Вячеслав Федоренков,

После поражения от "Юниора" в заключительном поединке четвертьфинальной серии плей-офф ОЧБ рулевой "Гомеля" Андрей Скабелка, не откладывая дело в долгий ящик, прямо на пресс-конференции объявил, что подает в отставку. Андрей Владимирович рассказал, какое из поражений — в Войенсе или в Гомеле — оказалось больнее, признался, что предложений о новом трудоустройстве ему пока не поступало, а также выразил мнение, что тренер национальной сборной не должен заниматься еще и клубными делами.

Фото: Goals.by
Фото: Goals.by
 
— Андрей Владимирович, как прошли пару дней после отставки?
 
— В семье. На следующий день я уже был в Минске.
 
— Зафиксирован ли момент принятия решения об отставке из клуба с шайбой Абакунчика в пустые гомельские ворота, с финальной сиреной, по дороге на пресс-конференцию?

— Момент, возможно, точно и не назову… Понимаете, уступить в конкретном матче кому бы то ни было не зазорно. От того же "Юниора" в сезоне настрадались и "Неман", и "Шахтер". Но в нашем случае был решающий матч серии. Никоим образом не умаляю заслуг "Юниора": парни действительно сражались за успех. Но мы обязаны были побеждать, и этого не сделали. А дальше — какие вопросы: это моя команда, исполнителей в нее подбирал я, я же с ними работал не один сезон. А в итоге главного не сделано. Поэтому решение подать в отставку вполне логично.
 
— Заодно благородно, но для наших краев все еще не характерно.

— Когда-то же нужно начинать. Пусть я буду первым.
 
— Извините за соль на раны, но можно ли сопоставлять горечь от недавней неудачи сборной в Войенсе и разочарование от матча 8 марта?

— Можно. И перевесит второе.
 
— Однако…

— А чему вы удивляетесь? В случае со сборной был определенный форс-мажор. И потом там короткий турнир, где что-то пошло не так только в первой игре. Что повторяться, это уже обсуждено вдоль и поперек. В клубе другое дело: это команда, в которой я работал пять лет, из них четыре — главным тренером. Были очень непростые времена, но их преодолели, вышли на какой-то уровень. И такой финал многолетней работы, конечно, ранит больнее.
 
— Когда была проиграна серия? Имею в виду — только ли с финальной сиреной пятого поединка, или тревожные моменты ощущались ранее?

— Ощущались. Все пошло наперекосяк после второй игры. Начиная с третьей, просто не узнавал свою команду. Две стартовые в Гомеле отработали куда достойнее, пусть в первой соперник имел небольшое преимущество. События во втором также уже обсуждены, но и после двух проигрышей на выезд мы смотрели с оптимизмом, понимая, насколько придется тяжело. Ну а дальше… Все помнят, что произошло.
 
— Слова Михаила Захарова о вашем участии в "деле о составе" "Юниора" задели?

— Могу только повторить то, что уже однажды сказал: не имею к этому никакого отношения. Люди, которые меня знают, никогда не поверят, что я мог бы пойти на такой подковерный финт. А то, что касается судейства второго и заодно четвертого матчей, могу повторить и сейчас. Причем арбитраж четвертого был еще более некомпетентным, чем второго.
 
— И все же внеигровое вмешательство в состав "Юности", согласитесь, не могло обойтись без чьей-то гомельской руки, необязательно хоккейной.

— Я, кажется, полно ответил на предыдущий вопрос. Мы готовились к третьей игре с "Юниором" в любом составе.
 
— Не боитесь упреков, что бросаете клуб в непростой момент?

— Что значит бросаю? Я же не по ходу незавершенной серии ухожу с поста.
 
— Как видите свое ближайшее будущее?

— Переведу дух, проанализирую произошедшее. Это поражение, но без них не бывает побед.
 
— За эти три дня никто из клубов не попытался заполучить освободившегося Скабелку?

— Из "Сан-Хосе" звонили, "Детройт" интересовался. Все, ближе никто.
 
— А если серьезно?

— Пока тихо.
 
— Тогда переходим к главному: что теперь будет с сотрудничеством со сборной?

— А что с ним случилось? Пока без изменений, я готов работать с ней дальше. А уж что решат наверху — не знаю.
 
— Недавно на высоком спортивном уровне было заявлено о желательности совмещения постов главтренера “Динамо” и сборной. Видите изъяны в этой схеме?

— Да, и существенные. Тренер сборной должен быть тренером сборной. Освобожденным. Это очень большой объем работы. Нужно делать только ее и качественно. Опыт всех стран это показывает. Даже россияне, традиционно тяготевшие к совместительству, в итоге пошли на схему с освобожденным наставником. Уже хотя бы потому, что ему клубные тренеры дадут куда больше информации по игрокам, чем совместителю.
 
— Итог противостояния с "Юностью-Юниором" не заставил пересмотреть убежденность, что в этом клубе нет игроков для сборной?

— Из взрослых исполнителей там действительно сборной "здесь и сейчас" вряд ли бы кто помог. А вот молодежи интересной хватает. Будем смотреть. Если будем… 
-50%
-15%
-30%
-70%
-10%
-15%
-10%