Хоккей


Иван Грунтов,

webnoviny.sk
webnoviny.sk
Глен Хэнлон третий раз в карьере возвращается в Беларусь. Теперь официально. За три года, которые канадец руководил нашей сборной, белорусы дважды выходили в плей-офф чемпионата мира, добившись лучшего результата в истории. Goals.by вспоминает, что помогало Хэнлону приводить команду к победам.

Психология победителей

Глен Хэнлон возглавил сборную Беларуси за два месяца до венского чемпионата мира 2005 года, сменив на посту наставника Михаила Захарова, больно обжегшегося на рижской олимпийской квалификации. Кроме того, белорусы только-только вернулись в элиту мирового хоккея, где планировали закрепиться после "лифтового" периода путешествий в первый дивизион и обратно. Само собой, журналисты без устали терроризировали Глена вопросами о задаче-минимум, которые Хэнлон поначалу дипломатично обходил. Совсем скоро канадец не выдержал: "Я всегда стараюсь убеждать игроков, что они способны на большее, чем им кажется. Если мыслить минимумом, никогда не достичь максимума".
 
"Психолог от Бога" – пожалуй, самая популярная характеристика Хэнлона в отечественной прессе тех лет. Об этом писали журналисты и говорили игроки. Одним из главных направлений своей работы в первый период руководства сборной канадец сделал воспитание в хоккеистах психологии победителей.

— У меня на родине с детства прививается мысль, что, выходя на лед, ты обязан побеждать. На каком бы уровне ни играл, и какой бы соперник ни противостоял, — утверждал Хэнлон.
 
Поначалу его слова воспринимались как обычная бравада. Наверное, даже самими игроками. В спаррингах перед чемпионатом-2005 года белорусы не одержали ни одной победы и на турнир ехали скорее с мыслями о минимуме. Однако уже через год, после того, как сборная сумела выйти в четвертьфинал, многие из хоккеистов отмечали разительные перемены в настрое и психологии. "Глен сумел изменить нас, теперь мы не довольствуемся малым, — говорили подопечные канадца, добавляя: – Он сумел создать команду, в которой каждый игрок настроен на победу в матче с любым соперником".
 
Естественно, рядом с викториями всегда соседствуют поражения, но к ним у Хэнлона также было особое отношение. Однажды, через день после не самого удачного матча, у канадца спросили: "Вы переживаете из-за поражения?" – "А что, мы разве проигрывали? – ответил Глен. – Я стараюсь быстрее забыть неудачи и привить такую моду игрокам. Помня только победы, гораздо проще добиваться следующих".

Идеология

Накануне дебютного матча Хэнлона у руля сборной Беларуси — против Германии — на стене коридора, ведущего на лед, появился плакат с белорусским флагом и надписью "Мы больше, сильнее, быстрее Германии!" Частичка НХЛ, привезенная канадцем в нашу страну, создавала эффект новизны, а главное — работала. Возможно, это не самая важная деталь в постройке Хэнлона, но как "одна из" тоже помогала его команде. Канадец неустанно повторял, что чувствует себя белорусом, и это позиционирование частью своей родной и любимой страны передавалось игрокам. Глен внушал хоккеистам, что они играют не только ради себя и своей карьеры, но и ради тех, кто на них смотрит и кто их любит.

Мотивационные плакаты и лозунги стали эффективными новшествами Хэнлона в сборной Беларуси. "Работаем вместе, побеждаем вместе!" – въедалось в головы игроков перед венским "миром". "Войдем в историю здесь и сейчас!" – гласили надписи на тренировочной форме и в раздевалке накануне и во время турнира в Риге. Черт возьми, а ведь эта "история" с лучшим результатом на чемпионате мира сейчас очень здорово ложится в описание действенности методик Глена.
 
В лозунгах, в общем-то, не было ничего нового, но в мастерстве внушения игрокам патриотизма Хэнлон мог дать фору любому из отечественных идеологов. Что и говорить, если Глен, обнявшись за плечи со своими ассистентами, в меру знаний старался исполнять... белорусский гимн! Существует также легенда, согласно которой Хэнлон в одном из перерывов не самого удачного матча эмоционально причитал своим хоккеистам: "Вы же белорусы, белорусы! Как вы можете так играть?!"

Установки

На чемпионате мира 2005 года Беларусь играла со Швейцарией 9 мая. Хэнлону не было известно, что в этот день в нашей стране отмечается День Победы. Когда журналисты сообщили канадцу об этом, тот незамедлительно пометил ее в своем блокноте — Victory day. Перед матчем он не преминул использовать знание как один из мотивационных ходов: поздравил всех хоккеистов и напомнил, что победить в этот день крайне важно. Белорусы уступили, но игроки после игры отмечали: услышать подобные слова им было очень приятно.

