Хоккей


/ Евгений Титко, фото Дарьи Бурякиной,

Новый главный тренер хоккейного "Динамо" вернул свои полномочия спустя два с половиной года. О тактических изменениях и роли Марека Сикоры, о психологической неустойчивости хоккеистов и отношениях с НХЛовцами, о татуировке на левом предплечье, семье, а также о том, что не получилось у Кари Хейккиля, в едва ли не самом откровенном интервью Александра Андриевского за все время корреспонденту SPORT.TUT.BY.


 

ебята не сумели разобраться в том, что от них требовал Хейккиля"


– Резюме бывшего главного тренера "Динамо" Кари Хейккиля до приезда в Минск впечатляло. За более чем десяток лет все руководимые им команды доходили до полуфинала своих лиг. На ваш взгляд, что не получилось у финна в "Динамо"?

– Команда очень много пропускала ввиду грамотных действий соперника при игре на контратаках. Думаю, ребята до конца не понимали, что от них требовал Кари Хейккиля. А требовал он жесткого выполнения своей системы. Кстати, хотел бы добавить, что под руководством финна у "Динамо" было много неплохих игр. Говорю об этом, вспоминая предсезонку и матчи сборной. Но, увы, в чемпионате КХЛ команда выступала не столь хорошо. Повторюсь, на мой взгляд, это связано с тем, что ребята не сумели разобраться в том, что от них требовал главный тренер.

– А какого вы сами мнения о системе Хейккиля?

– Каждая система имеет право на жизнь, если она приносит результат. У "Динамо" на старте сезона его не было. Понятно, что нужно было что-то менять.

– Вы думаете, это система Кари себя изжила, раз результата впервые за много лет не было? Или дело в хоккеистах, которые не подходили под нее?

– Как по мне, эти вещи тесно связаны между собой. Поэтому довольно трудно ответить на вопрос в сколько-нибудь категоричной форме.

– Расскажите о своей роли в штабе Хейккиля. Во время матчей вы сидели на трибуне. Чем занимались?

– Вел статистику с тем, чтобы отметить изменения в игре соперника. Находясь на лавке вместе с командой, порой бывает очень трудно это сделать. И вот я отмечал эти изменения, оперативно сообщая о них тренерскому штабу команды.

– Посредством чего? Помню, наушник у вас имелся.

– Сначала это был наушник. Потом отказались от него.

– Почему?

– На "Минск-Арене", как вы знаете, очень шумно. И болельщики просто напросто заглушали своими овациями и речовками. Приходилось по несколько раз передавать одно и то же.

– Да уж, трибуна – не самое удобное место для переговоров!

– Вскоре перешли на телефонную связь.

– Неужели звонили коллегам "на лавку"?

– Нет, конечно. Когда расстояние от "точки", с которой смотрел матч, до раздевалки было приличным, звонил тренерам во время перерыва. Это что касается матчей на выезде. На родном стадионе все было гораздо проще.
 
Посмотрим, может, в будущем вернемся к практике "своего человека на трибуне". Как видим, хоккей не стоит на месте. В том числе и с технической точки зрения. Не так давно, вон, финны стали чемпионами мира, когда "сверху" сидел и делился впечатлениями об игре соперников страны Суоми Яри Курри. На последнем первенстве подобную задачу у россиян выполнял, по-моему, Игорь Никитин.
 

"Чем быть довольным? Тем, что мы идем сейчас на 8-м месте в своей конференции?"


– Став и. о. главного тренера, с какими проблемами вам пришлось столкнуться в первую очередь?

– Необходимо было наладить игру в обороне. На тот момент "Динамо" было одной из худших команд лиги по количеству пропущенных шайб. Поэтому оборона и действия в средней зоне волновали нас больше всего.

– И что же вы сделали?

– Для начала поменяли схему. Мы стали играть в 1-2-2, осознанно отдавая сопернику свободу действий в начале атаки, зато плотнее действуя в средней зоне. Хотя нюансов каждый раз хватает. Изначально нужно подходить к матчу с тем расчетом, а против кого играем сегодня?

– Как вы говорили прежде, "нужно плясать от печки".

– Все верно. Сохранив свои ворота в неприкосновенности, мы как минимум не проиграем. Что уже неплохо.

