/

Граборенко
19-летний Роман Граборенко на недавнем чемпионате мира по хоккею был одним из лучших защитников в составе сборной Беларуси. Сам дебютант свою игру не считает "сверхъестественной" и рассказывает о том, как из Могилева уехал в Америку, что ему мешает задрафтоваться в НХЛ и какой совет ему дал Михаил Грабовский.

"Молодому хоккеисту важны доверие и игровое время"

– Не знаю, почему в последнее время мне так много уделяется внимания, – скромничает Рома. – Ведь ничего сверхъестественного на чемпионате мира я не показал. Сыграл так, как могу. Так, как умею.

Граборенко

– И выглядело это по-взрослому, хотя тебе 19. Заткнул за пояс стариков и бровью не повел… И откуда же ты такой одаренный взялся?

– Родился в Могилеве. Отец отвел в хоккей, как только в городе построили ледовый дворец. Мне тогда было шесть. Спустя какой-то год стал тренироваться с ребятами старше меня на два года. А в одиннадцать уехал в Москву. И, знаете, только там понял, что хоккей – это то, чем я хочу заниматься в жизни.

В Москву уехал, потому что у отца появилась там работа. Но коньки на гвоздь вешать не хотел. Пошел как-то на тренировку ЦСКА. Увидел, как там работают ребята, просил, чтобы меня посмотрели. Получил такую возможность. И уже на следующий год был принят в школу. Спустя два года ушел в "Спартак", потом – в "Белые медведи".

– Почему бегал из одной школы в другую?

– Дело в развитии. Чтобы прогрессировать, нужно играть. Молодому хоккеисту важны доверие и игровое время. Зачастую отсутствие доверия и является причиной смены команды.

Благодарен своим родителям, которые верили в меня. Мы ведь пять лет прожили в Москве. Мама практически все время была со мной. А отец продолжал вести бизнес, поэтому разрывался между Могилевом и Москвой.

– В семье ты единственный ребенок. Как же родители отпустили тебя в Америку?

Собрали вещи и отправили! Технически ничего сложного в этом нет. А вот разлуку переживали тяжело. И они, и я. Но мы понимали, что все это делается во благо – ради хоккейного будущего. К тому же я не ехал абы куда. Ехал в семью.
 
На этот момент в Америке у меня было три семьи. Относились ко мне, как к своему ребенку. При встрече говорили, мол, Рома, чувствуй себя как дома. Первый год жил в Филадельфии. Было сложно, ведь не знал языка. Спустя три месяца адаптировался. Кстати, мои "американские родители" поздравили меня в Facebook с хорошей игрой сразу после матча с Соединенными Штатами на чемпионате мира. Приятно… Позже я перебрался в Канаду. Отыграл один полный сезон в "Кейп Бретоне". Нынешний сезон также начинал в этой команде. Позже перешел в "Драммондвилль".

– Сколько времени тебе понадобилось на то, чтобы произносить название своей новой команды без ошибок?

– За неделю освоился на новом месте. Главное – разобраться в том, какая буква следует после предыдущей!

– А зачем вообще понадобился очередной переход? Вновь дело в доверии и игроком времени?

– Да. В определенный момент и того и другого в "Кейп Бретоне" не стало. Поэтому просил руководство об обмене. В "Драммондвилле" обрел себя и стал показывать результат. Значит, мой переход – правильное решение.

– Почему решил остаться в команде еще на год? Ведь ты уже перерос QMJHL. В командах этой лиги может играть по три человека в клубе, старше 20 лет.

– Я подписал контракт с "Драммондвиллем" с уверенностью в том, что буду играть и продолжать развиваться. Помогать мне будут тренера, которые, будучи игроками, выступали в НХЛ. У этих людей есть, чему поучиться.


Что касается соревновательной среды, то в QMJHL я буду "стариком". Но ведь может случиться и так, что по ходу сезона я подпишу контракт с клубом НХЛ. Если мне поступит предложение, "Драммондвилль" по правилам лиги чинить препятствий не будет.

"Нравится, как играют Пронгер и Хара"

– Тебя огорчает тот факт, что в НХЛ ты не задрафтован? Знаю, некоторые ребята не стремятся на драфт, чтобы потом на правах свободного агента подписать контракт с тем клубом, которому они действительно нужны.

– Очень хочу задрафтоваться. Прежде этому мешали травмы. В этом году у меня еще есть шанс. Посмотрим, обратили ли на меня внимание скауты НХЛ… Если нет, потом сам буду выбирать себе клуб.

