• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

В среду в офисе федерации хоккея состоялось расширенное заседание исполкома, на котором подводились итоги выступлению национальной сборной на чемпионате мира. На встрече присутствовала "тройка", которая, по мнению президента страны, "головой отвечает за спорт". Это Олег Качан, Игорь Заичков и Сергей Тетерин. Кари Хейккиля и Александр Андриевсикй держали удар, генменеджер сборной Владимир Сафонов был отправлен в отставку, а председатель федерации Евгений Ворсин сам попросил освободить его от занимаемой должности. Обо всех перипетиях заседания в материале SPORT.TUT.BY.

Текст: Юрий Михалевич, Фото: Константин Клеменцов


– Уважаемые члены исполкома! Уважаемые присутствующие! Я так понимаю, сегодня здесь присутствуют все, кто хочет обсудить положение дел по развитию хоккея в стране, – открыл заседание исполкома своей речью глава федерации хоккея Евгений Ворсин. – Прежде, чем предоставить слово главному тренеру сборной, хочу сказать вот о чем. Сегодня мы находимся в не очень комфортной ситуации. Понятна атмосфера, в которой проходит обсуждения итогов чемпионата мира. Поскольку хоккей в стране один из немногих так горячо любимых нашими болельщиками видов спорта. Второй год подряд сборная занимает 14-е место на чемпионате мира. Мы опустились в мировом рейтинге с 10-го на 13-е место. Что это? Неудача, стечение обстоятельств или недостаточное мастерство хоккеистов и тренеров? Или провал, как следствие системных ошибок?

Дальше Евгений Николаевич стал убеждать собравшихся, что "разработанная концепция развития хоккея до 2014 года" дееспособна. Чиновник также выразил уверенность в том, что результаты придут. Причем уже в скором будущем. Кажется, так Ворсин пытался оправдаться. Ведь сегодня плоды его работы осязаемы едва ли.

Наконец, к трибуне был приглашен главный тренер национальной сборной и, с недавних пор, минского "Динамо" Кари Хейккиля. Специалисту предстояло объяснить, почему национальная сборная не выполнила задачу на чемпионат мира – попадание в восьмерку сильнейших команд света.


– Добрый день! – по-русски начал Хейккиля. – Я хочу по-английски говорить. Это важно. Чтобы все сто процентов понимать. We start our training camp… 26 марта. Несмотря на то, что не досчитались 11 хоккеистов. Коваль, Степанов, Демагин, Угаров были травмированы. Калюжный, Грабовский, братья Костицыны, Готовец, Демков, Граборенко либо еще играли, либо у них были уважительные причины на то, чтобы присоединиться к сборной позже. Демагин, Демков и Готовец так и не смогли присоединиться к команде.

В начале сезона я раздавал игрокам анкеты. Просил проанализировать их игру в прошлом сезоне. Это показывает уровень профессионализма игроков. Кто-то хочет разобраться в себе и предоставил написанный от руки лист бумаги. Кто-то вообще не хотел отвечать на вопросы. Я занимался тренерской деятельностью в России, Швеции и Финляндии. Всегда практиковал подобную деятельность. "Большие" игроки стараются провести работу над ошибками. Когда я работал в российском Ярославле, из года в год отчеты игроков становились длиннее. Этот отчет похож на контракт между хоккеистом и тренером. Информация остается между нами. Я могу сказать, что было много интересных ответов. Некоторые игроки указывали на проблемы с дисциплиной в сборной год назад.

Но в любой команде, любой стране, когда дело доходит до выполнения обещаний, игроки этого не делают. Важно иметь в команде людей, которые делают то, что говорят. Если игрок говорит, что больше не хочет делать перпендикулярные передачи в своей зоне, но повторяет свои ошибки, это значит, что его слова ничего не значат. В любом случае это только начало. Надеюсь, в будущем ответы ребят будут лучше.

Потом мы приступили к играм. Сыграли с Австрией два матча. Первый выиграли 3:2. Второй проиграли 3:4. Затем дома играли со Швецией. Оба матча уступили по буллитам. Дальше нас ждали матчи с финнами. В одном из них уступили крупно, во втором – по буллитам. На турнире в Словакии сначала уступили Германии. Но у нас не было возможности подготовиться к игре. Так как экипировка задержалась в Минске. Затем выиграли у норвежцев 4:0. Думаю, пять из восьми матчей мы сыграли на хорошем уровне. На этом этапе у нас было чересчур много игр на выезде. Нам были нужны спарринги дома. Думаю, в целом у нас был отличный сбор. Возможно, слишком долгий.


