Хоккей

опубликовано: 
обновлено: 
Вячеслав Федоренков,

Генеральный менеджер хоккейного "Динамо" Владимир Бережков поделился мнением о выступлении сборной на Беларуси на домашнем чемпионате мира, высказал свое мнение по поводу скоропостижного отъезда Глена Хэнлона в Швейцарию, заверил, что легионерская формула "6+1" продолжит функционировать в клубе и в новом сезоне, а сезон минувший назвал самым продуктивным.

— Во время чемпионата мира с Хэнлоном общались?

— Нет. Ни с ним, ни с Сафоновым. Нужно было оставить их в покое и не давить. У меня было критическое отношение к формированию сборной. Но я засунул свое мнение подальше.

— Поскольку Глен опять дал результат?

— Считаю, результат замечательный, но он мог быть и лучше. Такую команду мы не соберем больше никогда. Ясно, что она сформировалась под домашний “мир”.

— Так в чем тогда суть претензий к комплектованию?

— Готовы были все сильнейшие, но место в составе получили не все, был ряд странных, мягко скажем, кадровых решений. Но это мое мнение, я его, подчеркиваю, засунул поглубже.

— Как отнеслись к скоропостижному отъезду канадца из Беларуси?

— Плохо. Мы с Хэнлоном не были близкими приятелями, но общались, в том числе и в неформальной обстановке. Мне казалось, что я его понимаю, понимаю его душу. У него здесь было много хороших начинаний, отдельные из которых просто вызывали гражданское сочувствие и преклонение. Он хотел усыновить белорусского ребенка, сделать еще много полезного. В общем, внушал повышенное уважение и симпатию. Но так, как он в итоге ушел... Не хочу осуждать, но чтобы вот так, едва ли не на следующий день, приехав в Швейцарию, заявить, что теперь именно здесь лучшее место для работы в Европе...


"Формула "6+1" продолжит работать, а самый высокооплачиваемый динамовец получит контракт вдвое ниже, чем в минувшем сезоне"

— Два момента. Первый — прежний спортивный директор "Динамо" Олег Иванов сказал, на мой взгляд, очень мудрые слова. Мол, у нас можно заключить контракт и на сто лет — это ничего не гарантирует. Второй — доказательство первого: у того же Шарля и прежний контракт позволял досидеть карантин. А оно вона как вышло...

— Согласен, форс-мажор может вмешаться всегда. Но пока имеем что имеем. И я, и другие члены наблюдательного совета клуба склонны рассматривать Лингле как нелегионера. Этот вопрос выносился на обсуждение совета. Равно как формула “6 плюс 1”, которая, как и обещано, продолжит работать. Но не как ростер, а как конкурентная среда. То есть в заявке на конкретный матч пресловутая планка переступаться не будет. Тяжелее всего было в этом убедить Поковича, который просил о возможности постоянно использовать всю легионерскую обойму.

— Но еще скользкий момент: насколько понимаю, формула "6 плюс 1" была спущена с самого верха. Как там отнесутся к вольной трактовке приказа?

— Что значит вольная трактовка? Никакой директивы на сей счет не выпускалось. Было высказано такое пожелание. В прошлом году на финише сезона, когда пошла череда травм, “Динамо” вообще справлялось тремя-четырьмя иностранцами, если помнишь. Повторяю: формула никуда не делась, она лишь обрела конкурентную составляющую в легионерском пуле. Ну наивно же полагать, что все восемь или девять по твоей арифметике иностранцев будут в любой момент в идеальной форме. А чтобы было к чему стремиться, они должны чувствовать дыхание конкурента за спиной.

Тот, кто будет востребован меньше, или станет полировать лавку, или отправится в фарм-клуб либо на драфт отказов. Почему еще я пошел на этот смелый шаг? По новым правилам заключения контрактов сбавившему обороты игроку можно снижать зарплату на сорок процентов. А это весьма существенно. Особенно если учесть, что нынче самый высокооплачиваемый хоккеист “Динамо” будет иметь контракт вдвое ниже, чем даже в минувшем сезоне.

Генеральный менеджер "Динамо" также прояснил детали памятного конфликта с прежним руководством клуба в свою бытность главным редактором "Прессбола".

— “Прессбол” никого не “сливал”. Его — пытались. Зарубали аккредитации, не допускали на пресс-конференции, игрокам запрещали с нами общаться — ты же с этим сам сталкивался. В милицию таскали? Таскали. Давление через Министерство информации оказывали? Оказывали. И за что? За то, что мы высказывали свою позицию. Что в “Динамо” не должно быть 20 легионеров. Что клуб должен развиваться в качестве института сборных национальных команд.

Мы когда-то где-то призывали убрать Бородича или Матушкина? Их убрали не мы, не газета — власть. И я не пришел им на смену, был еще год. Максим Субботкин — как минимум не моя креатура. И не я назначал “тройку”, которая управляет спортом — это очевидные вещи. Поэтому когда меня обвиняют, что я кого-то “убрал”... Максимум, чем я “согрешил” — назвал годовой заработок Матушкина. То есть сделал то, к чему стремился как журналист: зарплаты чиновников и игроков должны быть прозрачными. Сегодня уже как генменеджер подписал обязательство о неразглашении информации, которая стала мне доступной ввиду служебных обязанностей.

