• Хоккей
  • Биатлон
  • Футбол
  • Теннис
  • Гандбол
  • Баскетбол
  • ЧЕ по фигурному катанию
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Фото из личного архива
Максим Рыженков.

Помощник президента по вопросам спорта и туризма и первый вице-президент НОК Беларуси Максим Рыженков поговорил с корреспондентом "Прессбола" о бардаке в стане минского "Динамо", о том, как "нагибали" главного тренера Любомира Поковича, и о бездействии федерации хоккея.

- Знали ли вы как член наблюдательного совета минского "Динамо" что-то о планах расставания с Поковичем?

- Клуб "Динамо-Минск" давно вышел за рамки хоккея и превратился в социальный проект. Тысячи болельщиков поддерживают команду, желают ей успеха и следят за любыми новостями. И нам, тем людям, которых президент назначил ответственными за развитие спорта в стране, небезразлична ситуация в этой организации. Поэтому в пятницу, после моих консультаций с министром спорта, были предприняты некоторые действия.

Мы очень озабочены тем, что происходит. Не только отставкой Поковича, но и ситуацией в клубе в целом. Особую озабоченность вызывает тот факт, что долгое время наблюдательный совет "Динамо" не играет той роли, которую призван играть. В течение последнего года он практически не привлекался к решению серьезных вопросов, связанных с развитием клуба. Ни со мной, ни с министром спорта, ни с Ананьевым Николаем Константиновичем, который руководит "Минск-Ареной" и также является членом совета, не согласовывались никакие действия — ни по подписанию хоккеистов, ни по формированию тренерского штаба, ни по развитию, ни по определению задач... Все это варилось внутри клуба.

И сегодня, слыша определенные заявления со стороны федерации хоккея, хотел бы подкинуть ложку дегтя. Как раз-таки федерация играла одну из основополагающих ролей в выстраивании стратегии развития клуба и селекционной политики. По определенным причинам мы с министром спорта от этой политики отошли. Потому что понимаем: есть определенные задачи, поставленные напрямую со стороны ФХРБ. И лезть в них не стоит. Однако сегодня ситуация такова, что дальше бездействовать невозможно. Поэтому в пятницу министр спорта вызвал к себе исполняющего обязанности генерального директора клуба Павла Бурбу и в жесткой форме потребовал объяснения происходящего в "Динамо".

У меня же состоялась встреча в НОК с Любомиром Поковичем. Длилась около полутора часов и носила очень искренний характер. Скажу, почему это было важно для меня. В свое время я непосредственно участвовал в возвращении в Беларусь Глена Хэнлона, который некогда не очень красиво расстался с Беларусью. И с Поковичем была аналогичная ситуация. Можно сказать, обоих я уговаривал вновь заняться вопросами развития белорусского хоккея: одного — в сборной, другого — в "Динамо". И когда уезжал Хэнлон, мы так же тепло и обстоятельно пообщались. Та беседа раскрыла глаза на многое, что происходило в белорусском хоккее и в федерации в частности.

Вчера, когда уезжал Покович, многие нюансы тоже стали для меня более ясными. Можно говорить, что "Динамо" и Любомир расстались полюбовно. Однако сегодня я читал высказывания российского журналиста Шевченко и признаюсь: он близок к истине. Не стану раскрывать, о чем мы общались со словаком, но скажу лишь, что Покович ушел из "Динамо" под влиянием текущей ситуации.

Дабы меня потом никто не обвинял в инсинуациях, поясню. Представьте себе, что, допустим, главный тренер какого-то клуба не имеет влияния на селекционную работу. Это нонсенс! Представьте, что он говорит о необходимости подписать одних игроков, а ему навязывают других. Нонсенс! Представьте, что та же тема касается и тренерского штаба: ему нужны одни специалисты, а настойчиво предлагаются другие. Тоже нонсенс! И последнее: можно ли полоскать лицом по батарее главного тренера, когда вся команда об этом знает? И понимает: уже сегодня наставник потерял авторитет перед руководством "Динамо", федерацией и уже завтра может лишиться работы за любую провинность, пусть и объективную. Из моего разговора с Поковичем можно предположить, что ситуация так и складывалась. Человека поставили в такие условия, в которых пребывание на посту рулевого не только противоречило понимаю иерархии в клубе, но и превращало его в заложника чьих-то амбиций по селекционной политике и стратегии развития.

