Иван Грунтов,

23 июля столичное "Динамо" официально выходит из отпуска. Отрадно, что к этой дате комплектование команды практически завершено. Спортивный директор "зубров" Игорь Матушкин подвел промежуточные итоги селекции, рассказав о поисках новых игроков и принципах, на которых основывались контрактные предложения. Отметил, что модель развития хоккея в стране не очень эффективна. А также признался, что спокойно относится к резким высказываниям бывших "товарищей по оружию".

"Черноок хотел односторонний контракт"

— В этом межсезонье селекция "Динамо" проходит, если можно так выразиться, очень осторожно. Вы заключили с новыми игроками лишь четыре "серьезных" контракта.

— Количество — не самоцель. Нашей задачей являлось сохранение костяка команды, исключение "поточности". Когда приходится менять полкоманды, это не есть хорошо. А пригласить на место ушедших 3-5 новых хоккеистов, а не 10-12, — нормальная практика для любого солидного клуба. Радует, что в этом сезоне ситуация стабилизировалась, и мы сумели оставить у себя всех интересных нам игроков. За исключением Коробова, которого, по известным причинам, смог забрать "Локомотив".

— Вы удовлетворены итогами селекции?

— Да, полностью. Мы подходили к выбору каждого кандидата очень тщательно. Смотрели все аспекты — мотивацию хоккеиста, перспективу развития... Тем не менее от ошибок никто не застрахован. Даже в НХЛ, где на команду работает порядка 25 скаутов, все равно случаются проколы.

— Как проходил поиск игроков? На что в первую очередь обращали внимание?


— Прежде всего, исходили из потребностей команды. Искали хоккеистов определенных амплуа на конкретные позиции, подходящих под наши критерии. Например, Фрегрен — крепкий защитник оборонительного плана. Стэплтон — быстрый центрфорвард, способный связать действия крайних нападающих и набирать очки. Долго искали атакующего защитника, по разным причинам не смогли подписать некоторых кандидатов, и в итоге остановили свой выбор на Мэрфи. По рынку, который существует на сегодняшний день, Кори — отличный вариант. Кстати, немалую роль в его переходе сыграл Кари Хейккиля, который видел этого защитника в действии и хотел работать с ним в "Динамо". Да, Мэрфи с годами не становится моложе. Тем не менее мы верим в то, что он обладает всеми необходимыми нам качествами. Долго работали по Чернооку, но я доволен, что по итогу сумели найти компромисс.

— В чем заключались трудности с подписанием защитника "Шахтера"?


— Изначально он не хотел играть на двухстороннем контракте. Смогли убедить Павла. Считаю, это правильно как для самого игрока, так и для команды в целом. У нас есть принципы справедливости, отношение ко всем хоккеистам одинаковое. Черноок пока не сыграл ни одного матча в КХЛ, поэтому никакого основания давать ему односторонний контракт у нас не было.

— Не думаете, что игрок сборной Беларуси Андрей Степанов мог бы усилить "Динамо"?


— Могло сложиться мнение, что я испытываю к Андрею какую-то антипатию. Но это не так. Мы были на связи с его агентом. Сейчас Степанов перешел в "Сибирь". Он входит в сферу наших интересов, мы отслеживаем его прогресс — как на клубном уровне, так и в сборной. Но если на сегодняшний день хоккеист видит себя в другом клубе и имеет возможность зарабатывать там деньги, зачем этому искусственно препятствовать?

— Можете назвать фамилии игроков, которые были в вашем списке, но по разным причинам не оказались в клубе?

— Нет. Это хоккеисты других команд, и отношения к "Динамо" они не имеют.

— Насколько сложно вести переговоры с игроками и их агентами?


— Конечно, непросто. У каждого хоккеиста и его представителя есть свои пожелания, свое видение будущего. У некоторых в голове свои суммы, отличные от тех, которые мы можем дать. Наша задача — найти компромисс или убедить хоккеиста и агента в том, что предложенный нами контракт является адекватным и соответствует уровню игрока.

Вопрос даже не в том, можем мы платить определенные деньги или нет. Главное — соблюсти баланс. То есть предложить примерно одинаковые финансовые условия игрокам одного уровня. Ведь если кто-то будет получать больше, а играть хуже, это может негативно сказаться на атмосфере в коллективе.

— В "Динамо" с балансом все в порядке?


— Мы делаем для этого все возможное. Момент, конечно, субъективный, но это основной принцип ведения переговоров с игроками. Именно поэтому нам пришлось отказаться от некоторых хоккеистов, чьи запросы оказались завышенными.

— Часто сталкиваетесь с агентами, ставящими на первое место личную выгоду?


— Да это нормальное явление :). К нему относимся спокойно. Главное, чтобы у нас была правильная и четкая аргументация тех цифр и условий, которые мы предлагаем. Если агент или хоккеист не может их принять, значит, нам не по пути.

"Хейккиля подтверждает, что с имеющимися хоккеистами можно решать поставленные задачи"


— Можно ли сказать, что с подписанием Мэрфи селекция фактически завершена?


