Хоккей


Нападающий сборной России Евгений Артюхин после матча квалификационного раунда с чехами (2:3) стал едва ли не самым популярным игроком чемпионата мира. Причиной тому - очередная травма соперника. Кровью Рахунека была залита не только лысина, но и лед. Шлем отлетел далеко-далеко. Счастье, что не голова.

- В YouTube много ваших драк. Какую пересматривать - особенное удовольствие?


- Так я почти и не смотрел - мне даже неудобно говорить на эту тему. Уж точно - не смакую. Может, тафгаи вечером дерутся, а наутро смотрят - но я не тафгай. Вы меня так не называйте, пожалуйста.

- Обещаю.

- А для меня даже драка - обычный игровой момент. Я обычный силовой игрок, который отлично умеет давать отпор. На самом деле я очень добрый человек.

- Из ваших схваток на льду - самая смешная?

- С Пелтоненом, наверное, - тот еще со вбрасывания ко мне пристал: "Давай драться". Мне смешно стало - не буду, говорю, с тобой драться. Он не понял, наверное. Видно было - я от драки уклоняюсь, а он на меня прыгает. Тут уж пришлось стоять за себя, никуда не денешься. Это было действительно смешно - когда тот предлагал, я даже улыбался…



- А самая первая драка на льду?

- В юниорской лиге. Даже не вспомню. Вот там стычек было полно.

- Что должен был сделать человек, чтоб вы стащили с него шлем - и начали этим самым шлемом охаживать?

- Да, был такой парень. Долго тянул меня за визор - не знаю, что хотел этим сказать. Вывел из себя - мне пришлось шлемом его отлупить. Его самого я никак достать не мог. Содрал с него шлем и ударил - вот шлемом как раз дотянулся…

- У Александра Юдина всю жизнь была мечта - проломить шлем кулаком. Как считаете, реально было?

- Для Юдина - однозначно. Больно уж мужик здоровый, одаренный. Думаю, как тафгай, он бы даже в НХЛ котировался. Андрей Назаров шлем бы проломил, если б захотел. Когда в сборной встретились, нам было, о чем поговорить.

- Он мне рассказывал о самой своей большой ошибке в Америке - к сожалению, неплохо играл в хоккей. Не мог себя заставить сосредоточиться на работе тафгая. Может, это и ваш случай?


- Точно нет. Меня-то никто в Америке не расценивал как тафгая. Никто не настаивал, чтобы я дрался. Даже не помню, чтоб пропустил хоть один сильный удар.

- Со Ржигой в Братиславе вы не встретились?

- Нет.

- А жаль. Милош бродил под трибунами. Пообещал корреспондентам, что вы вместе найдете общую дорогу.

- Мы с ним? Впервые слышу. За последнее время ни Питер, ни Ржига со мной не связывался. Понятия не имею, что он имел в виду.

- Помните, как узнали о переходе Ржиги в СКА?

- Слухи ходили так давно, что я совершенно не удивился. Точно помню - задолго до объявления я предполагал такой вариант. Как только убрали Сикору, сразу пошли разговоры. Ржига был одним из кандидатов. Хотя лично мне казалось, что возьмут североамериканца. Того же Мактавиша, который даже приезжал в Питер на наш матч. Ребята в команде думали, что остановятся на нем.

- Вы были в большом гневе, прочитав слова Ржиги: "Артюхин занимается чем угодно, но только не играет в хоккей"?

- Так это его мнение. Он считает, что не умею играть - а я должен это обсуждать?

- Последняя фраза была: "Артюхин умеет играть в хоккей". Уже умеет?

- Вот видите. Меняет мнение каждый день. Есть критика, к которой можно прислушаться - а что мне дает эта? Такие вещи стараюсь пропускать мимо ушей. Но я и не обижаюсь никогда. Меня папа научил не зацикливаться.

***

- Алексей Яшин мне когда-то говорил, что никогда не встречал человека такой физической силы, как вы. А вы-то сами кого назвали бы?