И раз были такие эмоциональные разговоры с Поковичем, то у людей, которые их проводили и предлагали подобное решение, казалось бы, должна иметься пачка резюме от новых кандидатов на пост главного тренера. Как потом можно говорить, что стороны договорились и спокойно разошлись? На мой взгляд, в клубе просто искали повод, чтобы расстаться с человеком, отношение к которому со стороны болельщицкой среды самое что ни на есть положительное.

Могу сказать, что Любомир ни о чем не сожалеет: ни о годах, проведенных здесь, ни о том, что он уже дважды входил в одну реку, делал результат, но был вынужден покинуть страну по каким-то непонятным причинам. Ему действительно был поставлен чуть ли не ультиматум. Он даже не хотел долго задерживаться в Беларуси. Вчера взял билеты на ближайший самолет и улетел. Причем через Варшаву — не стал даже дожидаться прямого рейса до Вены. Это отображает отношение человека к тому, как с ним поступили.

Да, клуб с ним хорошо разошелся, насколько понимаю, никаких финансовых претензий не осталось. Но в очередной раз мы отказываем в кредите доверия серьезному специалисту. И если посмотрим на историю "Динамо" и национальной сборной, то увидим, что подобным занимаемся очень часто. Уезжая, Покович сказал: "Я оставляю команду на хорошем счету — на седьмом месте по потерянным очкам. Мне за нее не стыдно. Я доволен, что мы подтянули много белорусов (Дрозд, Павлович, Лисовец...), которые сегодня не боятся выходить против Радулова. Плюс я оставляю хороший тренерский штаб. Но переживаю, что с моим уходом, он наверняка претерпит изменения".

А еще на прощание он попросил меня найти возможность передать слова благодарности болельщикам и всем людям, которые верили в команду. С уходом главного тренера история клуба не заканчивается, поэтому Любомир призвал поклонников и дальше голосовать за команду ногами, приходить в "Минск-Арену". Определенная грусть в его словах чувствовалась. И самое болезненное, что все это случилось в течение дня: он попытался защитить свою позицию главного тренера, а его нагнули до крайней линии.

В данном контексте я кидаю камень в огород той же федерации хоккея. Каким бы ни был хоккей, какими бы ни были клубы — за все отвечает ФХРБ в том числе. Как председатель федерации баскетбола я далек от мысли лезть в какие-то селекционные дела или формирование тренерского штаба, допустим, клуба "Цмокi". Я могу разговаривать с тренерами, регулировать что-то регламентами. Но не допускаю того, чтобы начать вмешиваться...

- В беседе с министром спорта Павел Бурба дал какое-то объяснение происходящему?

Объяснения были очень не-внят-ны-ми! Министр спорта не получил реального ответа на вопрос, как же произошло, что такой социальный проект разваливается на глазах, и почему члены наблюдательного совета о серьезных изменениях в клубе узнают из информации в прессе.

- В то же время Павел Бурба работает там всего около месяца...

- Наверное, надо брать выше. Я об этом уже сказал.

- В организационном плане "Динамо" очень подкосили августовские события и задержания руководителей...

- Любые эмоциональные моменты психологически сказываются на команде. Я в этом уверен. Нельзя недооценивать влияние такого рода событий. Но дальше в них углубляться не хочу.

- Вы собираетесь как-то радикально вмешаться в происходящее?

- Со стороны наблюдательного совета складывается впечатление, что руководство клуба и федерации само знает, куда должно двигаться "Динамо". И совет им нужен только для того, чтобы найти лишние деньги для того провального бюджета, который сейчас есть в команде. С учетом всех событий не стану исключать, что в итоге бюджет окажется значительно больше, чем во все прошлые сезоны, несмотря на многие нарушения, высветленные тогда. Как бы так не оказалось, что мы потратим государственных денег значительно больше, а результат получим гораздо хуже.

- Но вы знаете, что можно предпринять в данной ситуации?

- Когда люди говорят, что им поставлена задача, за которую они должны отвечать, то мы с министром в первую очередь хотим услышать отчет этих людей, ответственных за развитие "Динамо" и хоккея в Беларуси. И получить ответ, почему все так получилось и как определенные решения были приняты без ведома наблюдательного совета. Я понимаю, что по каким-то юридическим документам решения наблюдательного совета можно обойти, но если они носят подобный характер, если люди взяли на себя ответственность, то надо отвечать.

-20%
-40%
-50%
-25%
-5%
-20%
-10%
0063370