Артур Жоль,

"Юниор" или все-таки, как кролик из шляпы, "Гомель"? Вратарь  "Гомеля" Сергей Шабанов объяснил, почему в ОЧБ необходимо отменить возрастной ценз и ужесточить лимит на легионеров, предостерег от повальной натурализации россиян, а также поделился соображениями, до каких пор в Беларуси будут возникать серьезные вопросы к работе судейского корпуса.

goals.by

— Какие у вас впечатления от первых сражений против "Юниора"?

— Ничего необычного не увидел. Когда 1 февраля выяснилось, что "Юность" выставит ВХЛовский состав, уже знал, что будет 1 марта.
 
— В тот день не было мыслей, дескать, зря боролись за высокое место в "регулярке"?

— Мы отрабатывали каждый матч, старались выполнять тренерскую установку и сохраняли спортивное лицо. Действовали, как и должны настоящие спортсмены — всегда честно и справедливо. 
 
— Как относитесь к дозаявке игроков "Юности" в стан "Юниора"?

— Я за любовь, но это… Это сами знаете что.
 
— Вы почувствовали, что "Юность" поиграла в хорошем чемпионате, что она прибавила?

— Навыки вырабатываются именно в матчах с сильными, а не со слабыми соперниками. Так понимаю, ребята прибавляли, выступая в лиге, в которой количество классных хоккеистов больше, чем в нашей. Мы постарались сделать так, чтобы наши сильнейшие спортсмены поразъезжались в другие города и страны.
 
— Сейчас можно что-то вернуть?

— Можно. Можно отменить возрастной ценз. Тогда те игроки-белорусы, которых мы собственноручно выгнали из страны, вернутся и создадут конкуренцию для новичков. Молодежь порой попадает в команду необразованная, необученная и без особого желания. Потому что по ковровой дорожке ходить легче, чем подниматься в гору по камням.
 
— А запрет на вратарей-легионеров в этой же когорте странных решений?

— Нет. Считаю, его надо было вводить раньше — тогда, когда россияне ввели оплату за вратарей-иностранцев. Году в 2008-м, когда я вернулся в Беларусь. Ведь вернулся не потому, что был хуже других. Просто клубы отвечали: "Мы готовы платить тебе, но не готовы платить за тебя". А белорусы тогда проповедовали "Добро пожаловать!". И общее количество легионеров должно ограничиваться тремя. Пример достаточно брать с одного-двух хоккеистов. Максимум с трех. Если иностранец не тянет, он освобождает место для белоруса. Зачем конкуренция среди легионеров? Их берут показать уровень, а не заткнуть дырки.
 
— То есть лимиты на легионеров одобряете в отличие от возрастных?

— Именно. Скажите, вы хотите на работе иметь слесаря пятого разряда или пять слесарей первого разряда? Разговаривал с людьми, которые к хоккею относятся исключительно как болельщики. Спросил у них: "А для кого хоккей в стране?" Говорят: "Для президента". У нас в один день проходят шесть встреч в разных городах. Президент, скажите, на всех шести матчах присутствует? Тогда отвечают: "Для болельщиков". Хорошо. Подумайте, что хочет видеть болельщик? Хорошее зрелище, хочет получить удовольствие. А кто его доставит? Думаю, хорошие хоккеисты.
 
— Например, легионеры…

— Ну, красивый легионер — их может быть один-два, пусть три. Когда во время локаута освободились НХЛовцы, в России каждому клубу выделили три квоты. Сделайте точно так же! Три легионера, которые покажут настоящий уровень, а не будут "до кучи". И вы получите нужных людей. Но это не значит, что белорус не может быть добротным мастером и занять место иностранца. Или дайте право выбора: не хочешь легионеров — бери двух возрастных. Своих, белорусов.
 
— Насколько острой вам кажется национальная вратарская проблема? Говорят, за спиной у Коваля и Мезина никого.

— А Коваль и Мезин — это белорусские вратари?
 
— Не совсем.

— Тогда задайтесь вопросом, почему они растут не у нас. Не созданы условия! Если где-то случайно выросли Шабанов, Щебланов, Шумидуб, радоваться нечему.
 
— Выход?

— Выращивать! Создавать систему, чтобы в ней были люди, которые за это понесут ответственность и с которых при случае спросят. Вратари не просто штучный продукт — это ювелирное изделие. Можно взять десять одинаковых алмазов, но получится только один бриллиант. И на выращивание время надо. Часто общаюсь с друзьями, которые говорят: "Вот, дворцов настроили, а хоккея нет". Давайте посчитаем. Дворцы начали строить в начале "нулевых". Какого года рождения был шестилетний мальчик в 2000-м? 1994-го. Хоккеистом он станет примерно в 22 года. Это 2016-й. Но вы уверены, что в 22 это будет полноценный созревший игрок? Можно выстраивать какую-то систему на год-два-три, но хоккеист растет около двадцати. 16 лет, если он звездочка. Мы хотим получить хоккей раньше, чем он созрел. Это то же самое, что картошку выкапывать раньше времени. Нельзя ждать прогресса лищь потому, что хотим загодя собрать урожай. Вот школа в Гродно — там только сейчас появились первые Гаврусы. А до этого все держалось на "Юности" да Новополоцке.
 