- Думаю, Леша преувеличил. Когда он играл в НХЛ, думаю, тафгаи в его командах были покрупнее и посильнее. А мне очень запомнился Сан-Луи, который играет в "Тампе". Маленького роста, но невероятно здоровый. Просто раскачанный. С большими весами работал наравне со мной - я просто был шокирован, увидев.

- Штанга хоккеисту хороший помощник?


- Как сказать. Увлекаться никому не посоветую.

- Бывший хоккеист Андриевский, закончив играть, раскачался так, что ни в один пиджак влезть не мог.

-Я, когда закончу, точно буду держать себя в форме. Это я обещаю.

- Вы разбираетесь в тафгаях. Лучший, которого видели?

- Брашир и Ларак. А вот когда смотрел на Доми, поражался. Ничего понять не мог. В парне 175 сантиметров роста, и таких машин ломал. Столько лет держал рейтинг. Для меня это оставалось загадкой.

- Нужно уметь не только прощать, но и обижаться. В вашем сердце до сих пор живет обида на то, как обошлись несколько лет назад в "Авангарде"? Вам пришлось письмо писать на адрес Владислава Третьяка: "Разберитесь…".

- Я не злопамятный человек - и даже тех людей из "Авангарда" давно простил. Пусть это остается на их совести - но знают: все вернется обратно. Я так воспитан, что обижаться долго не могу. С какого-то момента даже потерял интерес: почему от меня избавлялись, зачем… Мне надо было тренироваться, думать о хоккее - а с "Авангардом" разбирался агент. Я просто плюнул: "Хватит с меня". А письмо Третьяку появилось потому, что хотелось доказать - нельзя с игроками обходиться, как со скотом. Это был мой message для других: не надо терпеть, если клуб ведет себя некрасиво. Есть законы, но через них так легко, оказывается, перешагнуть. Мне неприятно вспоминать. Давайте закончим.

- Хорошо, только один вопрос. Случись у вас сегодня проблемы с клубом - решились бы снова написать?


- Третьяку? А почему нет?

- Отлично. Само странное, что вы услышали от Сикоры?


- Ох, там было столько странного - каждый день! Всего не вспомнишь! Для меня было удивительно, как можно так издеваться над Евгением Набоковым. Просто взяли и вычеркнули. Думаю, по решению главного тренера. Это же Сикора не давал ему играть. Ко мне он, правда, нормально относился.

- Над Набоковым Сикора действительно издевался?

- Обещал поставить на матч - и не ставил. Лично я считаю, что это - издевательство.

- Вы же с Набоковым друзья?

- Да.

- Сейчас часто общаетесь?

- Стараемся. Хоть ему сейчас непросто, но у вратарей какая-то особенная психика. Умеют переживать неприятности, которые нам с вами кажутся страшными. Есть у Женьки какой-то рецепт.

- Хороший человек?

- Набоков - золотой парень. Посмотрите, примчался играть за сборную после отъезда из Питера. Это же говорит о человеке? О том, как он относится к России? А мог бы спокойно завершить сезон - и отдыхать…

- У Сикоры хоть чему-то научились?

- Вообще ничему.

- Пан Вацлав как-то попрощался с командой?

- Да, был ужин. Там произнес прощальные слова.

- Подлые игроки вам встречались?


- Причем везде - и в России, и в НХЛ. Допустим, Марек очень неправильно себя ведет. Лео Комаров - такой же… Мне многие не нравятся.

- Говорят много?


- Марек точно много говорит. Правда, русским владеет неважно - не разберешь, что он там бормочет. Не пойму, чего он добивается.

- Кто-то из игроков "Салавата" просил у тренеров разрешения - разобраться с Мареком по полной программе.

- Я не думаю, что надо спрашивать. Надо выходить - и лупить.

***

- В какой момент вы почувствовали, что на чемпионат мира вас возьмут? По каким мелочам об этом можно было судить?

- Я до последнего не знал. До того самого момента, пока не объявили, кто едет. Все могло поменяться. Ехал на Евротур, чтоб доказать - могу играть в сборной.

- Вас не раз отцепляли от сборной перед самым чемпионатом мира. Если бы история повторилась - махнули бы рукой на этот чемпионат?

