• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Виктория Ковальчук, /

Экс-тренер сборной Беларуси Эдуард Занковец, возглавивший астанинский «Барыс» по ходу сезона, стал самым успешным белорусом в плей-офф КХЛ. Он рассказал SPORT.TUT.BY о суровой казахстанской зиме, Нурсултане Назарбаеве, который не заглядывает к хоккеистам в раздевалку с напутственным словом, и тепличных условиях для белорусских хоккеистов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Занковец пришел на встречу, добродушно улыбаясь и не выпуская из рук телефон.

− Надо ответить на несколько сообщений, работа продолжается, − поясняет коуч.

До Казахстана он по три сезона отработал ассистентом главного тренера в питерском СКА и омском «Авангарде» и получил впечатляющий опыт в структуре энхаэловского «Чикаго Блэкхокс». А в этом году белорусский специалист вывел «Барыс» во второй раунд плей-офф КХЛ, что удавалось казахстанскому клубу ранее лишь однажды — в сезоне 2013/2014.

− Добро пожаловать домой.

− Да, спасибо. Дом у меня один, и сюда всегда приятно возвращаться. За прошедший сезон приезжал в Минск всего раз — на игру с «Динамо». Моя семья все эти месяцы находилась рядом. Сын Владислав работает в «Барысе» тренером по индивидуальному развитию игроков. Да и жена с дочкой всегда со мной, где бы я ни работал. Это одно из ключевых условий, когда я принимаю предложение о работе.

− Казахский менталитет разительно отличается от белорусского?

− Мы уже привыкли к Казахстану. В Астане я чувствую себя вполне комфортно. Мне кажется, что казахи − спокойные люди. Они не такие взрывные даже в сравнении с белорусами. Единственное, нам тяжело далась акклиматизация. Зима в Казахстане существенно отличается от белорусской. В Астане она суровая: начинается очень рано и продолжается вплоть до начала весны. А вот в бытовом плане не испытывал там никаких проблем. Астана — невероятно современный город, который находится на уровне европейских столиц. Стоимость жизни не слишком отличается от Беларуси: цены на услуги, может быть, даже ниже наших, а вот на продукты и одежду — не знаю. Я редко хожу по магазинам, уже давно пришел к тому, что одежду нужно покупать только с женой. Покупки, сделанные в одиночестве, редко получают одобрение близких.

− Кумыс и конину успели попробовать?

− Конину попробовал. Но, вообще, я не гурман. Предпочитаю более простую и традиционную кухню. Не стремлюсь обязательно отведать чего-нибудь местного, когда приезжаю в новую страну. Вполне возможно, что я ел конину и раньше, сам того не осознавая.

«В клубы НХЛ не получится устроиться по знакомству»

− Каково вернуться к тренерству после года работы скаутом в «Чикаго Блэкхокс»?

− Перерыв в тренерской работе получился очень маленьким — всего год. Сезон работы в системе «Чикаго Блэкхокс» принес мне больше пользы, чем несколько лет тренерской работы. В НХЛ заняты лучшие специалисты хоккейного мира. У них можно поучиться тому, как строить успешную команду не просто на один сезон, а на долгие годы. В Национальной хоккейной лиге существуют драфт и потолок зарплат, которые помогают сохранять высокую конкуренцию и делают работу невероятно сложной и интересной. Думаю, что КХЛ тоже к этому придет. Финансовые сверхвозможности некоторых клубов снижают интерес к лиге. Когда не одна или две, а многие команды КХЛ будут иметь шанс выиграть Кубок Гагарина, Континентальная хоккейная лига станет более привлекательной не только для российских, но и для зарубежных команд.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

− В чем главные отличия работы в структуре клубов НХЛ и КХЛ?

− Клубы НХЛ не только самоокупаемые, но и прибыльные. Вся работа построена на том, чтобы команда пользовалась зрительским интересом. Если болельщики поддерживают клуб, то это позволяет продавать билеты, атрибутику, права на рекламу и телетрансляции. В клубах НХЛ работают специалисты, которые делают максимум для увеличения доходов. В такие структуры не получится устроиться по знакомству. Все, начиная от скаутов и заканчивая менеджерами, большие профессионалы. Каждый специалист занят в своей зоне ответственности, и никто из руководства не вмешивается в его работу.

− Вы говорили, что белорусскому специалисту очень тяжело стать тренером в НХЛ. Для этого надо глубоко изучить специфику и культуру североамериканских стран. Справедливо ли это требование для канадских тренеров, работающих в Беларуси?

