спортивный клуб. Квалифицированные специалисты изучают опыт организации и проведения чемпионата. За 20 дней они взяли на заметку очень много полезных вещей. Почти готов короткометражный фильм, где все моменты скомпонованы по блокам, начиная от рекламной деятельности и заканчивая транспортом, реализацией билетов и т.д. Немцы дали нам много информации. Единственное, о чем я сказал нашим ребятам: немецкий опыт - это очень хорошо, но давайте его накладывать на наши условия. Если здесь есть солидные, богатые фирмы, которые берут на себя часть оргмоментов или финансовых затрат, то у нас все-таки есть органы государственного управления, которые отвечают за все. И вот это надо в очень разумных мерах сопоставлять.

На общественных началах заниматься подготовкой к чемпионату мира, наверное, не совсем правильно, если не сказать ошибочно.

В следующем году чемпионат мира примет Словакия, и наши люди тоже поедут туда.
-25%
-9%
-10%
-10%
-20%
-50%
-10%
-8%