– В Минск в качестве консультанта приезжал Марек Сикора. После матча в Риге в семье чеха должен был состояться важный разговор. Вы знаете, чем он закончился?

– Пока нет. Как нет и Марека в Минске.

– Он вернется к началу домашней серии?

– Должен.

– Любопытно, что с приездом Марека многие считали, что ваша роль теперь – это достать старые лекала, чтобы команда заиграла так, как нужно. Но уже на первой пресс-конференции в роли и. о. вы удивили словами о том, что Сикора сидел наверху и просто смотрел матч. Какова была его практическая роль в этот период времени?

– Марек смотрел игры с трибуны, делился своими впечатлениями. Практические решения, конечно, принимал уже непосредственно тренерский штаб. Если говорить о том, в какой хоккей мы играли, то это наша прошлогодняя схема с некоторыми изменениями. По ней играют многие команды в КХЛ. Все-таки бегать-давить на больших площадках сложно.

– Вы говорили о том, что до ноябрьской международной паузы необходимо обосноваться в зоне плей-офф. Чувствуете моральное удовлетворение, достигнув цели?

– Чем быть довольным? Тем, что мы идем сейчас на 8-м месте в своей конференции? Так ведь сезон в феврале заканчивается! По большому счету, в зоне плей-офф нужно быть к окончанию чемпионата, когда стартует розыгрыш Кубка Гагарина. Возвращаясь к задаче быть в зоне плей-офф к международной паузе, то ее нам поставило руководство клуба. И моральное удовлетворение присутствует. Но, скорее, от того, как мы играли после поражения от "Магнитки" (2:7). Могли растеряться и оказаться гораздо ниже текущих позиций. Но ребята сумели собраться, и общими силами мы достигли поставленной задачи.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (27.70 МБ)
 
– Какая следующая? Скажем, на отрезок до декабрьской международной паузы?

– В среду игра со СКА. Честно говоря, я не сторонник высказываться в том духе, сколько нам нужно добыть очков за некоторый промежуток времени. Есть конкретная задача по выходу в плей-офф. Ее и решаем.

– По-вашему, международная пауза кстати? Или вы бы предпочли продолжить чемпионат?

– Несмотря на то что мы остались довольны тем, как провели последние матчи, нынешний отрезок был очень насыщенным. Если говорить цифрами, 24 матча за 2 месяца. Нужно было дать передохнуть хоккеистам. Все-таки скамейка у нас не такая длинная, как у того же московского "Динамо".

– В последнее время хоккеисты работали в режиме двухразовых тренировок. Почему?

– У нас были выходные по окончании первого отрезка чемпионата. Игроки получили три дня отдыха. Считаю, им необходимо было набрать кондиции.

Вы недовольны их физическим состоянием?

– Не стал бы высказываться столь резко. Но, скажем, некоторые вопросы у нас были. Мы неплохо поработали три дня, а затем перешли на режим одноразовых тренировок.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

– Что вас по-прежнему беспокоит?

– Мало забиваем, имея при этом достаточное количество моментов. Говорю с оглядкой на матчи в Челябинске и Екатеринбурге. Не сказал бы, что ребята с прохладцей относятся к своей работе. Скорее, они не уверены в том, что могут забить в данный конкретный момент.

– То есть имеет место быть некоторая психологическая неустойчивость?

– Естественно. Когда много пропускаешь, тяжело перестраиваться. Чуть ошибка, руки у хоккеистов опускались. Поэтому необходимо было раскрепостить ребят. Поговорить с кем-то на льду, с кем-то перекинуться парой фраз в клубном автобусе. По-разному. Так потихоньку все становится на свои места.
 

"Порой игроки несколько матчей подряд забьют в большинстве, а потом мнят себя большими мастерами"


– Локаут в НХЛ, возросшая конкуренция на Западе КХЛ – эти и другие тенденции нынешнего чемпионата. Что бы вы сказали о них?