— И натурализации россиян.

— Как говорится, в проезжающих мимо поездах иногда открывались двери и из них что-то вываливалось. Только сверху падает не самое лучшее. Они хорошие ребята, против ничего не имею. Но когда мы ехали в Россию, то выгрызали там свой хлеб.
 
— Давайте все-таки вернемся к матчам против "Юниора"…

— А что о них? Они идут своим чередом — ничего нового. Время же не останавливается.
 
— И как настрой перед переездом в Минск?

— Боевой! Я на каждый матч выхожу побеждать.
 
— Что в таком случае не получилось в пятницу и субботу?

— Забить никак не могу.
 
— А у товарищей?

— Наверное, позволяют забросить больше, чем забрасывают сами.
 
— Дважды открывали счет и дважды его не удерживали.

— Хоккей длится 60 минут — неважно, когда ты забросишь. На 1-й минуте, на 59-й… Задача выиграть, а когда, чего и зачем — это чистая статистика. То, что каждый раз пропускали, думаю, следствие невезения, которое может пройти в любую минуту. И, уверен, пройдет.
 
— А судейский фактор, который активно муссируется после второго матча?

— Мы уже подходили к обсуждению этого вопроса с ребятами. Знаете, пока федерация будет управлять судьями и судьи будут "федерацеязависимые", а не ответственные за выполнение своей работы, толку не ждите. А вот когда каждый клуб начнет равнозначную сумму отдавать в специально созданную систему управления лигой, тогда лига, как в России, будет спрашивать. И если арбитры продолжат допускать такое количество грубейших ошибок, они будут отстраняться. И, как следствие, перестанут зарабатывать деньги. Если человек перестает зарабатывать, он начинает думать, что ему важнее: ежеминутная выгода либо работа, честь, совесть и иже с ними. 
 
— Вы видите в субботнем матче системность ошибок или конкретную предвзятость?

— Если вы выходите работать и результат матча на вашу жизнь не влияет, будете судить непредвзято. Но когда получается, что в одну смену за это удаление вы даете штраф, а через минуту в такой же ситуации, находясь на расстоянии трех метров от эпизода, игнорируете фол, хотя перо клюшки находится даже выше оградительного стекла и идет откровенный удар в голову, то как тогда объяснить ситуацию, если вы непредвзятый человек? Когда арбитр изначально принимает сторону какой-то команды — это видно. Как, зачем — здесь только догадки.
 
— Почему-то так повелось, что большинство жалоб на судейство как раз от соперников "Юности".

— Ну, давайте перенесем Дом хоккея в Новополоцк. Может, там игра начнет развиваться. Может, взгляд нашей федерации упадет на тамошний каток, посмотрит, что там творится и как это изменить. Или в Витебск пусть приедут — увидят, как там банкеты проводят. Строили каток — а получили совсем другое назначение.
 
— А в вашу бытность игроком "Юности"…

— Ожидал этого вопроса. И, знаете, говорю честно: да, было. Было всякое, однако такого, как в субботней игре, даже тогда не припомню. Может, где-то судьи фиксировали фолы, где-то закрывали глаза. Но чтоб откровенно в одну сторону свистеть — такого не помню.
 
— Не опасаетесь повторения подобного во вторник в третьем матче?

— Что делать, если мы в таких условиях? Федерация создала эту среду. Сделала регламент, который кто-то соблюдает, а кто-то игнорирует. Получается, в федерации некому даже кулаком по столу ударить. Или, может, стучит кто-то другой.
 
— Ваш хоккейный энтузиазм в таких условиях не угасает?

— Считаю, показываю игру хорошего уровня, и не первый год. Могу даже похвастать стабильностью.
 
— Не поспоришь. Но именно на уровне мотивации: с учетом сопутствующего, если можно так сказать, бардака интерес не пропадает?

— Почему "если можно"? ОЧБ же так и расшифровывается: Очень Честный Бардак. А мотивацию умею находить на каждый матч. Сил еще много, здоровье позволяет. Если только федерация не придумает какой-нибудь регламент, который запретит вратарям-белорусам играть в Беларуси. Или какой-нибудь закон, что белорус в 35 лет официально отправляется на пенсию. Но только если они мне удостоверение дадут с достойной пенсией. А то все-таки 33 года в коньках прошли. И думаю еще парочку продержаться.