Юрий Голышак,

Главный тренер минского "Динамо", которое сегодня сыграет в Москве первый матч четвертьфинала Западной конференции против своих одноклубников, признался "СЭ", что не хотел встречи с командой Олега Знарка.

Пан Марек устало махнул рукой:

- Пойдемте.

Мы отыскали кабинет - иначе поговорить нам бы не дали. После каждой тренировки к Сикоре тянутся с десяток диктофонов. Как бы ни смотрелось его "Динамо". Минск - удивительный город.

Встревоженный слухами, что вот-вот Марек Сикора закончит карьеру тренера, корреспондент "СЭ" отправился в Минск. Устранять недоразумение. Тренирует чех долго и здорово - а мы его толком не знаем.

- Голос у вас накануне плей-офф невеселый.

- Нехорошо себя чувствую. Что-то со здоровьем, только в этом причина. Хоккейных причин нет. Плохо сплю. Не знаю, с чем это связано. Наверное, неудачная кровать.

- Хоккейных причин нет - уже здорово.


- Не очень комфортная ситуация с вратарем. Это фигура номер один, если говорить о результате. С Кевином творится что-то непонятное, Андрей Мезин тоже не может себя найти. Как бы мне хотелось перед плей-офф сказать: "За вратаря я спокоен…".

- Говорят, на Мезина очень подействовала ярославская катастрофа.


- Возможно, так оно и было. Мы об этом не разговаривали. И не стоило разговаривать, наверное. Слишком личное. На меня тоже подействовало - до сих пор помню по минутам тот день. С тренером вратарей "Динамо" Петром Ярошем и женами отправились смотреть исторические места под Минском. По дороге звонок: "Марек, это еще неточно - но говорят, "Локомотив" разбился…".

- Повернули назад?


- Нет. Но там уже не могли ни на что смотреть. Бродили с телефонами в руках, жуткое состояние.

- Москву встревожили слухи - будто Марек Сикора проводит последний свой сезон в КХЛ.


- Я боялся этого вопроса… Задача у нас четкая - пройти первый раунд плей-офф. Не знаю, пройдем ли, но по окончании сезона с руководством вернемся к этой теме. Сейчас я точно не знаю, закончу ли. Скорее всего.

- Велики шансы, что передумаете?


- Нет.

- Когда-то вы из Магнитогорска уезжали со словами: "В российскую суперлигу не вернусь…".


- Отлично помню последний матч, когда мы проиграли в овертайме Омску. На пресс-конференции я сказал, что с задачей не справился и поэтому заканчиваю. Потом жалел об этих словах.

- Надо было оставаться?


- На закрытии сезона я был с женой. Спросил руководителей Магнитки: "Если б хотел остаться - вы бы меня сохранили?" - "Конечно!". Я поторопился. Стоило остаться еще на годик.

- Юлиус Шуплер мне рассказывал, как избавлял вас от мыслей завязывать с профессией.


- Это было на турнире в Астане. Юлиус еще тренировал Ригу. Стали говорить, какие мы старые. Вдруг оглядел меня с головы до ног: "Пока ты работаешь - нормальный парень. А что будешь делать потом? Смотреть на садик? Гладить бабушку?". Он прав - во мне поддерживает жизнь то, что работаю с молодыми людьми. Позитивными, быстрыми. Юлиус умеет убеждать.

- Кажется, вам стоит поговорить с ним снова.


- Я читал, что происходило в ЦСКА - Шуплеру было не до меня…

- Кроме Шуплера, есть у вас друзья среди тренеров КХЛ?


- Радим Рулик - близкий друг, шесть лет был моим ассистентом. Умеет подготовить команду. Очень меня поддержал, когда умерла первая жена. В то время мы играли просто здорово, четыре раза подряд обыграли в чемпионате самую богатую команду, "Всетин". Правда, им же проиграли в плей-офф.