– В нашей конференции стало на две команды больше, что лишь увеличило градус борьбы за попадание в плей-офф. Сами считайте, шесть команд окажутся за бортом в конце февраля. На Востоке – лишь четыре. С приездом в лигу игроков из НХЛ уровень хоккея вырос. Малкин и Дацюк буквально тащат на себе магнитогорский "Металлург" и ЦСКА соответственно. А у москвичей ведь есть еще и Радулов, и Грабовский. С Ковальчуком и Тарасенко СКА буквально преобразился.

– Уже разбирали игру будущего соперника?

– Смотрите (указывает на ноутбук и включает проигрыватель. – Прим. ред.), как раз этим и занимаюсь. Большинство питерского СКА. Игра ведется через Ковальчука.




Насколько появление звезд изменило расстановку сил в лиге? Насколько оно осложнило задачу "Динамо" на сезон?

– Сильные команды стали еще сильнее, что говорить. Общий уровень команд вырос. Если говорить о "Динамо", то у нас один из лучших вратарей мира. За работой Ринне приятно наблюдать. Джо Павелски – хороший центральный нападающий. И молодой Кейн. От всех ребят жду большего в предстоящих матчей. Особенно от Кейна.

– Большинство и "Динамо" в последние годы ассоциируют с вашим именем…

– Почему с моим?

– В штабе Марека Сикоры вы ведь им занимались. Болельщики прежде были недовольны тем, как долго шайба находилась в углах площадки, как трудно команде было довести розыгрыш до броска по воротам. Что вы думаете о статистике в этом компоненте игры сейчас?

– Не сказал бы, что наше большинство выглядит так уж плохо. Но работы, как говорится, действительно непочатый край. Забивай мы хотя бы на один гол больше в большинстве в каждой игре, думаю, это мгновенно отразилось бы на положении команды в турнирной таблице. Проблема мне видится в том, что у нас некоторые хоккеисты хотят стоять на розыгрыше. В итоге он получается долгим, иногда трудно входим в зону. Трибуны свистят… А я считаю, что играть нужно проще. Кроме того, порой игроки несколько матчей подряд забьют в большинстве, а потом мнят себя большими мастерами. Естественно, соперники не дремлют, также борются. Так появляются проблемы, которые из тактического характера уходят в область психологии. Начинаешь с хоккеистами разговаривать, они возвращаются к игровому заданию – идут голы. И по новой…

– Насколько сложно настраивать командные механизмы снова и снова?

– Что говорить, это наша работа. А разрешить ситуацию можно лишь двумя способами. Первый – убрать хоккеиста из состава. Второй – продолжать с ним заниматься, разговаривать, доказывая свою правоту.

– Вилле Пелтонен, Йозеф Штумпел, Петр Сикора, Пекка Ринне – чему вы научились у звездных игроков "Динамо"?

– Нравилось, что все ребята – простые. Бывает, в среде молодежи можно рассмотреть проявление признаков звездности. Но у этих ребят все в порядке с самооценкой, а также с оценкой действительности. Что еще раз подтверждает их класс. Понравилось наше сотрудничество с Вилле Пелтоненом в мой первый год в "Динамо". Этот парень всегда был первым и последним в раздевалке, помог мне адаптироваться в команде, наладить контакт с хоккеистами. В конце сезона 2009-10 игра у нас пошла, но поезд, как говорится, ушел. Сейчас есть Пекка Ринне – позитивный парень. Даже в день игры он довольно активен в раздевалке, поддерживает боевой настрой в коллективе.

– Глядя на НХЛовцев, сожалеете о том, что не воспользовались своим шансом в сезоне 1992-93? Чувствуете ли, что не в полной мере сумели реализовать себя?

– Уже не чувствую. Для меня это давно пройденный этап. Да и что гадать, говоря о том, как могла сложиться моя карьера хоккеиста, заиграй я в НХЛ? Как есть, так есть. По большому счету, я ни о чем не жалею.

– Как тренеру, вам часто приходится напоминать игрокам о конкуренции в составе? Теперь ведь это вы даете одним шанс, а другим предоставляете время на то, чтобы улучшить свою игру. Оказавшись по другую сторону отношений "тренер – игрок", каково вам?

– Хоккеисту в этих отношениях всегда проще, нежели тренеру. Выходя на лед, он показывает свою готовность играть. Тренеру же необходимо понять, кто из его подопечных в данный момент готов лучше. Особенно трудно сделать это, когда игроки равные по мастерству. А бывает совсем просто. Сразу видно, что один хочет, а другой – нет.

