• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Заместитель генерального директора минского «Динамо» Павел Бурба рассказал о последних изменениях в руководстве, оценил первую треть сезона и объяснил, как на клубе сказывается дело бывшего генерального директора Максима Субботкина.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«По ряду личных причин я не смог принять предложение стать генеральным директором «Динамо»

— Давайте начнем с последних изменений в структуре клуба. С понедельника вы больше не и.о. гендиректора, а его заместитель. Руководителем, в свою очередь, стал Анатолий Курилец. С чем связаны эти перестановки?

— Вопрос о назначении постоянного руководителя клуба неоднократно поднимался наблюдательным советом в течение последнего года — это отражено в протоколах заседаний совета. Должность предлагалась в том числе и мне, но по ряду личных причин я не смог принять это предложение. На последнем заседании в середине сентября один из членов совета предложил кандидатуру Анатолия Адамовича Курильца на эту должность. Было проведено заочное голосование — члены совета имели время взвесить все за и против, а также предложить иные кандидатуры. В итоге было принято решение назначить гендиректором Анатолия Адамовича Курильца. Отмечу, что это единогласный выбор членов наблюдательного совета.

Мое личное мнение? Анатолий Адамович давно работает в клубе, даже дольше, чем я, всю структуру «Динамо» хорошо знает, имеет богатый управленческий опыт. Думаю, эти изменения — к лучшему.

— Работа генерального директора — это в том числе и управление бизнес-процессами. У вас такой опыт есть, а Анатолий Курилец работал в силовых структурах.

— Последний год мы работали в связке и получили очень серьезный опыт. Я уже как-то говорил, что все время моего нахождения в клубе мы работаем в одном кабинете. Поэтому оба были в курсе, кто чем занимается. Можете не сомневаться, Анатолий Адамович знаком со всеми процессами.

И, наконец, никто не снимал с меня функции по работе с бизнес-проектами. Я буду и дальше заниматься развитием коммерческих идей.

— Получается за вами остается коммерческая деятельность, маркетинг, пресс-служба, спортивные вопросы. А чем будет заниматься новый генеральный директор?

— Не весь важный труд виден со стороны. К примеру, хозяйственная часть, организационная работа, работа с государственными органами — там очень много дел. Добавьте сюда контролирующие функции, вопросы безопасности, организации матчей. Хочу еще раз уточнить — координация всей работы «Динамо» находится в ведении Анатолия Адамовича. Он — единоличный руководитель клуба с понедельника.

— Согласны, что эти изменения позволяют вам вздохнуть легче? Теперь вся ответственность будет лежать на плечах нового генерального директора.

— Я бы так вопрос не ставил. Да, право подписи, решающего голоса теперь за Анатолием Адамовичем, но с себя ответственности за дела клуба снимать также не собираюсь.

«От первой трети сезона хотелось бы большего, но в целом оценка положительная»

— Казалось бы сезон стартовал только недавно, но его треть уже позади. Как охарактеризуете этот отрезок?

— Он получился воистину напряженным. Наверное, все думают, что мы остались довольны очковым багажом, но это не так. По разным причинам мы недобрали как минимум шесть баллов.

Хотелось бы большего, но в целом оценка положительная. Видна структура игры, характер команды — это плоды кропотливой работы тренерского штаба, капитана, его ассистентов, всех игроков и обслуживающего персонала. Надеюсь на продолжение в том же духе.

Что меня действительно радует, так это вернувшиеся на арену болельщики. Посещаемость команды является хорошим индикатором качества нашей работы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— В команде с учетом Андрея Стася и Александра Китарова целая дюжина новичков. Всеми довольны?

— Думаю, влились они хорошо. Клинкхаммер в последнем матче в очередной раз все всем доказал, Граньяни незаменим на синей линии в большинстве, а на Скривенса уже люди специально приходят.

Роль Волкова или Ковыршина, может, не так заметна, но это два ключевых центра. Евгений перед травмой вообще был лучшим в составе. С нетерпением ждем их возвращения.

Коробов и Готовец пока играли мало в этом сезоне, но себя еще проявят. Дмитрий вновь получил повреждение, но в ближайших матчах уже вернется в строй, а Кирилл восстанавливается после полученного в матче за сборную сотрясения мозга.

Очень радует Хенкель. Парню один матч дали отдохнуть, а народ уже переживает, не случилось ли с ним что-нибудь — значит, он на своём месте в нашей команде.

— Скривенс все матчи начинал в роли первого номера. Как скоро ему стоит рассчитывать на помощь Лаланда?

— Бен говорит, что готов сыграть хоть все 60 поединков. Но мы все-таки ждем Кевина, возвращение которого прогнозируем к следующей домашней серии.