Перед матчами Хэнлон нередко находил слова, способные ободрить хоккеистов и заставить их сыграть на пределе, а в перерывах просил собраться и сражаться за страну и друг за друга. В преддверии поединка с канадцами в Минске, в котором наши ребята одержали первую и единственную победу над родоначальниками хоккея, Глен сказал: "Белорусам еще ни разу не удавалось обыграть канадцев. Почему бы не сделать это сейчас?!" Своими словами "коуч" хотел уверить игроков в том, что они могут гораздо больше, чем им кажется, а лучшего момента, чтобы показать это, может не представиться. "Все равно когда-нибудь белорусам покорится пьедестал, — говорил Хэнлон. – Почему бы вам на него не взойти сейчас?!"
 
На самом удачном в истории отечественного хоккея рижском чемпионате мира Глен мотивировал хоккеистов вдохновляющими видеороликами, в которых отметал негатив и показывал лишь лучшее, что удалось команде на турнире. А перед важным матчем с украинцами сказал: "Вспомните, что сделали с вами шведы, и постарайтесь добиться подобного результата в поединке с Украиной". В итоге белорусы забросили в ворота соперника девять шайб, а пропустили лишь одну.
 
— Когда ты видишь, что тренер так переживает за результат, "косить" на площадке позволит себе разве что последний подлец, — говорили хоккеисты, объясняя свои успехи.

Атмосфера семейственности, отношение

"Мы не команда, мы — семья", — таким плакатиком вполне можно было украсить раздевалку сборной. Возможно, подобные слова там и были начертаны. В любом случае, Хэнлон никогда не уставал напоминать хоккеистам, что клубные границы после приезда в сборную обязаны быть стерты, а все ребята должны относиться друг к другу с уважением.
 
Плоды подобной постановки вопроса не заставили себя ждать. На чемпионатах мира под руководством Хэнлона белорусы отличались психологической устойчивостью и самоотверженностью: без страха бросались под шайбы, не спешили "пихать" партнерам после неудач, а, наоборот, подбадривали их. По окончании чемпионатов многие хоккеисты отмечали, что в сборной чувствовали себя превосходно. Как в семье.
 
Несмотря на традиционную иерархию, Хэнлон старался не отделять себя от команды, быть игрокам не только тренером, но и товарищем, помощником. "Глен мог даже баулы с формой потаскать вместе со всеми!" – вспоминал недавно Дмитрий Дудик.

— Я стараюсь максимально много общаться с игроками, использую для этого любую возможность, — говорил Хэнлон.
 
Канадец нередко давал личные советы хоккеистам — по улучшению игры, усовершенствованию каких-то компонентов. Вспоминается история о том, как за ужином Глен в момент разговора с Алексеем Угаровым указал тому на сидевшего недалеко Александра Овечкина. "Я сразу понял, что речь идет о моей антропометрии", — говорит новобранец "Адмирала".
 
В то же время, Хэнлон не стремился быть с игроками везде — на льду, в раздевалке, за бортиком. Именно поэтому канадец не практиковал длительных сборов с заездами на базы, считая недопустимым на недели отрывать хоккеистов от семьи. Удивительно, но, отпустив вожжи, Глен все равно сумел сделать команду полностью управляемой.
 
— Хоккей, даже на уровне национальной дружины, должен восприниматься спортсменами как удовольствие, а не каторжный труд, — признавал Хэнлон. – Тогда больше отдачи будет и на площадке. Игрок имеет право на личную жизнь за бортиком, в нее никто не вмешивается. Что-то требую лишь на тренировках и в играх. В конце концов, я тренер, а не "бебиситтер" и не "мамочка".
 
Еще одной отличительной чертой канадца была вера в хоккеистов и постоянная поддержка. Возможно, именно Хэнлон помог столь ярко раскрыться Мезину, Грабовскому, Денисову, Угарову и многим другим. А после того, как тренер узнал о положительной допинг-пробе Тимофея Филина, он вошел в раздевалку со словами: "Один из нас попал в беду. В своей жизни я совершил достаточно ошибок, но рядом всегда оказывались люди, которые подставляли мне плечо, поддерживали. Давайте сейчас поддержим Тима".
 
Как раз подобное человеческое отношение и заставляло хоккеистов всецело доверять тренеру и его идеям. Для белорусских ребят Хэнлон стал человеком, за которого хочется рубиться не жалея сил.
 
— При Глене я первый раз в сборной почувствовал себя не рабочим скотом, а человеком... – подобное признание одного из хоккеистов дорогого стоит.