Когда мы прилетели в Хельсинки на чемпионат мира, я понял, что наш общий уровень подготовки не дотягивает до уровня других команд. Если мы говорим о скорости игры, то это не то же самое, что скорость катания. Качество паса было ниже необходимого уровня. Во время тренировочного лагеря мы много уделяли внимания качеству и скорости броска. Однако семи недель недостаточно для того, чтобы улучшить технические навыки хоккеистов. Возможно, нужно семь лет. Для того, чтобы много забивать, нужно много бросать, качество паса должно быть на хорошем уровне. Я думаю, это наши главные проблемы.

Кроме того, многие игроки в своих клубах играют в третьих-четвертых звеньях. Им не хватало уверенности в своих силах. Как Кольцов, например. Им непривычно так много времени проводить на площадке, а также выходить в большинстве. Статистика говорит о том, что мы имели 28 возможностей для контратаки, а оппоненты – 69. Просил игроков не терять шайбу. У нас было 41 возможность забить гол при атаке с ходу. Мы реализовали лишь две из них. Наши соперники имели 25 возможностей, но забросили 8 шайб. Если рассматривать ситуацию, когда мы теряем шайбу у своих ворот, 12 из 43 случаев завершались голом. У нас было 48 возможностей у ворот соперника. Из них реализовали 5. Действительно, наша проблема в том, что мы не можем забить. Количество шансов у команд примерно равное. У французов в третьем периоде была одна возможность. Они ею воспользовались. Нам предстоит работать над тем, как забивать голы.

Если говорить об игре в большинстве, у нас было 24 голевых момента. Реализовали 3. В меньшинстве играли 26 раз. Они забросили дважды. Оба гола в последнем матче сборной на чемпионате мира. У нас лучший результат на турнире при игре в меньшинстве. Это неудивительно. У нас есть Стась, Китаров, Мелешко, Кольцов. Они в своих командах играли в меньшинстве. Также хорошо играли и в сборной.

Что касается атмосферы в команде, то у нас не было проблем. Несмотря на результат. Команда настраивалась на игру. Выходила на лед с желанием победить. У нас была возможность выиграть еще две-три игры на чемпионате. Если бы у нас получилось это, атмосфера в раздевалке была бы лучше. У нас были хорошие отношения в команде. А также с присутствующими здесь Евгением Ворсиным и Владимиром Сафоновым. С тренерским штабом также сложились хорошие отношения. Персонал из минского "Динамо" профессионально выполнял свою работу.

Финский специалист закончил доклад. Первым с вопросом к нему обратился министр спорта и туризма Олег Качан.

– Кари, послушайте, вы тут сказали, что игроки требовали дисциплину, – начал министр. – Мы так поняли, вы не смогли удержать ту дисциплину, которую должны были удержать всем тренерским штабом. Необоснованный отъезд Андрея Мезина тот же со штаба национальной сборной. Чем его можете объяснить? Это один вопрос.

– Дисциплина отличается на льду и вне его, – держал удар Кари Хейккиля. – Для меня стало сюрпризом то, что многие игроки не являются на завтрак. Если завтрак стоит в плане в восемь утра, значит, все должны придти и поесть. Как они могут хорошо играть, если они не едят? Мы серьезно разбирали с ними эту проблему. Игроки, как в больших клубах вроде "Реала" и "Барселоны", должны следовать общим правилам. Мезин… Я до сих пор не знаю, почему он уехал. Знаю лишь то, что он принял такое решение.

– Я так и не услышал. Я так и не услышал, Кари, ответа. Понимаете? – продолжил Олег Леонидович. – Хорошо. Второй мой вопрос. Вы говорите, что команда, помощники хорошо сработали. Почему нет результата? Какая основная проблема?


– Все проблемы видны в статистике, – твердил финн. – Мы недостаточно бросаем и забиваем. В хоккее трудно побеждать, когда мало забиваешь.