– Интерес к тебе минского "Динамо" льстит?

– Признаться, тот факт, что я попал на драфт юниоров КХЛ, меня удивил. Я ведь уже был на драфте КХЛ три года назад. Тогда же права на меня защитило минское "Динамо". Как теперь появился на драфте, без понятия! Как бы там ни было, нынче моя цель – это НХЛ.
 
– Перед драфтом хоккеисты обычно заполняют анкету. В которой значится вопрос о том, с кем бы ты себя сравнил. Ну и?

– Ой, не вспомню! Но мне нравится, как играют Крис Пронгер и Здено Хара. Эти ребята действуют просто, но надежно. Они зарабатывают большие деньги и считаются хорошими хоккеистами. Хотя, если честно, не знаю, на кого похож. Мне кажется, у меня свой собственный, ни на кого не похожий стиль. В любом случае до Пронгера мне далеко.

– Над чем еще стоит потрудиться?

– Думаю, физика и техника придут со временем. Нужно набраться еще опыта.

– Будучи в сборной, просил совета у наших НХЛовцев?

Братья Костицыны присоединились к команде по ходу чемпионата мира. Поэтому времени на разговоры с ними не было. А вот у Миши Грабовского спросил: "Как попасть в НХЛ?" Ничего нового Грабовский не сказал: "Работай! Вот и все". Попасть в НХЛ непросто. Очень высокая конкуренция. Но, надеюсь, через год-другой мне представится такая возможность.

– Представится, а что потом?

– Потом нужно каждый день доказывать право играть на таком уровне. О Кубке Стэнли не задумываюсь. Его выигрывают единицы. Я хочу просто играть в НХЛ.
 
Граборенко

– Каким клубам симпатизируешь?

– Мне нравятся "Питтсбург" и "Детройт". В нынешнем сезоне приятно удивил "Финикс". Но не могу сказать, что считаю себя фанатом одной из команд лиги.

"В "Белых медведях" тренер мне говорил то, о чем теперь твердят везде"

– Кстати, как дела у ребят, вместе с которыми ты начинал в Могилеве?

– Кто-то сейчас играет в фарме "Могилева", кто-то – в первой команде. Знаю, Сергей Королик теперь в "Юности". Больше ничего не слышал о том, что бы парни куда-то пробились.

– Что ты думаешь о том, почему белорусским хоккеистам в Беларуси невероятно сложно выйти на международный уровень?

– Все просто. Квалифицированных тренеров в стране не хватает. Таких, чтобы стремились учиться. Таких, чтобы регулярно организовывали и принимали участие в тренировочных лагерях. Но о чем речь, когда зарплата у тренера копеечная? И это не новость. С детьми нужно много работать. Важно правильно подвести молодежь к взрослому хоккею… Хотя судить о ситуации в хоккее мне сложно. Я не чувствую ее, потому что не живу в Беларуси.

– Можешь вспомнить ценные советы твоих тренеров?

– Конечно. В последнее время часто вспоминаю то, о чем мне говорил в "Белых медведях" Геннадий Геннадьевич Курдин. Почему? Он много рассказывал о технической стороне хоккея, учил принимать правильное решение на площадке с точки зрения защитника. В общем, говорил то, о чем теперь твердят везде: важность первого паса, движение вперед во время силового приема и многое другое.

– За что ты любишь хоккей?

– Хоккей – это моя жизнь. Не работа, а именно жизнь. Многие люди ищут свое призвание. Я его нашел. Поэтому я счастлив. Счастлив, когда провожу на льду по двадцать пять минут за матч. Когда, пусть и задыхаюсь уже, но забрасываю шайбу. Силовые приемы, драки, другие составляющие хоккея – все это в удовольствие. Но когда что-то не получается, злюсь. Потому что вновь хочу чувствовать нерв игры.

Граборенко

– В кого ты такой рассудительный?

– В папу! Это то, что касается генов. Хотя воспитывала меня мама. Это самые дорогие мне люди.

– А что любишь помимо хоккея?

– Нравится водить машину. У меня уже есть права. Однажды я куплю себе автомобиль…

– С первой зарплаты в НХЛ?..

– Поговорим об этом, когда деньги будут лежать вот тут (указывает на карман.Прим. ред.)! 
-50%
-20%
-10%
-10%
-70%
-10%
-32%
-20%
-10%
-10%