Хоккей


Вратарь минского "Динамо" Ларс Хауген рассказал, почему предпочел хоккей куда более популярным в его родной Норвегии лыжным видам спорта.



– Говорят, что норвежцы рождаются с лыжами на ногах…


– Знаю, знаю, но это не мой случай. Хотя, конечно, лыжи меня не минули, и наша семья потомственных хоккеистов (играют либо играли отец, старший брат, сестра) в уик-энд выбиралась на лесные трассы, где мы катались, устраивали небольшие пикники – чай и кофе в термосах, сэндвичи с мясом и рыбой. Но в Минске у меня лыж нет.

– Не жалеете, что судьба поставила вас на коньки, а не на лыжи. Все-таки в Норвегии лыжники и биатлонисты – Омодт и Кьюс, Ульванг и Дэли, Свиндаль и Бьерндален, Якобсен и Свендсен – находятся в более выигрышном положении. Как с точки зрения популярности и признания, так и по финансовым моментам.

– Это так, это правильно. Но моя главная любовь на всю жизнь – хоккей. Кроме того, для того чтобы так бегать на лыжах, как Ульванг или Дэли, надо очень много работать. По сравнению с ними мы – хоккеисты – большие лентяи. Поэтому очень рад своему выбору, тем более что вообще предпочитаю игры. Мои следующие фавориты – футбол и гандбол. Тоже играл, будучи маленьким мальчиком. К слову, и не вспомню, как в первый раз вышел на лед. Поэтому можно сказать, что я родился с коньками на ногах, и именно хоккеистом, а не скороходом. Мой брат, старше на 8 лет, уже вовсю играл, а значит, я всегда мог стащить его экипировку и сделать собственные пробы.

– Но вратарское ремесло? У нас в "рамку" ставят тех, кто хуже всего катается…


– Ой, слышал я это! Неправда! Не понимаю, откуда взялась эта легенда. По крайней мере, в моем случае все иначе: брат был вратарем, а заодно и моим первым и главным объектом для подражания. Вот и все причины для выбора.

– Вратарская клюшка не тяготит? И какой у вас хват, когда вы берете "орудие труда" полевого игрока?


– Левосторонний. Как-то попытался перейти на правосторонний, но почувствовал большой дискомфорт. С точки же зрения вратаря, при исполнении соперниками тех же буллитов мне уже без разницы, какой хват у оппонентов. Приобрел опыт, а финты ведь стандартны, если это не Дацюк. Хотя, когда был совсем юным, имел проблемы с левосторонними ребятами.

– Главная технологическая революция в хоккее связана с вратарской маской и ее дальнейшим усовершенствованием?


– Точнее не скажешь – именно революция. Без маски играть вряд ли смог бы. Как делали это раньше – не понимаю. Нет, нет и нет! В том же Нижнем Новгороде меня толкнули, с головы слетели шлем и маска, последовал бросок. Признаться, то была не лучшая секунда в моей жизни, хотя по-настоящему испугаться не успел.

– Сколько килограмм вы теряете за матч?


– Пять-шесть.

– При вашей фактуре?!


– Ага. Как бы ни утолял жажду во время матча – пять-шесть килограммов. Приходится пить солевые напитки.

– После поединков быстро засыпаете?


– Ребята, мне бы вообще заснуть! Часто не получается. Правда, победы переживаю проще, а вот поражения заставляют мучиться бессонницей, анализировать, анализировать, анализировать.

– В Солигорске вы разряжались, радуя публику акробатическими этюдами…


– Я кувыркался после выигранных матчей и дома в Норвегии. Весело благодарил болельщиков. Вы считаете, что надо задуматься о возобновлении традиции?!

– Сейчас для вас сложное или счастливое время? С одной стороны, вы заслужили тренерское доверие, а с другой – на ваши плечи легла большая ответственность.


– Счастливое. Играя на такой замечательной арене, для таких преданных болельщиков, всегда испытываешь счастье.

Полную версию интервью с Ларсом Хаугеном вы можете прочитать в пятом номере журнала "Динамо".


Нужные услуги в нужный момент
-24%
-40%
-10%
-50%
-19%
-10%
-10%
-16%