– Кари, я понимаю, что нужно много работать, – был непреклонен Качан. – Но, может, и семи лет не хватить на то, чтобы правильно отдать пас или сделать передачу. Для этого существует тренерский штаб. Говорите, сработали ваши помощники хорошо. Но где же они были раньше? Тот же Андриевский, который работает в минском "Динамо". Тот же Сафонов должен был подсказать, где кто должен стоять, куда бежать?.. Хорошо сработали! Где результат?

– Я сказал, что это нехороший результат. Никто недоволен, – заговорил по-русски Хейккиля. – Но это работа, которую нужно делать в юниорских клубах, в экстралиге…

– Я понимаю, о чем вы говорите, – перебил главного тренера сборной Олег Качан. – Но мы сейчас говорим об игроках, которые были на чемпионате мира. Многие из них играют в "Динамо". И ни один год. Но те же самые ошибки были в прошлом году. И в позапрошлом. Три года прошло после Олимпийских игр в Ванкувере. Что, мы будем каждый год выходить к трибуне и говорить об одном и том же? Я хотел услышать причину. Основную проблему!

– История? Я не могу сказать, что было три года назад, – продолжил русский спич иностранец.

– Кари, вот сидит Андриевский, Ворсин, Сафонов, Захаров – все знают историю! Что мешало собрать банк данных о каждом? Или спрашивать о каждом через месяц, я не знаю. Я министр, а вы тренер. И сегодня я буду спрашивать за результат!

– Мы анализировали наши матчи, – вновь о старом по-английски Хейккиля твердил министру. – В апреле мы провели несколько хороших. Думали, что все хорошо. Потом мы приехали в Хельсинки. Там выяснилось, что у нас есть проблемы. В том числе технического плана, а также психологии…

Над залом зависла тишина.

– Еще вопросы из зала! – просил Ворсин.

– Кари, скажите, на каком языке вы общались с игроками? – поинтересовался гендиректор "Юности" Сергей Солонец.

– По-русски, – был короток ответ.

– Вопрос по игровой и бытовой дисциплине, – взял слово преподаватель БГУФК, заслуженный тренер Юрий Никонов. – Такое ощущение, что ребята приехали компанией. Хочу – пойду, покушаю. Хочу – не пойду. Еще я хотел бы сказать о системе Хейккиля. В прессе эта тема муссировалась. Я уже думал, что совсем ничего не понимаю в хоккее. Хотя в хоккее я 58 лет. Так вот, какая система у Хейккиля? Специалисты не понимают. Ребята из сборной по приезде говорят, что играли так, как получится. Что же? Не смогли убедить игроков играть по вашей системе? Или не было в коллективе единомыслия? Если так, то это не коллектив, а группа людей.



– Система – это то, что мы делаем каждый день, – уверенно отвечал на критику Кари. – За последних 15 матчей мы не пропустили ни одного гола, если соперник начинал атаку от своих ворот. У нас есть система. Если соперник начинает атаку от своих ворот, то это активная защита, прессинг. Проблема в том, что мы часто теряем шайбу. Это настолько глубоко укоренилось в игроках, что они совершают свои старые ошибки. В нападении мы играем быстро, с ходу. Все знали, что делать в такой ситуации. Мы хотели играть в контактный хоккей. Тренера сборных США и Канады говорили о том, что мы одна из самых активных команд нашей группы…

– У меня вопрос такого порядка, – присоединился к обсуждению вице-президент НОКа Сергей Тетерин. – Мы проигрываем в организации тренировочного процесса, подготовки к матчам. Как мы могли рассчитывать на результат на этом чемпионате, если у нас были проблемы? За счет чего мы могли бы выиграть? Если у российской сборной был один "кулак", и в атаке, и в защите все вместе. А у нас – набор игроков. Хотя были опытные кахаэловцы, приехали ребята из НХЛ. Но я не увидел того, что тренерский штаб объединил команду на результат. Сколько забили шайб наши динамовцы? Этого не спрячешь? Арифметика простая. Дисциплина – плохо. По статистике также уступаем по сравнению с другими сборными. Нужно сказать правду. Мы можем поговорить и разойтись. Но результат не изменится. Прошлый год, этот. К чему мы пришли? В связи с этим у меня вопрос к тренерскому штабу, на который мы рассчитываем следующем году. А также в 2014 году. Где тот свет, к которому мы будем стремиться? Хоккей сегодня борьба. Если судить по работе Билялетдинова с российской сборной, то тренерский фактор многое решает. Что касается нас, то других игроков у нас нет. Те, кто есть, теми и будем играть. Куда мы придем завтра?