— Едва ли — она продолжается 52 недели в году. А вот комплектование команды действительно окончено. Примерно в этом виде она вступит в сезон. Единственное, с понедельника к работе с командой приступят Колосов и Ногачев — с ними будут заключены просмотровые контракты.

— Не кажется ли вам, что при видимой укомплектованности команде не будет хватать конкуренции, "подстраховки"?

— В какой линии?

— Во всех.


— Не сказал бы. Сейчас, например, мы располагаем шестью тройками нападения.

— Хорошо, а что насчет вратарской линии? Считаете, реально пройти столь долгий сезон с двумя голкиперами?


— Мы на это надеемся. Оценили ситуацию и верим как в Лаланда, так и в Хаугена, которые растут, мотивированы и будут добавлять. Понятно, что всегда есть риски. Кто-то может травмироваться, кто-то — сыграть не в свою силу. Без этого никак. Но изначально мы исходим из того, что оба вратаря походят под наши требования, и с ними мы сможем решать поставленные перед клубом задачи.

Не забывайте, что по регламенту КХЛ мы не имеем права "раздувать" ростер. Максимум, который возможен, — 25 хоккеистов. Нам хотелось бы включить в заявку 30 человек, увеличить конкуренцию, но это нереально. Поэтому в итоге кому-то придется начать сезон вне состава "Динамо".

— Все ли хоккеисты вернулись из отпусков здоровыми?


— Все, кроме Збынека Иргла. Он — единственный, чье состояние здоровья вызывает некоторые опасения. Пока не могу конкретизировать, но по результатам предварительных обследований Збынеку рекомендованы три недели отдыха.

— Учитывались ли при комплектовании "Динамо" пожелания Кари Хейккиля?


— До подписания контракта с финским специалистом 80 процентов команды уже было сформировано. Естественно, мы неоднократно встречались с Кари — как до его прихода в "Динамо", так и после, — и разговаривали на тему хоккеистов. Поймите, приглашение в клуб нового игрока — трудоемкий процесс, и одним из его важных моментов является согласие главного тренера. Естественно, он был в курсе всех происходящих событий. Важно, что Хейккиля как тренер подтверждает, что с тем составом, который у нас сформировался, реально решать поставленные задачи.

— Острая для "Динамо" тема — число легионеров.


— Как вы могли заметить, у нас идет постепенное уменьшение их количества. К тому же, Платт, Лаланд и Лингле получили белорусские паспорта и вскоре смогут помочь сборной Беларуси.

— Решен ли вопрос с ассистентами Кари Хейккиля?


— Тренерский штаб сформирован. Помогать Кари будут Евгений Попихин, Ари Хилли, Брендон Бови и Александр Андриевский.

— То есть Александр Леонидович остается в "Динамо"?


— Он будет входить в тренерский штаб, но иметь другие функциональные обязанности. Какие? Это наше внутреннее дело. На сегодняшний день мы посчитали, что двух специалистов — Хейккиля и Попихина — на тренерском мостике для эффективного ведения игры будет достаточно.

У нас есть кое-какие задумки. Будем использовать более передовые технологии и внедрять свежие идеи. Пока комментировать их не хотелось бы. Для начала нужно посмотреть, какой от новшеств будет получен эффект.

"Если процесс расторжения контракта не завершен, нет смысла его комментировать"

— Давайте коснемся одного из самых волнующих вопросов последнего времени. Давно известно, что Андрея Мезина и Даниэля Корсо вы в "Динамо" не видите. Когда контракты с этими хоккеистами будут расторгнуты?


— Ситуация с Мезиным практически ясна. В понедельник вы получите официальный ответ на этот вопрос. По Корсо что-то определенное говорить рано.

— Вы даете минимум информации о подобных случаях, заставляя людей выстраивать догадки. Не считаете, что это вредит имиджу клуба?


— Думаю, ничего плохого в этом нет. Во-первых, это внутренние интересы клуба и личные интересы игрока. И уже мы решаем, на какой стадии давать комментарии. Зачем делать громкие заявления? Ведь ситуация постоянно меняется. То, что люди обсуждают такие моменты, — здорово. Значит, им небезынтересно все то, что происходит в клубе.

Во-вторых, нужно учитывать, что клуб не прячет игроков, не огораживает их от общения с журналистами. То есть, несмотря на то, что это наше внутреннее дело, железного занавеса никто не ставит. Все ведется на правовой основе согласно регламенту. Мы всегда действуем с позиции открытости, но эта открытость должна присутствовать на каких-то стадиях. Если процесс расторжения контракта еще не завершен, то смысла комментировать его и, возможно, усугублять ситуацию, попросту нет. Ведь неизвестно, как отреагирует на заявления клуба сам хоккеист. А повлиять на то, что идет обсуждение этих процессов, мы не можем. Но и страшного в этом ничего не видим.

— В случае расторжения контракта игроку, порой, приходится платить неустойку.


— Ситуации бывают разные. Почему вы уверены, что именно клуб должен что-то платить? Бывают и обратные случаи. Какие-то комментарии мы сможем дать только после принятия решения.