Но я не согласен, что Скривенса некому подстраховать. Михаил Карнаухов — хороший вратарь, готовый выйти на площадку в ближайшее время. Проблема в том, что он не имеет игровой практики. В отличие от того же Дмитрия Мильчакова, который, в том числе и в интересах сборной, перешел в «Юность» и хорошо сейчас там выглядит.

— Улльстрем пока тоже в основном лечится…

— Сразу хочу предотвратить инсинуации — якобы он «хрустальный» игрок с застарелой травмой. Всех хоккеистов, переходящих в «Динамо», мы тщательно сканируем. Да, у Давида была похожая травма в «Сибири», но летом он серьезно работал с физиотерапевтом в Швеции и прошел все предсезонные сборы с командой — а они были очень интенсивными, как вы знаете. Нынешняя травма — просто несчастный случай. На прошлой неделе Улльстрем был прооперирован. Мы желаем ему скорейшего выздоровления. В плей-офф он себя еще покажет.

— Получается, в ближайшее время его ждать не стоит?

— До конца этого календарного года точно нет.

— Сергей Костицын не начинает вам напоминать хоккейный вариант Александра Глеба? В выгодных ситуациях он не бросает, а ищет партнера. Как итог - одна заброшенная шайба…

— …и десять голевых передач. В последнем матче он отдал три блестящих паса. И это проблемы партнеров, что они не забрасывает с таких передач.

— Совсем недавно в команду вернулись Китаров и Стась…

— Этих игроков мы давно хотели видеть в своем составе. Могу показать вам список игроков, которых бы мы хотели видеть в команде нового сезона, составленный Крэйгом Вудкрофтом и мной еще 2 мая, в котором они оба были представлены. Другое дело, что Андрей и Александр были на контракте в «Нефтехимике», поэтому нужно было подобрать подходящий момент, чтобы клуб не понес дополнительных трат. И нам повезло взять этих хоккеистов, когда в Нижнекамск пришел новый тренер и добавились новые легионеры. В «Динамо» в это время как раз был переполнен лазарет, так что все сложилось как нельзя лучше. За этих игроков пришлось еще посражаться — ими интересовались другие клубы КХЛ, но мы рады, что они решили вернуться в Минск.

И Стась, и Китаров постепенно прибавляют, набирают кондиции и скоро серьезно о себе заявят. По самоотдаче к ним никаких вопросов нет.

Кстати, хотел бы развеять слухи об огромной компенсации, якобы выплаченной нами за Стася — все в очень разумных пределах благодаря конструктивной позиции клуба из Нижнекамска, за что я хотел бы поблагодарить его руководство.

— Тренерский штаб тоже можно причислить к новичкам. Летом, аргументируя заключение трехлетнего контракта с Крэйгом Вудкрофтом, вы говорили, что верите в этого специалиста. На чем тогда основывалось ваше доверие? Опыта ведь у него никакого не было. Да и успехов тоже.

— У нас были очень хорошие рекомендации по Крэйгу. И не только от Дэйва Льюиса, хотя и от него тоже. Вудкрофт — не новичок в тренерском деле, пусть и не так много работал на высоком профессиональном уровне. Он знает, как выстраивается процесс, как нужно вести себя с игроками. И во время переговоров с ним я понял, что Крэйг — человек не на один сезон. Он говорил не о том, как, грубо говоря, «купить» нужную ему команду, а о развитии молодых белорусских игроков.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Огромный опыт в этом плане и у Рона Паско. На тренировках сейчас стало намного больше индивидуальной работы с игроками. Роб Дэвисон отыграл две сотни матчей в НХЛ и делится своим опытом с белорусами. Прогресс того же Никиты Устиненко — его заслуга.

Все наши тренеры — трудоголики, проводящие на арене по 10−12 часов. Как пример: с последнего выезда команда вернулась в 5 утра, а уже в 10 они пришли на тренировку для игроков, которые получили мало игровой практики. И Дэвисон целый час индивидуально работал со Знахаренко.

— Какие эмоции у вас были, когда «Спартак» забрасывал в ворота Скривенса пятую шайбу?

— Конечно, приятными их не назовешь. И неважно, четвёртый это был бы гол или пятый. Меня интересовал вопрос не «сколько?», а «почему?». Как мне кажется, нам удалось в этом разобраться.

— И почему?

— Пускай это останется внутри клуба.

— Но согласны со словами Крэйга, что некоторые игроки были недостаточно голодны до побед?

— Безусловно.

— После шести подряд побед последовала серия в шесть подряд игр, в которых «Динамо» теряло очки. Как так получилось?

