Руководитель федерации хоккея Беларуси Евгений Ворсин на пресс-конференции рассказал о том, почему не будет выдвигать свою кандидатуру на новый срок, и ответил на критику в свой адрес, упрекнув своих оппонентов в безынициативности и преследовании только личных интересов.

- Насколько верна информация о том, что вы хотите сложить с себя полномочия руководителя федерации хоккея Беларуси?

- У меня закончился контракт с федерацией хоккея еще в марте. Но, учитывая, что одновременно я являлся директором дирекции по проведению чемпионата мира, продолжал выполнять и обязанности председателя ФХРБ. Еще в апреле я заявлял, что не буду выдвигать свою кандидатуру на должность председателя федерации. Почему я это делал заранее? Многие из вас помнят, сколько за это четырехлетие было перипетий. После каждого неудачного чемпионата мира меня снимали, возвращали. Было много объективного, субъективного… Мне в конце концов это надоело. Поэтому еще раз скажу: я свою кандидатуру выдвигать на выборы не буду. Рекомендовать тоже никого не стану. Это дело тех, кому это поручено. Придет 11 июня, и наверняка такие кандидатуры появятся.

- Хэнлон нарисовал словесный портрет своего преемника, а вы можете сделать то же самое по своему преемнику?

- Дело не в портрете. Хотя я понимаю, о чем вы говорите. Знаете, все это время не было времени изучать прессу, только после чемпионата мира такая возможность появилась. Начал просматривать подшивку "Прессбола", увидел, что все наши тренеры опять начали говорить о каких-то реформах. Но ведь когда я в свое время их спрашивал, как вы видите реформы федерации, системы подготовки хоккеистов, то ни один из этих людей четко не объяснил, что нужно конкретно сделать, как они это видят. Все отправляли чуть ли не в детский сад: общие слова о том, что надо заниматься детским спортом, надо развивать хоккейные школы... Но мы уже 20 лет об этом говорим, только никто не хочет делать! И когда начинаешь касаться работы клубов, школ, то сталкиваешься с тем, что каждый думает о себе, никто не хочет трудиться на национальную идею, никто не хочет выстраивать систему подготовки. Никому это не интересно! Каждый боится за свое место.

И когда я призывал выстроить всем понятную систему, особенно в части подготовки и передачи талантливых хоккеистов в высшее звено, то выяснялось, что никто не хочет этого делать. Все оставляют ярких ребят у себя. Пусть он будет в серенькой массе, но у себя! Так вот пусть те, кто говорит сегодня в прессе о реформах, во всеуслышание расскажут и обрисуют, как они видят развитие белорусского хоккея.

Я знаю, что нужно делать, и говорил об этом 4 года. Но меня всегда ругали за то, что я предлагал эти реформы. Удачные они или неудачные – но они предлагались. В итоге мы увидели ряд молодых хоккеистов. Освободились от шелухи, которая зарабатывала здесь деньги и ничего не привносила в белорусский хоккей. Но сейчас опять пошли по пути легионерства.

Вспомните, сколько говорилось о том, что мы зря выдали паспорта Лаланду и Плату? А сейчас, оказывается, это нужно было сделать! И те, кто раньше говорил, что мы зря это сделали, сегодня трубят о том, что это хорошо. Не понимаю этих людей. У них есть позиция?

Не знаю, заметили вы такую тенденцию или нет: когда плохо выступала команда, виновата всегда была федерация хоккея. А сейчас, когда команда хорошо выступила, – ни слова о работе федерации. Выиграла команда, Хэнлон выиграл, еще кто-то выиграл, а о федерации ни слова! Не понимаю такого подхода. Поэтому не хочу больше работать. Не люблю нечистоплотности – ни в отношениях, ни во взглядах. И если кто-то лучше, чем кто-либо, знает, что надо сделать, – пусть придет и сделает!
-20%
-30%
-25%
-20%
-10%
-50%
-10%