– Хороший вопрос, – признал факт Хейккиля. – Если бы у нас было 40 игроков в КХЛ, 4 вратаря в КХЛ, то результат был бы лучше. Нам нужно начинать со школы. В Швейцарии, Франции, Словении много работают с молодежью. Нужно работать над детско-юношеским хоккеем. Со временем это принесет плоды.

– Как вы оцените ситуацию в нашем детско-юношеском хоккее? – спросил вице-президент. – Была ли у вас возможность посмотреть не только матчи нашего основного чемпионата, но и детских команд?

– Вместе с Васильевым, работающим с 18-летними ребятами я провел около двух недель, – рассказал Кари Хейккиля. – Мы провели небольшой кэмп по катанию. Я увидел много талантливых игроков. Технически они еще не готовы так, как юниоры в Финляндии. Нужно учить ребят многому. Как забивать голы, как двигаться и так далее. На чемпионате мира мы открыли для себя Колосова и Черноока. Нужно работать с молодежью на перспективу. Нужно создавать для игроков, представляющих интерес для сборной, лучшие условия. Этих игроков нужно найти. Еще один вопрос. Кто следующие два вратаря международного уровня в Беларуси? Такая же ситуация с защитниками и нападающими. Кто будет следующим?

– В общем, завтрашнего дня я не вижу, – резюмировал Сергей Семенович. – Я думаю, это проблема тренерского штаба, федерации. Не очень хорошая картина. Каждому тренеру, который здесь сегодня, есть, над чем задуматься. Без вас хоккей не разовьется. А что вы делаете? При той поддержке, которая оказывается хоккею. Спасибо. У меня вопросов нет.

– Вы, Кари, связывали систему игры с тренировочным процессом, – вновь взял слово теоретик Никонов. – Это правильно. Однако в одном из телевизионных интервью Михаил Грабовский, ведущий на сегодня наш хоккеист, на вопрос об итогах чемпионата ответил: "Как тренировались, так и играли". Это первое. Второе – почему команда выходила на первый период никакая? Движения не было. Вокруг чего хоккеисты были сплочены? Непонятно. Что, проблемы с физической подготовкой были? Как председателю научно-методического комитета мне интересно.

– Перед каждой игрой мы говорили о том, насколько важно хорошо войти в игру, – отвечал Никонову Хейккиля. – Кроме того, игроки с излишним уважением относились к оппоненту. Они ждали, что будет. Это проблема психологии, а не физики. Игрокам не хватало храбрости, чтобы играть с вою игру.

– Не понял ответа, – удивил ответом заслуженный тренер.

Слово взял генеральный менеджер сборной Владимир Михайлович. Он рассказал о том, как с помощью компьютеров измерялась нагрузка и физическое состояние хоккеистов во время учебно-тренировочного сбора. Также Сафонов призвал членов тренерского штаба помогать Кари Хейккиля отвечать на вопросы заседавших. Александр Андриевский и Андрей Скабелка будто не услышали Владимира Михайловича, чем подтвердили репутацию "молчунов".


– Кари, вы согласны оставаться на этом посту и дальше? – прозвучал вопрос из зала.

– Конечно, мы только начали наш путь, – сказал финн. – Теперь у меня больше информации о белорусских хоккеистах, чем год назад.

– Разрешите, я еще скажу, – наконец, заговорил и помощник президента по вопросам физической культуры, спорта и развития туризма Игорь Заичков. – Постановка вопроса хорошая. Согласен – не согласен… Но готовы ли вы обеспечить достойное выступление сборной на квалификационном турнире по отбору на Игры в Сочи, а также нормальное выступление на домашнем чемпионате мира в 2014 году? Если что-то надо сделать или помочь, то как? Что сделать федерации, министерству спорта, НОКу для достижения результатов?

– У нас уже есть планы на начало следующего сезона, – так звучал ответ главного тренера сборной Беларуси по хоккею. – Но у меня нет хрустального шара, чтобы заглянуть в будущее и узнать, что будет через год. Важно, что мы знаем, как нам строить работу.

Спустя почти час нахождения у трибуны, председатель федерации Евгений Ворсин поблагодарил Кари Хейккиля за доклад. К микрофону вышел Сергей Солонец.