"Существующая в Беларуси модель развития хоккея не очень эффективна"

— Какую пользу для клуба видите в сотрудничестве с "Гомелем" и "Юностью"?

— Большую. Клубная структура у нас сейчас выстроена: КХЛ — ВХЛ — ОЧБ — МХЛ. Понятно, что она не будет давать плоды ежечасно. Наша задача — сделать так, чтобы эта структура работала, была эффективна для развития хоккеистов. Кто-то считает, что мы руководствуемся сугубо своими интересами. Это не так. Задачи белорусского хоккея важны и для нас, мы о них не забываем. На выходе хотим получить на своем участке какой-то "продукт" – для минского "Динамо" и для сборной. Используя эту систему, планируем постепенно "прокачивать" своих хоккеистов. Посмотрим, что будет получаться.

— Вообще, довольны положением дел в белорусском хоккее?


— Хотелось бы, чтобы наши клубы решали не только какие-то локальные задачи, но и думали в масштабах страны, готовили резерв для сборных разных возрастов, для минского "Динамо". Нам же тоже нужно брать откуда-то хоккеистов. Не знаю, как на сегодняшний день обстоят дела в федерации, и какие будут предприняты шаги. Но всем сейчас очевидно, что существующая модель развития хоккея не очень эффективна. Возможно, поэтому мы отнюдь не здорово играем на мировых первенствах. И у "Динамо" существуют большие проблемы по набору хоккеистов хорошего качества.

— Если коснуться темы ФХРБ, кого видите сменщиком Евгения Ворсина?


— Надеюсь, это будет инициативный человек, обладающий административным ресурсом и видением развития событий. Что-то должно предприниматься как для улучшения ситуации в детско-юношеском хоккее, так и для поднятия уровня национального чемпионата.

Знаете, сейчас в нашем хоккее существуют непонятные для меня вещи. Например, когда белорусские хоккеисты не хотят заключать просмотровые контракты. Они довольны теми условиями, которые созданы для них в клубах ОЧБ. Это нонсенс! Раньше такого не было. Да, многие действительно хотят попасть в "Динамо", но бывают и описанные выше случаи. А сразу обещать что-то хоккеисту — не в наших правилах. Это не наш принцип. Игроку предоставляется возможность, шанс. Он должен доказать, что готов выступать в "Динамо", а уже потом вести какие-то разговоры о контракте.

"С Гальченюком и Ковалевым можем встретиться в неформальной обстановке"

— С кем из бывших партнеров по национальной сборной вы до сих пор хорошо общаетесь?


— В принципе, со всеми.

— Хорошо, тогда как относитесь к их резким высказываниям в ваш адрес?


— Понимаете, нужно разделять критику, если она основательна, и эмоции, когда человек может сказать что-то сгоряча или его высказывание неправильно интерпретируют. Тот же Андрей Ковалев в личной беседе признался, что его слова были, во-первых, неверно переданы, а во-вторых, сказаны не для печати. А ситуация в итоге сложилась некрасивая.

Отвечая на ваш вопрос, скажу так: отношения с экс-партнерами у меня нормальные. Я уважаю и Андрея Ковалева, и Сашу Гальченюка — они были отличными хоккеистами.

— Андрей Робертович как-то предложил подыскать вам замену за океаном.


— Это его позиция. Я к ней нормально отношусь. Может, после меня в "Динамо" действительно будет работать иностранный специалист. Конечно, в высказывании Андрея есть нехорошие нотки, но сама мысль не нова. Если он считает, что я и Алексей Торбин некомпетентны, это одно дело. А если он сказал это сгоряча... В общем, здесь важно, как относиться к таким высказываниям. Я отношусь к ним спокойно.

— Что насчет Александра Гальченюка, уверяющего, что вы "не туда смотрите"?


— Свою позицию по этому вопросу я уже прояснял.

— Верно ли утверждение, что с теми же Александром Гальченюком и Андреем Ковалевым вы можете встретиться в неформальной обстановке и нормально пообщаться?


— Конечно. С Андреем мы уже разговаривали, ведь он был одним из кандидатов на должность помощника Хейккиля. Думаю, со временем поговорим и с Сашей. Другой вопрос, насколько соответствуют истине его высказывания. Возможно, у него ко мне какая-то неприязнь. В таком случае не буду навязывать Саше свое общество. А если это были неверно интерпретированные слова или кто-то пытался придать им негативную окраску, выяснить это в личной беседе — дело пяти минут.

Понятно, что в моей работе есть место негативным мнениям. Но нужно разделять человеческие отношения и профессиональные. Если критика относится к тому, что я делаю, — стараюсь к ней прислушиваться и объяснять свою позицию. В конце концов, в итоге это может мне помочь. Другое дело — высказывания личностного характера, проецированные на работу. В таком случае они проходят мимо меня. Я-то остаюсь таким же, каким и был. Просто занимаемая должность предполагает наличие позиции, отличной от моей.
-25%
-20%
-10%
-50%
-50%
-20%
-25%