– И все равно, решение перед вами ответственное. Отвечаете ведь за хоккеистов.

– И за результат.

– И за результат. Кстати, много писем пришло на редакционный ящик с пометкой "Кевин Лаланд". Болельщики интересуются, когда они смогут вновь увидеть голкипера в "Динамо"?

– Не в обиду Кевину будет сказано, но на данный момент Ринне сильнее. Это Пекка – номер один. В этой ситуации нам важно, чтобы у Лаланда была практика. Чтобы в случае окончания локаута Кевин находился в тонусе. Однако никто также не исключает возможности появления вратаря в форме "Динамо" гораздо раньше. Это хоккей. Всякое бывает. Кевин сейчас в "Юности" еще и потому, что в заявку на матч мы вносим фамилии четырех молодых хоккеистов. К сожалению, в Беларуси сегодня мало игроков, готовых выступать на уровне КХЛ. Поэтому одну из позиций мы закрываем голкипером, находящимся в запасе.
 

"Спасибо Мареку, не рублю с плеча во многих ситуациях"


– Помните, когда вы только пришли в "Динамо", насколько остра была проблема вторых периодов. Теперь ее вспоминаете с улыбкой?

– Да, теперь бывают задачки посложнее! Но все равно можем, к примеру, провалить начало матча. В этом сезоне первые периоды в Минске – прямо какая-то катастрофа! Все время начинали с того, что отыгрывались. Дай Бог памяти, лишь в матче с ЦСКА отличились первыми.

– Характер команды вас вдохновляет?

– Борются. Повторяю игрокам: "Зритель должен видеть ваши эмоции, желание!" Тогда он будет любить вас, будет предан вам. Сможет простить поражение. Болельщики – наш шестой полевой игрок. Когда трибуны гонят вперед, у хоккеистов вырастают крылья. Вот и летают по площадке.

– Знаете, часто хоккеисты признаются, что они не слышат, что кричат трибуны.

– Ну как может быть неслышно 15 тысяч? Лукавят. И слова поддержки, и свист порой – все слышат.

– За годы, проведенные в "Динамо", вы стали "более демократичным". В чем это проявляется?

– Не рублю с плеча во многих ситуациях. Понимаю, что можно в спокойной обстановке обдумать, что и как. Принять соответствующее решение. Спасибо за это Мареку!

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

– Марек Сикора не раз удивлял журналистов откровениями. Даже на пресс-конференциях. Как он говорил, старался быть для белорусов не только тренером, но и человеком. Считаете, это правильно?

– У каждого свой подход к работе. Также многое тут зависит от вопросов журналистов.

– Скажем, однажды после матча я спросил Марека о том, каким получился вечер. Он переспросил, касается ли это хоккея или личной жизни. А потом немного рассказал про свою жену.

– Я еще не выиграл столько, чтобы рассказывать про жену! Поэтому хоккей, хоккей, хоккей. Это – пожалуйста.
 

"Каралахти, став капитаном, улучшил показатель "+/-". Как же им можно быть недовольным?"


– Вашим первым опытом на тренерском поприще была работа с "Гомелем". Где вы и завершили карьеру. Сейчас удивляетесь тому, как легко руководство клуба доверило вам команду?

– В принципе раздумывал недолго. Довольно быстро согласился. Пожалуй, потому, что, отдав хоккею столько лет, не видел себя где-либо еще.

– Многие болельщики не считают Кубок Шпенглера важным трофеем. Прежде вы называли его своим главным достижением у руля "Динамо". С тех пор что-нибудь изменилось?

– Это важное для меня достижение. Надеюсь, главное – впереди. Честно говоря, не считаю Кубок Шпенглера каким-то товарищеским турниром. В принципе, далеко не любая команда может похвастаться тем, что ее туда позвали. Мы же этот Кубок еще и выиграли. Кстати, на турнире в 2009 году был Владимир Владимирович Юрзинов. И он признался, что всегда мечтал съездить с ТПС на Кубок Шпенглера. Но, увы.