— Здесь целый комплекс факторов. И травматизм, который неизбежен при нашей модели игры, и усталость, как психологическая, так и физическая, и сила соперников, если мы говорим об армейских клубах. Да и «Торпедо» в этом году идет в лидерах чемпионата. Надеюсь, матч с «Сочи» показал, что мы вновь нашли свою игру. В этом плане важным будет следующий выезд. К счастью, после него будет такая долгожданная пауза.

«Из-за „дела Субботкина“ клуб до сих пор несет репутационные издержки»

— При рассмотрении дела бывшего генерального директора клуба Максима Субботкина и им самим, и его защитниками не раз утверждалось, что рекордные коммерческие успехи клуба при его руководстве превзойти нынешнему руководству не удается. Ваше мнение?

— Во-первых, никаких конкретных цифр, подходящих для аргументированной дискуссии, названо не было. Во-вторых, ни Максим Владимирович, ни его защитники никак не могут знать о нынешнем положении дел, составляющем коммерческую тайну клуба.

Теперь по поводу мыслей и высказываний о самоокупаемости «Динамо». Без привязки к личности Максима Субботкина со всей уверенностью заявляю: в нынешних реалиях полное финансирование клуба КХЛ за счет коммерческой прибыли — утопия. Чтобы вы это понимали, расскажу, как тот же швейцарский «Берн» вышел на самоокупаемость, что, к слову, является исключением из правил и для Национальной лиги А. У него три основных источника заработка: билеты, общепит и телевизионные права, за которые он получает очень большие деньги. Так вот, 17 000 болельщиков, приходящих на матч, отдают за билеты от 20 до 100 долларов. Плюс на арене и по городу, столице Швейцарии, у них есть свои рестораны, один из которых является единственным в городе заведением, функционирующим до 4 утра. К слову, «Динамо» за продажу питания на своих играх ничего не получает, так как не является собственником «Минск-Арены».

Ну не можем мы сейчас брать с семьи из четырёх человек за посещение хоккейного матча $ 400, как это происходит в НХЛ. В нынешних экономических условиях, да и в обозримом будущем, это просто нереально. Сейчас, играя в КХЛ, оснований рассчитывать на самоокупаемость нет. Для начала нужно просто делать все возможное, чтобы сократить расходы и минимизировать затраты государства. Мы стремимся зарабатывать больше, и во многом нам это удается.

— В материалах «дела Субботкина» важную роль занимала структура ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо». Деятельность этого общества была признана противозаконной, но, насколько я понимаю, оно в каком-то виде существует до сих пор.

— Сейчас это уже ЧУП «Динамо-Кейтеринг». И клубу принадлежит не 90%, а все 100%. Предприятие занимается исключительно обслуживанием мероприятий и поддержкой ресторана.

— Но сама схема, когда деньги за ту же рекламу идут не прямо в клуб, а попадают на счета дочернего предприятия, имеет право на существование?

— В Северной Америке у клубов есть похожие структуры, но есть одно важное отличие. Они получают от клуба бюджет на ведение маркетинговой деятельности, занимаются ей, но прибыль достается хоккейному клубу. В «Динамо» же, по сути, сами сотрудники искали рекламодателей, а деньги шли в ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо».

Сейчас маркетинг полностью в ведении хоккейного клуба. Как и 100% акций дочернего предприятия. Делить дивиденды теперь ни с кем не надо.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Это дело для клуба окончательно в прошлом?

— Надеюсь, что да. Хотя, конечно, вся эта история очень неприятна. Мы до сих пор несем репутационные издержки. У нас было два потенциальных рекламных договора с мультинациональными компаниями, подписание которых сорвалось из-за этой ситуации.

«Повышать планку сейчас не время»

— Давайте вернемся к хоккейным вопросам. В начале сезона клуб ставил перед собой две спортивные задачи: попасть в плей-офф и выиграть Кубок Шпенглера. После столь уверенного старта аппетит не вырос?

— Нет. Отрыв от девятого места всего шесть очков, впереди еще очень много тяжелых матчей, выезд на Дальний Восток. Нам будет очень непросто, поэтому повышать планку сейчас не время.

— А так ли нужен в столько сложном сезоне Кубок Шпенглера? Это ведь дополнительная нагрузка вместо новогодней паузы.

— Мы очень хотим завоевать этот трофей. Кубок Шпенглера — это престижнейший турнир с огромной историей (в этом году он будет проходить в 90-й раз), на который собирается весь хоккейный бомонд. Его транслируют по телевидению во время рождественских каникул в Северной Америке, когда там хоккейная жизнь замирает. Этот турнир — дополнительная реклама клубу и стране, хорошая возможность показать клуб потенциальным новичкам и партнерам «Динамо», чтобы при принятии решения о сотрудничестве с нашим клубом у них было меньше сомнений.

-27%
-15%
-20%
-10%
-20%
-25%
-50%
-50%
-70%
0064852