- В какие моменты вспоминаете, сколько вам лет?


- Когда смотрю на себя в зеркало.

- Вы лет десять вообще не меняетесь.


- Да? Вот это - отличная новость!

- Кажется, операцию ждете?


- Очень жду. Она должна изменить всю мою жизнь. Отметим с отцом его 90-летие, и в начале мая отправлюсь к хирургу. Я считался талантливым юниором - но первая травма случилась в 17 лет. Тот удар портил мне всю жизнь игрока и тренера. В этой ноге у меня ничего не осталось - ни связок, ни менисков. Не знаю, как вообще хожу. Это самое главное - ходить. Долго нельзя ни сидеть, ни лежать.

- Ваш отец - бывший тренер сборной Чехословакии?

- Точно.

- Хоккей смотрит?

- Смотреть-то смотрит - но, сами понимаете, 90 лет… Для него игра уже слишком быстрая. Звоню отцу по скайпу каждый день, стараюсь до обеда. К вечеру он сильно уставший. Интересуется: "Как сыграли? Где в табличке?".

- Прежде ваш телефон был полон его SMS.

- Уже не пишет, к сожалению…

- Так какой представляете свою жизнь без хоккея?


- Опытные люди говорят: "Заканчивай постепенно. Сразу - опасно для жизни". Надеюсь, операция пройдет нормально - три месяца будет на то, чтоб восстановиться и подумать о будущем. Прежде после операций приходил в себя быстро. Надеюсь, летом на жизнь и работу буду смотреть не так, как сейчас.

- Ждете подарка от собственного организма?

- Очень.

- Пенсия у вас около тысячи евро?


- 700 долларов. Думал, будет больше.

- Но для вас-то деньги никогда не были важны. "Автомобилист" когда-то предложил зарплату в 15 тысяч долларов - вы и согласились…


- Это правда. Деньги для меня никогда не были на первом месте.

- Тот же Шуплер за последнее время совершил две масштабные покупки - маленькую квартирку в Братиславе и огромный "Мерседес". Самая крупная ваша покупка?


- Захотел себя порадовать и купил "Фольксваген-Тигуан". Русские люди говорят, что машина женская, но для нас с женой ничего крупнее не надо. Еще купил трактор.

- "Беларус", конечно же?


- Нет. Я хотел ходить по садику с косилкой, никакой трактор не нужен был. Но жена уговорила: "Тебе понравится!". Действительно, понравился. Это даже лучше, чем "Тигуан". Очень по нему скучаю.

- Рано вам на покой.


- Странный момент. Стоило сказать, что хочу закончить, и столько команд стали мною интересоваться! Никогда такого не было!

- Самое экзотическое предложение в вашей жизни?


- Когда-то сидел без работы в Чехословакии, и отец договорился о месте во Франции. Язык я немного знал. Отправился на переговоры в городок под Парижем. Там говорят - после обеда я должен работать с командами разных возрастов, детьми и взрослыми, а до обеда - возить туристов как таксист.

- Ничего себе.


- И я сказал - ничего себе. Отказался.

- Прежде у вас лежали на столе учебники русского языка. Когда в последний раз в них заглядывали?


- На днях. Смотрел фильм с Костнером, хотел узнать, как будет по-русски "вашка". Оказалось - "стрекоза". Потом в каком-то сериале услышал слово "притворщик". Но так и не нашел его в словаре. Так и не узнал, что это значит.

- И не надо вам этого, пан Марек.


- В Магнитогорске самоучитель носил в сумке, шагу без него не делал. А сейчас легко могу забыть его дома.

- Самый большой талант, с которым работали в России за эти годы?


- Малкин. Надеюсь, я помог этому мальчику. Он играл за фарм-клуб, мне указали: "Может, когда-то из него получится хоккеист. Посмотрим через годик…". Я вгляделся - друзья, чего ждать?! Такого надо подпускать к первой команде немедленно!