– Впервые за многие годы в первом пункте итогового исполкома мы обсуждаем выступление сборной на чемпионате мира, говоря о нем, как о неудачном, – начал директор "Юности". – Мы сейчас с вами не ставим оценку выступлению, как делали это раньше. Сразу признаем – итог чемпионата отрицательный. Это объективно. В связи с этим первый вопрос – кто виноват? Я же попытаюсь ответить на вопрос о том, что делать дальше. На мой взгляд, у нас отсутствует конкуренция за место в сборной. Кто бы ее ни возглавлял (Хейккиля, Иванов, Петров, Сидоров), еще до начала сезона мы практически уверены в том, кто поедет на чемпионат мира. Хуже всего, это знают все игроки. С учетом менталитета эта большая проблема. Игроки не стремятся расти. Многих из них нужно уговаривать перейти в минское "Динамо". Куда это годится? Отсюда такие результаты…


Есть еще много причин. Но я хочу внести предложение. До тех пор, покамест наши игроки не будут стремиться совершенствоваться, у нас будут такие результаты. Поэтому мое мнение такое. Нужно попытаться создать вторую команду и запустить ее с этого года в КХЛ. Если мы потеряем еще год, то у нас будет по одному Чернооку и Горошко появляться в резерве сборной. Если не получится в КХЛ, может быть, в ВХЛ. Но наиболее приемлемый вариант – КХЛ. Тогда у нас будет еще 20 хоккеистов уровня КХЛ. Что остальные? Они просто не заслуживают получать те деньги, что имеют. А получают, потому что сегодня "Юность хочет быть чемпионом, завтра "Неман", "Гомель"… Кто-то еще. Для страны, национальной сборной разницы нет. Вы подумайте! К 2014 году Грабовскому будет 30 лет. Я не говорю про Мезина, Коваля, Костюченка, других ветеранов.

После выступления Солонца Ворсин пригласил к микрофону Александра Андриевского, чтобы тот ответил на те вопросы, на которые заседавшие не получили со стороны Кари Хейккиля ответов из-за трудностей перевода. Александр Леонидович тяжело встал, поднялся на трибуну и замер.

– Вопросы задавайте, – спустя пять секунд прервал паузу Андриевский.

И вопросы последовали.

– Ошибки хоккеистов говорят о профессионализме хоккеистов, – стал рубить правду-матку Андриевский. – Если Кулакову хочется поехать за свои ворота с шайбой, когда мы играем со швейцарцами вничью, то что кому доказывать? Все идет с детско-юношеского хоккея. Мы говорили об этом в прошлом году, говорим об этом сейчас, будем говорить еще ни раз.

– "Динамо" сегодня ядро сборной, – констатировал Сергей Тетерин. – Вы хорошо знакомы с хоккеистами сборной. Но как вы оцените свое участие, как тренер, их участие в результате на чемпионате мира?

– Начну с далека, – предупредил Андриевский. – Как ребята попали в КХЛ? Собрали в стране лучших. Белорусы? Белорусы! А то, как они играют, никого не интересовало. Они были лучшими, поэтому их взяли. Теперь они считают, что раз они белорусы, то они в составе. Они самоуспокоились. У половины из них жизнь удалась.

– И ни один в интервью не сказал, что за Беларусь он кого хочешь порвет! – добавил Качан. – Где патриотизм? Вот вы что скажите? Вы ведь тоже должны заниматься идеологией!

– Я же человеку не могу залезть в голову! – просто ответил Андриевский.

– А должны! – стоял на своем Олег Леонидович. – И не только в голову. Дешево подходите! Нет такой глобальности. Нету простого, нету мелочей. Из них состоит основа.


– Думаю, стоит сделать оргвыводы, а также пересмотреть финансирование хоккея, – предложил Тетерин. – Проблемы с детско-юношеским хоккеем? Так деньги должны дойти до детей. Структура хоккея прорисована, но она не работает. Мертвое дитя, Евгений Николаевич. Если президент сегодня сказал, то завтра он это сделает. Не нужно плести интриги. Будете заботиться о том, как выживать. Не самая плохая система была в Советском Союзе стипендия в зависимости от уровня хоккеиста. А то у нас министрам стыдно смотреть на зарплаты хоккеистов! Ладно бы, чемпионами мира были бы! Черт с ним! Закрыли бы глаза… Я буду вносить такое предложение главе государства. Посмотрите на латышей. Катков меньше, денег на хоккей в целом тратится меньше. Но рижское "Динамо" регулярно играет в плей-офф, а сборная прибалтов не хуже нас выступает на чемпионате мира. Давайте, выходя отсюда, начнем с белого листа! Обозначим плюсы и минусы. Отталкиваясь от этого, работаем дальше. Не тянете на своем месте – придут другие. Работы хватит на всех. Но если не тянешь… Иначе зачем нам этот чемпионат мира? В стране много спортсменов, которые прославляют Беларусь.