– Юрзинов, помнится, говорил своим хоккеистам: "Никогда не показывай пальцем на других". Вот, почему вы отказываетесь комментировать индивидуальную игру подопечных в разговоре с прессой.

– Выступал под началом Владимира Владимировича в московском "Динамо", став дважды чемпионом. Сначала – Советского Союза, потом – СНГ. В сборную Союза вызвали именно из московского "Динамо", в НХЛ оттуда уезжал. Работа с Юрзиновым оставила приятное впечатление. Стала интересным опытом, который теперь особенно полезен в общении с молодыми игроками. Им необходимо давать шанс. Если он им нужен.

– Вспоминали уже о ТПС. Mita kuuluu? (Как дела? – Прим. ред.)

– Hyvaa kuuluu! (Я счастлив! – Прим. ред.) В отсутствии языковой практики мой финский не так хорош.

– Если необходимо что-либо объяснить Каралахти или Лайне…

– …сделаю это по-английски. Разве что в шутку можем поговорить по-фински.



– Финский этап карьеры считаете лучшим?

– Да. Играл за ХПК. У нас была хорошая команда: побеждали регулярно.

– Бывший тренер вратарей национальной сборной Яркко Тапола рассказывал, что "Андриевский был очень популярен среди финских болельщиков". Мол, был большим, темпераментным, эмоциональным.

– Это то, что я хочу видеть от своих игроков теперь. Необходимо полностью отдаваться: что в игре, что на тренировке.

– С Каралахти в те годы пересекались?

– Даже толкались! Йере играл за ХИФК.

– Каков из него капитан?

– Мы довольны. Кстати, заметили, с назначением у Йере улучшился показатель "+/-"? Как же им можно быть недовольным?

– Иногда моя – проходит, как шутка. Но смысл ее гораздо глубже. "Мало хотеть. Надо мочь". Часто одного желания бывает мало. Чтобы добиться цели, воплотить мечту в жизнь нужно прилагать усилия. Дорогу осилит идущий.
 

"Нет понимания того, для чего ты занимаешься спортом – я против такого увлечения"


– Нынче в моде у спортсменов – "набивать" имена своих детей. На левом предплечье у вас также имеется татуировка. То ли лев, то ли пума? Откуда?

– Это лев (показывает. – Прим. ред.). Лев – мой знак зодиака. Уже и не помню, когда сделал тату.

– А как решились?

– Понравились его глаза. С любой точки смотрят на собеседника.

– Правда, добрые. Думаете, львы добрые?

– Да.

– Они ведь кровожадные!

– Наверное, мой сыт.

– Про жену вы не обещали рассказывать на пресс-конференциях. А вот сейчас можно?

– Можно. Инесса – так зовут мою супругу. Вместе мы с ней уже давно, понимаем друг друга с полуслова. Она хранит тепло домашнего очага, посвятила себя семье. У нас ведь три дочери-красавицы: Анастасия, Натали, Елизавета. Лиза – младшая. Еще в школу ходит. Настя уже подарила внуков. А Натали учится.

– И кем же она станет?

– А сейчас я у нее и спрошу! На лингвиста, если ничего не путаю (звонит дочери. – Прим. ред.). Да-да, профильные языки – английский и немецкий (спустя минуту. – Прим. ред).


– Никогда не думали сделать из дочерей спортсменок?

– Профессиональный спорт отбирает много времени, сил и здоровья. Поэтому если нет понимания того, для чего ты занимаешься хоккеем, любым другим видом спорта, я против такого увлечения. А если хочешь побеждать, быть первым – отдавайся полностью любимому делу. Потому как это совершенно другой уровень, смысл в котором есть. Лизу сейчас интересует все, что вокруг нее. Не определилась, чего же она хочет больше. А старших дочерей спорт не увлек настолько, чтобы стать образом жизни.

– Александр Леонидович, чуяло сердце! С утверждением вас в должности главного! Терпения, воли, побед!

– Хочу обратиться к болельщикам. Спасибо за вашу поддержку! Она нам очень нужна.

P. S.: интервью подготовлено с учетом мнений и пожеланий болельщиков, которые присылали на редакционный ящик свои вопросы.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-20%
-20%
-30%
-43%
-35%
-20%
-13%