Хоккеисты старой школы, лидеры

Недавно экс-наставник сборной Беларуси Андрей Скабелка признался, что прежних успехов наша команда добивалась за счет того, что многие ее хоккеисты сумели пройти хорошую российскую или североамериканскую школу. С этим сложно спорить, вспоминая фамилии Мезина, Салея, Макрицкого, старшего Стася, Антоненко, Цыплакова, Кольцова, Калюжного, того же Скабелку и других.
 
Однако Хэнлон не делал ставку исключительно на игроков старой гвардии, постоянно привлекая к сборам малоизвестных, совсем молодых либо возрастных хоккеистов, отбираемых по одному Глену известным критериям. Многих в свое время удивляло появление в команде Тимофея Филина или Владимира Денисова, приглашение 40-летнего Олега Микульчика, отказ от услуг Алексея Калюжного (якобы из-за непонравившихся канадцу слов нападающего в одном из интервью).

Значительную часть работы в команде Хэнлона все равно выполняли лидеры, которым на площадке отводилась львиная доля времени. Так, в 2009 году в Швейцарии Салей проводил в среднем по 29 (!) минут за матч, Грабовский — 27, Калюжный и Денисов — по 23, а Кольцов и Рядинский — по 22. Ну и, конечно, на годы Хэнлона пришлись золотые времена карьеры Андрея Мезина. Голкипер вошел в символическую сборную чемпионата мира в 2006 году в Риге, а также стал лучшим вратарем турнира через три года в Швейцарии. Излишне говорить, что в эти годы у руля сборной стоял как раз Глен, который постоянно удивлялся, почему Мезин до сих пор не играет в НХЛ.
 
Хэнлон никогда открыто не критиковал своих хоккеистов, а хвалил только в том случае, если его к этому подводили. Когда его однажды спросили, кого бы канадец назвал лучшим на чемпионате мира, он без колебаний ответил: "Всех 22 игроков". Помнится, Глен даже предлагал поставить памятник не ему, а всем тем, кто выходил на швейцарский лед в 2009 году.

Новшества, тактика

Придя в сборную Беларуси, Хэнлон с ходу начал много экспериментировать, ставя хоккеистов на непривычные позиции, выпуская форвардов в большинстве на месте защитников, создавая мобильные оборонительные сочетания и не зацикливаясь на постоянных парах. Разбивая сыгранные звенья, канадец хотел научить хоккеистов играть с любым партнером: "Если ты мастер, то должен быть им сам по себе, а не только в компании с кем-то".

В основу подготовки Хэнлон закладывал интенсивность и скорость выполнения различных игровых элементов. "Быстро, как только возможно... еще быстрее" – помните этот знаменитый лозунг швейцарского кудесника Арно Дель Курто? Так вот тренировки Хэнлона проходили намного быстрее, чем у его предшественников, а команда заиграла в более скоростной и агрессивный хоккей.
 
На одной из дебютных пресс-конференций в Беларуси канадец рассказал, что планирует "слепить" из своей дружины: "У нас будет четыре тройки нападения, каждой из которых можно дать свое определение. Во-первых, звено силового давления. Во-вторых, звено универсалов, одинаково полезно играющих и в обороне, и в нападении. Далее звено разрушителей, которое будет действовать против наиболее сильной тройки соперника. Наконец, звено "зайцев" – хоккеистов, способных затерзать соперника, заставить его дергаться, допускать ошибки".
 
Каждому игроку Хэнлон давал конкретные задания и требовал их исполнения, создавая дисциплинированную команду. Например, "зайцами" у "коуча" были Савин, Страхов, Угаров, Кукушкин. Кроме того, как уже говорилось выше, Глен большую роль отводил своим лидерам, являясь сторонником тактики, согласно которой, начиная со второго периода, команда использует 10-11 нападающих, а в целом не следует очередности выхода звеньев, давая отдых тем, кому он необходим. Также у Хэнлона получилось отменно наладить игру в меньшинстве. На чемпионате мира в Вене белорусы за весь турнир не пропустили ни одной шайбы, имея на площадке некомплект.
 
Кроме того, Хэнлон вывел на новый уровень работу командного видеооператора, пригласив в Беларусь канадца Тодда Вудкрофа. Специалист не просто снимал матчи на камеру, но и занимался при помощи современных методик статистически-аналитической деятельностью. Тренерский штаб уже в перерыве матча мог просмотреть ключевые моменты закончившегося периода и дать необходимые советы игрокам. Кроме Вудкрофта в Беларуси при Хэнлоне побывали многие известные специалисты, передавшие свой опыт белорусским коллегам, а сам Глен давал рекомендации по дальнейшему развитию хоккея в стране.
 
На это надеемся и сейчас.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-20%
-50%
-20%
-20%