Хоккей


/

Генеральный партнер рубрики
Генеральный партнер рубрики
Форвард национальной сборной и команды НХЛ "Вашингтон Кэпиталз" Михаил Грабовский вернулся в Беларусь 18 апреля, дабы приступить к подготовке к чемпионату мира по хоккею, который пройдет в Минске с 9 по 25 мая. 21 апреля он впервые вышел на лед во время тренировки сборной. По ее завершении спортсмен рассказал журналистам о своей функциональной готовности, наказе Овечкина и расспросах партнеров по команде об исторической родине, а также много чего еще.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

 Поделитесь впечатлениями от первой тренировки со сборной?

– Приятно вернуться домой, потренироваться с ребятами, с которыми раньше играл. Только хорошие эмоции. Немножко тяжело после перелета, но, думаю, с каждым днем буду чувствовать себя все лучше и лучше. Приехать домой, сыграть здесь на чемпионате мира – для меня это что-то необычное. Наверное, каждый хоккеист, выступающий за границей, мечтает о подобном. С радостью пришел на тренировку. Накануне ночью не мог заснуть, так сильно хотелось вновь выйти на лед. Тем более пропустил из-за травм полсезона. Скучаю по хоккею.
 
– Как вы себя чувствуете?

– Все нормально.

– Год назад вы говорили о том, что по возвращении на родину нужно будет вспомнить русский язык. Сейчас для вас эта тема актуальна?

– Такой проблемы нет. Не сказать же, что я разговариваю с акцентом! Мне повезло, что в "Вашингтоне" рядом были Александр Овечкин, Евгений Кузнецов и Дмитрий Орлов. Эта ребята, с которыми всегда можно было свободно пообщаться. Ведь дома я разговариваю по-английски.
 
– После Сочи-2014 Овечкин вернулся в клуб расстроенным?

– Да, он ожидал другого. А теперь еще и "Вашингтон" не пробился в плей-офф. Сезон провален, как для него, так и для меня. Есть еще возможность завершить его на мажорной ноте, удачно выступив на чемпионате мира.

– С Овечкиным обсуждали "мир"?

– Конечно, в последнем матче на групповой стадии турнира сборной будет противостоять российская команда. Будем настраиваться на Овечкина, а он пусть настраивается на нас. Кстати, Саша хорошо осведомлен о характере моей травмы и периоде восстановления, поэтому предостерег, чтобы я был осторожен в углах.
 
– С другими партнерами по "Вашингтону"?

– Для большинства ребят из-за океана Беларусь – это далекая и неизвестная страна. Например, Джоэл Уорд интересовался, есть ли в Минске темнокожие, как идут у них здесь дела. Сказал ему, чтобы он не переживал. Есть, но их не много. Еще, знаю, в Минске лет десять назад играл Джейсон Чимера.
 
– Считают ли эти ребята нынешний чемпионат – второразрядным турниром?

– Они ценят возможность сыграть за сборную своей страны. Хоккеисты, для которых сезон заканчивается рано, с удовольствием приезжают в лагеря национальных команд. Все, кроме суперзвезд, вроде Фила Кессела. Эти ребята, наверное, уже в Лас-Вегасе отдыхают.
 
– Облик столицы, на ваш взгляд, изменился накануне старта чемпионата мира?

– Не ощутил такого. Каким был Минск красивым городом, таким и остался. Да, кругом стоят новые здания. И в районе "Минск-Арены", и возле моего дома. Там что-то китайцы строят. Я помню, как в Риге реклама, посвященная ЧМ-2006 по хоккею, была буквально повсюду. У нас же в городе я пока не увидел подобной информации… Наверное, еще рано. Зато своих журналистов много перед чемпионатом.
 
– На вас смотрят, как на мессию. Давит ли на вас это обстоятельство?

– Да я ведь не первый год приезжаю в сборную. Хотя, конечно, давление нынче присутствует. Все-таки играть предстоит дома. Думаю, что именно находясь под давлением, я набираюсь сил. А что касается турнира, то моя роль в команде сводится к тому, чтобы качественно выполнять свою работу.
 
– Сборная в двадцать пять лет и в тридцать – это одно и то же?

– Не знаю. Я дома, чувствую себя молодым, что ли. Рядом близкие мне люди, папа возит на тренировки – как в детстве.
 
– Что-нибудь новое для себя отметили на тренировке?

– Все то же самое. Глен Хэнлон – канадский тренер. Поэтому мне вообще просто с ним работать. Я ведь понимаю его без перевода.
 
– По-вашему, Хэнлон изменился с тех пор, как вы не виделись?

– Да нет. Он все такой же эмоциональный на играх. Мне с ним очень комфортно работать.
 
– Говорят, он стал серьезнее.

– С опытом на многие вещи смотришь иначе.
 
– Если ли у вас предпочтения относительного того, где играть? В центре или на фланге?

– Куда поставит тренер, там и буду играть. Мне, в принципе, без разницы.
 
– Как вы смотрите на перспективу сыграть в одном звене с братьями Костицыными?

– С удовольствием сыграю с ними в одном звене, если тренер примет соответствующее решение. Точно такие же эмоции буду испытывать, если в партнеры мне определят Андрея Степанова, Алексея Угарова, Константина Кольцова и так далее.
 
– О чем вы разговаривали с Калюжным во время тренировки?

– Поговорили немного о тактике. Как играть дальше, как разыгрывать большинство. Он высказал свои мысли, я – свои. Тем не менее, окончательное решение остается за тренером. Но иногда неплохо просто пообщаться.
 
– Возможно, партнеры по команде делились с вами мнением о причинах неудач в товарищеских матчах?

– Нет, мы не говорили об этом. Знаю, что многие, кто сейчас находится в лагере сборной, не принимали в участия в этих поединках. Думаю, в рамках тренировочного процесса, спаррингов – это нормально.
 
– На прошлом чемпионате вы едва ли не по полчаса проводили на площадке. Готовы ли к таким нагрузкам сейчас?

– Не знаю. Готов, наверное. Посмотрим. Задержался на тренировке как раз для того, чтобы набрать необходимые кондиции. Знаю, что Хэнлон мне доверяет. Его доверие нужно оправдывать.
 
– Чего вы ждете от чемпионата?

– Самого хорошего. Надеюсь, подойдем к нему в хорошей форме, чтобы в каждом матче продемонстрировать полную самоотдачу в играх для наших болельщиков.

– Что вам хотелось сделать в первую очередь по возвращении на родину? Кроме того, чтобы придти на тренировку, разумеется.

– Встретиться с семьей, заглянуть к бабушке и покушать у нее, съездить на дачу, отдохнуть, выспаться… Но хоккей у меня все же на первом месте. Остальное – на втором плане.

– Что-нибудь успели из перечисленного?

– Все.
 
– Почему разделили наследников? Дочка осталась в Канаде, а сына привезли в Беларусь.

– Подумал, насколько тяжело было бы жене одной управиться с двумя детьми. А сыну пора "повариться" в мужской компании, а то вокруг одни женщины…

– В Данию Джаггер полетит вместе с вами?

– Нет-нет. Он останется в Минске, где за ним присмотрят бабушка и дедушка.

– За плей-офф в НХЛ следите?

– Всегда слежу, потому что просмотры качественных матчей – это тоже опыт. Предпочтений нет, поэтому пусть победит сильнейший.

– А за Кубком Гагарина?

– Ну, конечно. Я переживаю за Магнитогорск. Не знаю, почему. Но хочется, чтобы трофей выиграла российская команда.
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-37%
-20%
-20%
-10%
-18%
-33%
-33%
-80%
-35%
-70%