- Ни в коем случае. Я за Россию всегда готов играть, в любой момент откликнусь на вызов. Это моя мечта. В этом-то году все было точно так же, меня не планировали брать на чемпионат мира. Я уже вовсю собирался в отпуск, строил планы. И вдруг звонок от Быкова: "Я тебя приглашаю". Я в первый же день бросил все и примчался на сбор.

- И где бы вы сейчас были, если бы не этот звонок?

- На пляже в Турции.

- Прежде от сборной вас отцепляли красиво? Или узнавали из газет?

- Все было достойно - собрали несколько ребят, которые не попали в состав. Быков все объяснил. Нас поблагодарили. Все было настолько понятно и четко, что даже расстройство проходило. Сколько раз меня отцепляли - мы все время расставались друзьями.

- Олег Знарок мне рассказывал, как целыми днями когда-то молился про себя - лишь бы не отцепили от сборной СССР накануне чемпионата мира. У вас такого не было?

- Прежде я очень эмоционально относился к этим отцепам. Молодой был. Сейчас спокойнее.

- Каким словом описали бы самого себя?

- Я очень трудолюбивый.

- Кто еще приходит на ум при слове "трудоголик"?

- Данила Марков и Серега Гусев. Максим Афиногенов - работяга, каких поискать.

- Среди ваших знакомых - чемпион по человеческим качествам?

- У меня всегда был пример перед глазами - мой папа, чемпион мира по борьбе. Или брат, тоже знаменитый борец. Это самые большие авторитеты по жизни. Для меня других чемпионов не было.

- Если б ушли в борьбу - где бы сейчас были? Стали бы "заслуженным мастером"?

- Брат уверен, что в борьбе у меня все сложилось бы. Данные отличные, и перспективы были большие. Или чемпионом мира, или олимпийским чемпионом стал бы наверняка.

- Когда в последний раз мучились, ночь не спали из-за хоккея?

- После каждого поражения. После немцев не очень спалось. Даже после удачных игр прокручиваешь в голове: а может, ты не совсем выложился?

- Чем эти немцы - особенные?

- Да ничего в них особенного не было - им во многом повезло. А мы свои моменты упускали. Первая игра - не вкатились, что называется. Вратарь у них отличный.

- Самый лучший вратарь, которого встречали?

- Набоков, игравший в НХЛ. Казалось, ему забить невозможно. Или тому же Илье Брызгалову. Еще мне нравился Бродер.

- Если б начинали свой путь в НХЛ сегодня - какую ошибку точно не повторили бы?

- За язык взялся бы пораньше. Думал, как приеду в Америку - само все прилипнет. А пришлось тяжело.

- НХЛ еще случится в вашей жизни?


- Почему нет? Мне только 28. Кто-то считает, что для хоккея возраст приличный - но по внутреннему ощущению я только начинаю раскрываться. Расцветаю как игрок, только приходит настоящая сила. Настоящая уверенность.

- Последние слезы в вашей жизни?

- Когда ушел папа - это был настоящий шок. Только тогда я плакал. Никто не мог понять, почему это случилось так рано - раз, и в одну секунду остановилось сердце. Человек крепкий, не старый. Я очень надеюсь, что он находится рядом и чувствует мои успехи. Хочу думать, что это так. Но вообще-то гоню все эти мысли, самая больная для меня тема. Отца я очень любил, и мы были невероятно близки. Так легче - когда меньше думаешь… Ко многим разговорам с ним я мысленно возвращаюсь памятью. Вспоминаю его слова. Будто вчера все было.

- Видеокадры, фотографии остались?

- Очень много. Но я давно не смотрел. Говорю же - мне до сих пор больно. Так и не сжился с мыслью, что папы нет. А его мечта, чтоб я сыграл на чемпионате мира, сбылась так поздно… Мы вместе шли к этому. Только играю, а его уже нет. Это самый большой страх в моей жизни - потерять близкого. Я знаю, что это такое.

- Сын знаменитого хоккеиста Сологубова мне рассказывал, как отцу однажды пришлось применить на улице физическую силу.

- Это было впечатляюще. Я помню, как случались стычки на дороге - но отцу достаточно было выйти из автомобиля, чтоб люди просто давали по газам. Выходить никто не отваживался. Папа был эмоциональный. Не задиристый - но готовый постоять за себя в любой момент.