— Но понимаете, что теперь вы поменялись местами с “копателями”, в роли которых еще недавно сами выступали?

— Бога ради! Как ты знаешь, свою зарплату я объявил во всеуслышание на первой же пресс-конференции. Мне не привыкать к повышенному интересу к моей скромной персоне. Причем не за последние пару месяцев, а за последние пару десятилетий.

— Что скажете о доставшемся в клубе наследстве?

— Нормальное наследство. Категорически не согласен с мнением, что прошлый год ушел “коту под хвост”. Может быть, скажу сейчас парадоксальную мысль, но, напротив, считаю прошлый динамовский сезон в КХЛ едва ли не самым продуктивным. Ошибки были, шуинары были. Но то, к чему мы призывали все время — к формуле “6 плюс 1” — это в принципе сработало. Появились молодые белорусские игроки, которые никогда не выкарабкались бы из-за спин 20 легионеров и всегда таскали бы рояль. Яркий пример — Стась. Он стал топ-игроком, которого мы сейчас не можем удержать. Конкурент заряжает за него — мама не горюй. Боюсь, не перебьем.


"Очень известный в КХЛ игрок готов прийти в “Динамо” за вдвое меньшую сумму, чем его прежний контракт" 

— Правильно ли я понял, что на этой отметке “то ли восемь, то ли девять” иностранцев как минимум до старта сезона-2014/15 поставлена точка?

— Совершенно правильно. Даже несмотря на то, что сейчас поступают просто фантастические предложения — отличные исполнители за очень умеренные деньги. От одного так просто тяжело отказываться...

— Неужто Кросби в Минск просится?

— Зря иронизируешь. Не Кросби, но игрок очень известный в Минске и КХЛ. Он готов прийти в “Динамо” за вдвое меньшую сумму, чем его прежний контракт.

— Это откуда же такой альтруизм?

— Все просто: хоккеисты видят, что здесь подбирается хорошая команда, и хотят стать ее частью. Репутация же у Минска, как места проживания и работы, в лиге наилучшая. Но, как бы ни хотелось мне и Поковичу заполучить этого хоккеиста, придется придержать желания.

Другой пример: как только сформировался наш легионерский костяк, желание присоединиться к “Динамо” других хоккеистов и их агентов стало даже немного агрессивным. Очень хороший канадский атакующий защитник, безусловно полезный в бригадах большинства, хотел приехать. Его агент вышел на связь, пришлось говорить, что решение нужно принимать в течение двух дней, а предложенная нами сумма контракта была откровенно демпинговой, заниженной.

Проходит день, второй, я работаю с другими новичками и, честно говоря, на каком-то этапе даже подзабыл, что предложение в базе все еще висит. Где-то дня через четыре вспомнил, снял — тут же звонок агента: “Почему сняли, мы согласны”. — “Так мы же договаривались о двух днях, а прошло куда больше”. В ответ пошел довольно агрессивный накат, что мы, мол, поступили неправильно и так далее. Прессинг включился — мол, берите! Более того, через неделю тот агент со своим клиентом согласились прийти в “Динамо” даже за меньшие деньги, чем то демпинговое предложение. Представляешь?!


"Ушел бы из "Прессбола", даже не появись вариант с "Динамо"

Владимир Бережков также рассказал о мотивах перехода на административную должность в хоккейном клубе. 

— Ушел бы я, не появись вариант работы в “Динамо”, — ты же это хотел спросить?

— В числе прочего.

— Ушел бы. Но “Динамо” меня просто в какой-то степени подстегнуло. Ушел не на деньги, не на заработки, не на какую-то шабашку. Здесь интересно, здесь, как мне кажется, могу принести больше пользы. В конце концов, реализовать то, о чем всегда писал как журналист. Вместе с тобой, кстати.

— Здесь вы, говоря боксерским языком, раскрылись, потому как некоторые ваши решения на новой должности уже конфликтуют с тем, о чем писал по крайней мере я.

— Ну, раскрылся — бей.

— Обожду. Пока вопрос в другом: вы выбирали или вас выбирали?

— Скорее все-таки первое. Все началось с Дорожной карты, которую готовил совместно с другими членами наблюдательного совета. Когда она появилась и была утверждена, встал естественный вопрос: кто ее будет реализовывать? Искать такого человека поручили мне и когда этим занялся, увидел, что постоянно натыкаюсь то на один барьер, то на другой. В итоге сказал и помощнику президента Максиму Рыженкову, и первому вице-президенту НОКа Игорю Рачковскому что в принципе могу впрячься сам. Сразу последовал вопрос, а что будет с “Прессболом”. Убедил: работа налажена, корабль пойдет и без меня, не опрокинется точно.
Нужные услуги в нужный момент
-25%
-30%
-20%
-15%
-90%
-15%
-20%