- Замкнутый был парень?


- Да, немногословный. Не знаю, разговорился ли сейчас. Но он играл во все что угодно - хоть в баскетбол, хоть в футбол. Приятно смотреть.

- Кто в вашем списке талантов - номер два?


- Мартин Страка, если помните такого. Центральный в звене Яромира Ягра. До сих пор играет, 39-летний, в команде "Пльзень". И здорово играет. Эх, я забыл назвать Петра Сикору, как же так…

- Что-то восхитительный Петр не очень помог Минску в прошлом сезоне.


- Я ожидал большего - но не хочу говорить о нем плохо. Я Сикору 16-летним ставил в команде мужиков. Вот эти три игрока для меня - особенные. Большие таланты.

- Последнее ваше большое удивление в хоккее?


- Гол Гранлунда в ворота сборной России.

- А с плохой стороны?


- "Витязь". Я понимаю, когда дерутся тафгаи. Или напали на лидера - и кто-то кидается его защищать. Но как можно планировать: "Сегодня мы будем драться, завтра нет"? Это мне очень не нравится!

- Вы большой выдумщик. Помните хохму с майкой, что придумали в Магнитогорске?


- А как же. Раз в неделю на тренировке отрабатывали буллиты. Кто проигрывал, на следующее занятие надевал майку с надписью "Деревянный башмак". Но мы и в Минске не скучаем. Кто забивает буллит - тот кладет на лед клюшку и отправляется в раздевалку. Последний тащит под трибуны клюшки за всю команду.

- Вы же и в музыке здорово разбираетесь. Недавно на концерте Стинга побывали.


- Вы все обо мне знаете!

- Какая-то русская мелодия за последнее время зацепила?


- Случайно попал на передачу - соревновались певцы, исполняя что-то из чужого репертуара. Этим певцам выставляли оценки. Вышел Дима Билан и собрался петь на английском из "Jesus Christ Superstar". Когда-то эта мелодия в Чехии звучала на каждом углу. Я был уверен, что ничего у него не выйдет. Но исполнил - невероятно! Просто отлично!

- Последний поступок, которым поразили собственных близких?


- На сто процентов пообещал им, что закончу тренировать после первого сезона в Минске. Дал слово всем - внучкам, брату, папе… Очень боялся им сказать, что решил остаться еще на год.

- Вас поняли?


- Поняли. Но было сложно. В моей душе постоянно живет боль - папе 90 лет, а он один. Я делаю все, чтоб к нему каждый день кто-то приходил. Но не оставляет чувство, что поступаю как-то не так. Пока не поздно это исправить. Показать папе, что не такой плохой сын.

- Давайте о хоккее. Кажется, вам очень не хотелось получить в плей-офф совершенно конкретную команду.


- Да, московское "Динамо". Постоянно внушаю своим хоккеистам, что в плей-офф должны играть жестко. Мы никого не собираемся "убивать", у нас нет таких хоккеистов - просто будем играть в тело. А "Динамо" лучше всех готово к жесткой игре. В смысле обороны это самый сильный соперник. Неудобный.

- А вы какие?


- Я бы хотел найти баланс между обороной и атакой - но в Минске сейчас больше игроков атакующего плана.

- Это не игра ли в Чехове помогла вашей команде разозлиться на самих себя?


- "Витязя" наши игроки немного испугались. Это было видно. Я сразу понял, когда услышал разговоры: "Кто из тафгаев будет играть? Кто нет?". Как раз не разозлились на себя, наоборот…

- Странно. Ваше "Динамо" очень жестко выглядело на последних тренировках.


- Недавно у нас состоялся разговор. Сказал им: "Готовимся играть в тело. Если не отработаем сейчас друг на друге - в игре это не проснется. Давайте забудем, что все мы здесь друзья". Вот и забыли.
-10%
-50%
-15%
-20%
-30%
-20%
-20%
-20%
-10%