• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


В суде Первомайского района города Минска начался допрос обвиняемого по делу бывшего генерального директора хоккейного «Динамо» Максима Субботкина.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На предыдущих заседаниях были допрошены свидетели, зачитаны письменные доказательства.

Максим Субботкин предпочел для начала рассказать о своем приходе в клуб. Это произошло в 2013 году по приглашению помощника президента по спорту и давнего знакомого обвиняемого Максима Рыженкова. Задолженность клуба по зарплате к тому моменту составляла 2,5 млн долларов, которые нужно было погасить в течение месяца.

Позже «клуб оказался на грани катастрофы». Главный спонсор «Беларуськалий» накануне старта сезона в три раза сократил финансирование. Ситуацию удалось исправить благодаря успешным переговорам с «Белнефтехимом» и «Газпромом».

Создание ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» он объяснил необходимостью улучшения финансовых показателей и заимствованием опыта клубов НХЛ. Что касается его назначения председателем наблюдательного совета ЗАО, то он сказал, что он принял это решение после консультаций с юристом клуба Инессой Готто, которая заявила, что это полностью законно. Наблюдательный совет хоккейного клуба создание «Маркетинга» по инициативе Субботкина поддержал.

Максим Субботкин также отметил рекордные результаты деятельности по итогам этого сезона.

«Сезон-2014/2015 оказался рекордно успешным. В разы выросла прибыль от рекламной деятельности и франчайзинга, мы открыли туристическое направление, начали заниматься организацией концертов, за год собрали 545 000 зрителей на трибунах во время матчей. В сентябре должен был быть подписан контракт еще на 3 млн долларов с российской компанией, но эту сделку я завершить не смог из-за задержания», — рассказал Субботкин, за время руководства которого, по его словам, прибыль клуба от коммерческой деятельности возросла с 50 000 $ до 1 300 000 $.

При этом Субботкин признал свою вину в переводе на счета ЗАО от клуба 400 млн рублей за подбор персонала, которым, по сути, занимались сотрудники клуба.

Обвиняемый объяснил это тем, что не проконтролировал, заключил ли на тот момент директор ЗАО Александр Павлюченко договоры подряда с сотрудниками клуба для выполнения этой работы.

Комментируя выплату 20 000 $ своему другу Максиму Цынгалеву, Максим Субботкин пояснил, что сумма действительно завышена и необоснованна, но сумма соответствовала контракту со шведской фирмой, занимавшейся поставкой атрибутики на чемпионат мира по хоккею.

«По контракту шведы должны были выдать на зарплаты 50 000 $, руководители получали большие деньги. Цынгалев по договору был именно руководителем проекта, другим начальникам также полагались большие премии. Где-то 15 000 $ Семеновой и 12 000 $ Васильеву. Другое дело, что из обещанных 50 000 $ шведы перевели только 30 000 $. В любом случае, такая выплата Цынгалева была необоснованной. Хотел бы отметить, что эти деньги он в клуб вернул», — заявил Субботкин.

«Я ошибся, доверившись Бережкову»

Максим Субботкин также рассказал об эпизоде с фиктивным (по мнению следствия) назначением Леонида Сагындыкова.

Обвиняемый рассказал, что Владимир Бережков был известен ему как известный борец с коррупцией и с бывшим руководством «Динамо» в качестве главного редактора газеты «Прессбол». В начале 2014 года Бережков стал членом наблюдательного совета, а в марте был представлен обвиняемому в качестве генменеджера клуба. На тот момент вице-президент НОК Игорь Рачковский пояснил, что теперь в клубе будет двоевластие: Субботкин отвечает за финансовые проекты, Бережков — за спортивную часть. В дела друг друга они не вмешивались.

Владимир Бережков и Максим Субботкин. Фото: Александр Шичко, Прессбол
Владимир Бережков и Максим Субботкин. Фото: Александр Шичко, Прессбол

В мае 2014 года Владимир Бережков познакомил Максима Субботкина с Леонидом Сагындыковым, сказав, что это специалист высокого уровня, который уже два месяца бесплатно помогает клубу. При следующей встрече Субботкин назвал его альтруистом. После чемпионата мира по хоккею Бережков предложил оформить Сагындыкова на работу. Все назначения спортивных специалистов, приглашения игроков и тренеров, а также их оклады были в компетенции Бережкова, если они не выходили за ранее оговоренный лимит.

Субботкин однажды акцентировал внимание Бережкова на том, что Сагындыкова вообще нет на работе, командировки он не оформляет. Как оказалось, тот выполняет личные поручения Бережкова по работе.

20 июля 2015 года Субботкин был задержан, а через несколько недель за решеткой оказался и Бережков. Вскоре на допросе он ознакомился с протоколом допроса бывшего генменеджера. Обвиняемый заявил, что не поверил, что якобы Бережков заявил, что все деньги отдают ему, но через несколько дней на очной ставке Владимир Петрович подтвердил эти слова.

Максим Субботкин рассказал, что показания Бережкова являются оговором. Свою вину по этой статье он не признает.

«Да, как руководитель клуба я по сути несу ответственность за все, что делается за моей спиной, но в данном случае моя главная ошибка — доверие к этому человеку. Из этих денег я не взял себе ни копейки», — сказал Субботкин со слезами на глазах.

Напомним, что неделю назад были зачитаны показания Владимира Бережкова. Из них следует, что всю зарплату и премии Сагындыкова (более 1 млрд рублей) Бережков лично снимал с карточки и отдавал Субботкину. Сразу же после оглашения этих слов обвиняемый обвинил экс-генменеджера в лжесвидетельствовании. Эти слова Владимир Бережков прокомментировал на своей странице в Facebook.

В конце допроса Максим Субботкин заявил, что некоторые его решения были ошибочными, но корыстной цели он не преследовал, так как был доволен его зарплатой.

В сумме в структуре «Динамо» ему выплачивалось 4000 $ в месяц, как и было обещано наблюдательным советом ранее. При этом в последний год работы зарплата в качестве гендиректора в связи с постановлением Совмина не могла превосходить 6 млн рублей.

По ходатайству адвокатов Максима Субботкина рассмотрение дела будет продолжено 7 октября. На эту дату будет вызван свидетель защиты, личность которого не называется.

Максим Субботкин был задержан в июле 2015 года. Бывший топ-менеджер хоккейного клуба «Динамо» обвиняется в злоупотреблении служебными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия в виде причинения ущерба в особо крупном размере (ч. 3 ст. 424), в завладении денежными средствами клуба с использованием служебных полномочий (ч. 4 ст. 210) и в превышении власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 426).

Субботкин возместил 2,3 млрд рублей, но в помиловании ему было отказано.

-25%
-45%
-10%
-30%
-50%
-15%
-10%
-60%
-20%
0065671