***

- Что вас огорчает в современном Петербурге?

- Зима. Я был в шоке - снег вообще никто не убирал, сосульки валились на людей. Я смотрел и не мог поверить глазам: валит снег, а уборочные машины даже не выезжают на улицы. Грязища невероятная. Беспредел какой-то. Сколько жил в Москве - да никогда такого не случалось.

- Не влюбились в этот город?


- В том-то и дело, что влюбился. Летом с удовольствием приехал бы в Петербург на выходные, просто погулять. Культурный город, и если хочется отвлечься от Москвы, надо брать билет и ехать туда. Там спокойнее. Хочу просто бродить и рассматривать здания.

- У вас своя квартира в Петербурге появилась?


- Нет.

- Появится?

- А какой смысл? Контракта со СКА у меня нет - значит, и приобретать жилье незачем.

- Когда будет контракт?

- Понятия не имею. Задайте этот вопрос генеральному менеджеру СКА. Не представляю, насколько это может затянуться и где я в конце концов окажусь.

- Представляю, какая у вас растерянность внутри. Человек без клуба.

- Ничего вы не представляете. Нет у меня никакой растерянности. Вообще стараюсь гнать эти мысли - думаю только о сборной. Чемпионат мира для меня сейчас важнее всего. А клуб-то я себе всегда найду.

- Что для вас - самое тяжелое в профессии?


- Кросс. Я здоровенный, тяжелый парень - мне тяжело бегать. Это Максиму Афиногенову все равно - хоть целый день может носиться и не устанет. Для меня нет ничего страшнее, чем беговые тесты - шесть по четыреста, например. Нелепое упражнение.

- Почему?

- Потому что на площадке я этого не делаю. Кому это нужно - тот пусть и отрабатывает. Гонять ребят тоже надо с умом. А есть тренеры, которые даже вратарей не щадят.

- Сергей Федоров говорил: "Перебитый мизинец на левой руке профессиональная травма центрфорварда. На вбрасывании левая рука у меня внизу. И постоянно прилетает клюшкой по этому пальцу". А у вас - есть что-то профессиональное?

- У меня такого нет - я крайний, на вбрасывании не стою. Мои травмы проще - судья наступил коньком на руку, остался жуткий шрам. Вены перерезал - хорошо, врачи моментально сориентировались. Хорошо поработали. Вот ухо разорвано…

- Это откуда? Кто дотянулся?

- Шайба прилетела - вот и разорвала. Но это ерунда, а настоящие травмы, тьфу-тьфу, меня обошли.

***

- Последний человек, которому удалось вас всерьез разозлить?

- Финны, три штуки. В самом деле разозлили. Жаль, времени не было рассмотреть, как отлетают.

- Покупка, о которой мечтаете, но пока не можете себе позволить?

- Дом мечтаю построить в Подмосковье. Но пока не могу себе позволить. Я вообще к деревне хорошо отношусь - лето проводил у бабушки в Тамбовской области. Папа у меня оттуда родом. Меня никакой деревенской работой не напугать. И косил, и сено сушил, и в огороде копался. Бабушка всему научила.

- Как-то Александр Емельяненко учил меня правильно бить. Пара советов и от вас - как драться на льду?

- После Емельяненко мне говорить смешно. На льду все просто: левой рукой держите майку, а правой бейте.

- Так и поступлю. Если б были журналистом - с кем бы сделали интервью в первую очередь?


- С Александром Карелиным. Сколько раз с ним пересекались - это было что-то. Удивительный человек. Чувство юмора необычное.

- Говорят, характер человека отражается на дороге. Как водите машину.


- Я - агрессивно. Надо что-то с этим делать. Уж и аварии были, но все равно продолжаю летать. Я все понимаю: мне повезло, что задело несильно, могло обойтись гораздо дороже. Кто-то меня сверху бережет. Но вы тоже поймите - я обожаю спортивные машины. Сейчас у меня BMW "шестерка" - разве на такой машине тихонько поедешь?
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-15%
-12%
-20%
-20%
-12%
-10%
-18%
-20%