Тем временем заседание продолжалось. Андриевский так ничего не рассказал про отъезд Мезина из штаба сборной. Диктофоны на столе у больших чиновников продолжали писать. Те шептались о том, что причастные к сборной люди "прижались как мыши", и имели на то резон. Тишину в зале лишь изредка прерывал гул вентиляционной системы.

– Вы думаете про Мезина на Олимпиаду в Сочи? – вдруг проснулся главный тренер минской "Юности" Михаил Захаров. – Вы – русскоязычные тренеры сборной! Не хочу про канадцев говорить. Вы мне про Мезина скажите! Поедет?


– Мне кажется, это должен решать главный тренер сборной, – нашелся Александр Леонидович.

– Коваль может сломаться в любой момент, сами знаете, – продолжил Михал Михалыч. – Может, Сафонов ответит? Ни один толком ничего не может сказать.

– Я звонил Мезину после того, как он уехал из сборной, – утверждал Владимир Михайлович. – В Минске мы с ним встретились. Переговорили. Уверен, что он в любой момент приедет в сборную. Хотя он сильно переживает. Пресса? Она живет догадками. Я разговаривал с тренером вратарей сборной Яркко Таполой. Они ничего не говорил Андрею про контракт. Про Лаланда или еще что-либо в этом духе. Если Андрей будет хорошо играть, он готов играть. Не хочу рассказывать подробностей. Все было на эмоциональном уровне.

– Здесь нужно правильно все донести до СМИ, – считает Сергей Тетерин. – Наказание обязательно должно последовать. Но есть еще и осознание человека, желание быть полезным. А в спорте всякое бывает. Время лечит.

– В стране развивается 48 олимпийских видов спорта, – вновь взял слово Игорь Заичков. – Хоккей на 14-м месте по количеству занимающихся. На 1-м по финансированию. Вот такая диспропорция. Все останавливаются на детско-юношеском хоккее. Но тогда давайте развернемся. Пришло время таскать мешки. Что вы хотите от школ, когда клубы на их содержание тратят в среднем 7 % процентов от своего бюджета? Они будут работать? Не будут! Почему мы не применяем жестких мер к тому, кто не выполняет требований на местах? Хватит разговаривать! Никто больше не будет разговаривать. Резолюции главы государства по итогам чемпионата мира в отношении меня и Качана Олега Леонидовича жестокие и жестокие. Не хочу в следующем году слушать то, что сейчас. Нужно понимать, что это ваше любимое дело. Заниматься им нужно, чтобы не было потом мучительно больно и стыдно. Кари, Андриевскому, генеральному менеджеру.

Наконец, с официальным заявлением выступил министр спорта и туризма. Олег Качан читал свою речь с выражением и выглядел довольно убедительно. Позже он предложил рассмотреть предлагаемое постановление по итогам встречи. Финансовое обеспечение хоккейных клубов было признано приемлемым. Чиновники отметили, что в постановление "ни слова не сказано про минское "Динамо": что оно должно делать для сборной?". Игорь Заичков предложил освободить от должности Сафонова, пригласив генеральным менеджером сборной "молодого, активного человека". Тут, как показалось, председатель федерации хоккея сдался... Он согласился со всеми претензиями, прозвучавшими во время встречи, и предложил "созвать внеочередную конференцию с повесткой дня – освободить от занимаемой должности руководителя федерации хоккея, а также рассмотреть кандидатуру нового руководителя".

– В соответствии с уставом федерации конференция пройдет в конце июня, начале июля, – очертил сроки Евгений Ворсин. – Если нет больше предложений, то расширенное заседание исполкома считаю закрытым.

-50%
-30%
-45%
-20%
-20%
-20%
-50%
-20%
0066429