• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Журналист "Прессбола" Вячеслав Федоренков охарактеризовал период в белорусском хоккее под руководством Евгения Ворсина, а также удивляется тому, что к ЧМ-2014 в Минске относятся как к концу света.

pressball.by

— Как вы восприняли высказывания Игоря Рачковского о том, что хоккейные руководители должны уйти в отставку в полном составе?
 
— Услышав это предложение, сделал скидку на то, что мы уже это все проходили — жесткость в подходе и реформаторский запал были у всех предыдущих штабов спортивных управленцев. Обычно с этого всегда начинают, а потом неизменно обламываются. Но вместо резких движений лучше посидеть и подумать. Если отправлять в отставку всю федерацию, пусть подскажут, кто займет место спортивного директора Владимира Швабовского или председателя судейского комитета Евгения Мерзлякова — людей с огромным опытом работы.
 
Разогнать всех в минском "Динамо" — риск потерять часть шоу без гарантии, что впоследствии получишь спортивную отдачу в той же самой сборной. Взять под жесткий контроль, быть более требовательным к спортивной составляющей — это нормально, а просто отказываться от людей — глупо.
 
— 7 марта о завершении тренерской карьеры объявил один из самых одиозных белорусских специалистов — Михаил Захаров. Можно ли в ближайшее время ожидать его появления на посту руководителя федерации хоккея?
 
— Боюсь, Михаилу Михайловичу сложно будет подобрать команду единомышленников, а в приказном порядке заставить себя любить, слушать и соглашаться — не дело. У меня есть свои кандидатуры на пост председателя федерации, которые по ряду причин, считаю, оптимальные. Это Александр Гальченюк либо Юрий Кривохижа — белорусы, успешно поработавшие за рубежом, много чего познавшие. Можно кого-то из них пригласить, выдать карт-бланш, не дергать, не делать заявлений про ловлю шайб зубами, поломанные руки — просто не лезть в их работу.
 
— Можно ли назвать Евгения Ворсина самым слабым руководителем федерации в истории суверенного белорусского хоккея?
 
— Скорее, его можно назвать наименее жестким, а, как показывает практика, с клубами в нашем хозяйстве демократия — не лучший вариант, иногда надо рявкнуть и ударить кулаком по столу. Ворсин, наверное, из-за врожденной интеллигентности делал это крайне редко и неумело, от этого страдало и дело — его не боялись, а значит, где-то и не уважали. Но как структурный руководитель он едва ли не самый сильный: был министром спорта, не понаслышке знает, что такое аппаратная работа. Общаясь с людьми из этой структуры, понял, что внутри организации он наладил управленческую вертикаль, в федерации все стало четче, появилось соответствие канонам, другое дело, что никакой видимой пользы для хоккея это не принесло.
 
— Что самое полезное для белорусского хоккея сделал пока действующий руководитель?
 
— Сейчас есть вся панорама того, что и как у нас выглядит — вплоть до самих корней. Я помню, что такое детско-юношеские отделы при предшественнике Ворсина Владимире Наумове: в отделе был человек, но толку с него - как с козла молока. При Ворсине была проведена полная инспекция всего хозяйства, по крайней мере, видны изъяны по всем школам — где не хватает кадров, где амуниции, где зарплаты тренерам и т.д. Если раньше все было виртуально, то сейчас появилась конкретика — в цифрах и документах. С тем, кто виноват, — определились, но ответить на вопрос: "Что делать?" - особо не получилось.
 
— Так кто же в итоге виноват? Может, все-таки Ворсин, ничего не показавший как практик?
 
— Виновата бессистемность: мы на протяжении десятилетия говорим о системах, выстраиваемых пирамидах, но ничего толком не выстроилось ни при жестком Наумове, ни при либеральном Ворсине. У нас нет единой методики, по которой работали бы все школы, как это делается в успешных хоккейных странах. Нет квалифицированных методистов, а если где-то в школах и имеются, то в основном для заполнения штатной единицы — ни опыта, ни карьеры за спиной, ни профессионального профильного образования у них нет, здесь у нас по-прежнему грустно.
 
— Ворсин летом минувшего года подал в отставку, однако она не была принята. Это говорит об оставшемся на тот момент кредите доверия к руководителю либо полном отсутствии альтернативы на эту должность?
 
— Умных людей у нас хватает, но на то они и умные, чтобы накануне олимпийской квалификации (на тот момент), домашнего чемпионата мира не влезать во все это. Шанс провалиться, учитывая общее состояние нашего хоккея, велик, а отгребать потом не хочется никому.
 
— Основной стратегической ошибкой Ворсина многие называют его увлеченность домашним чемпионатом мира— 2014 — он сосредоточился исключительно на национальной сборной, пустив под откос все остальное.
 
— У нас к этому турниру относятся как к концу света — раздувают панику, принимают поспешные и неверные решения. Еще пару лет назад надо было успокоиться и честно себе признаться: мы 10 лет шли неправильным путем, и все надо начинать с начала и целенаправленно готовиться к 2014 году. У нас же в очередной раз перестраивают систему, которая толком так и не создана, чтобы в авральном порядке надеяться, что за два года что-то вызреет.
 
Не вызреет — мы опоздали со структурными решениями, которые надо было принимать еще в 2009 г., когда выиграли тендер на проведение чемпионата. Тогда был смысл браться за коренную перестройку, пригласить из-за бугра толкового хоккейного менеджера с именем. А то, что сейчас у нас происходит, — это имитация бурной деятельности.
-50%
-25%
-20%
-10%
-15%
-20%
-40%
0066429