− НХЛ — это вершина хоккея, и взобраться на нее очень тяжело. Я считаю, что надо не просто прожить, но и проработать долгое время в Северной Америке, чтобы стать там своим. А канадским специалистам проще адаптироваться в Европе, имея за плечами энхаэловский опыт. Я не хочу сказать, что работа в других лигах — это спуск вниз, но все же это иной уровень. Конечно, канадским тренерам очень важно изучать белорусский менталитет, чтобы учитывать психологию наших хоккеистов. По игре на льду можно понять, удалось ли тренеру наладить контакт с командой. Если спортсмены готовы играть за тренера, это бросается в глаза. А если команда хочет, чтобы турнир или сезон закончился как можно быстрее, это тоже видно.

− В Чикаго ваши коллеги четко понимали, что вы белорусский, а не российский специалист?

− Для них абсолютно не важна национальность. В НХЛ обращают внимание только на умения и КПД, который ты способен выдать как профессионал. Национальность для американцев — это дополнительная информация. Уже в личной беседе они могут спросить: «Как там в Беларуси?». Кстати, в хоккейном мире все знают, что мы за страна, не приходится объяснять, как это было раньше. Все-таки последние годы Беларусь играет на чемпионате мира в группе «А», да и некоторые белорусские хоккеисты успели сделать имена в НХЛ. Не будем забывать про Олимпиаду 2002 года. Кажется, что игру со шведами помним только мы, но, если американцам напомнить, то, оказывается, они тоже знают о той сенсации.

«В определенный момент отдельные игроки в Беларуси получали больше, чем заслуживали»

− Еще в июне вы называли работу в «Чикаго» хорошим вариантом. Почему спустя пару месяцев согласились на предложение «Барыса»?

− Это решение далось мне нелегко, и его предстояло принять очень быстро. У меня была работа в прекрасной и очень стабильной хоккейной организации. Работа скаутом вообще не доставляла отрицательных эмоций. Но меня манили спортивный интерес и новый вызов. Я понимал, что в «Барысе» есть возможность не просто сделать какой-то конкретный результат, а строить команду на перспективу. Работая скаутом, я, во-первых, пристально следил за игроками всех команд КХЛ, поэтому знал, чего ожидать от соперников «Барыса». А во-вторых, научился оценивать игроков не только по текущему состоянию, но и видеть, на что они способны в будущем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

− Философия «Барыса» отличается от отечественных и североамериканских клубов?

− Большой разницы нет. Но я бы отметил, что казахские хоккеисты очень трудолюбивы в сравнении со всеми командами, где я работал. Игроки «Барыса» не избалованы, они хотят расти и готовы тренироваться целыми днями. В течение всего сезона казахские ребята много трудились, чтобы приблизиться к уровню партнеров по команде, как Найджел Доус и Брэндон Боченски. У нас все получалось, потому что игроки были мотивированы и полны желания, а тренеры знали, как задать правильное направление.

− Вы отмечали, что европейские хоккеисты готовы жертвовать многим, в том числе и финансовыми благами, ради высоких целей, а у белорусских игроков другие приоритеты. Они ориентируются на финансовую выгоду?

− Безусловно, это касается не всех игроков, но сами посудите: сегодня в НХЛ нет никого из белорусов, кроме Михаила Грабовского. А у тех же Дании и Австрии есть хоккеисты, которых выбирают на драфте. Они стремятся за океан, а у белорусов, помимо НХЛ, есть возможность выступать у себя на родине или в клубах КХЛ, где хорошие условия, а усилий можно прикладывать меньше. Возможно, в Беларуси были созданы чересчур тепличные условия для хоккеистов: в определенный момент отдельные игроки получали больше, чем заслуживали. Все-таки пробиться в НХЛ гораздо сложнее. Хоккеисты, которые попадают за океан, проходят через испытания — живут не в лучших условиях, играют в минорных лигах, соглашаются на невысокие зарплаты. Но они осознанно идут на это, чтобы впоследствии заиграть в лучших клубах. Если бы у нас по соседству не было КХЛ и российских клубов, вполне вероятно, что мы бы вернулись к той ситуации, когда в НХЛ выступали четыре белорусских хоккеиста.

− Вы считаете, что хоккей в Беларуси — национальный вид спорта, или это искусственно навязанное убеждение?

− Поначалу он был национальным искусственным образом. Но сегодня, даже если судить по наполняемости «Минск-Арены» на матчах «Динамо», это уже точно наш вид спорта. Да, «Юность» не собирает такие аншлаги. Но согласитесь: если на одной территории существуют два театра, в одном из которых собраны лучшие актеры, а во втором выступают все остальные, то зрители будут выбирать топовую труппу — в нашем случае это КХЛ и ОЧБ. Тем более стоимость билетов на матчи КХЛ абсолютно приемлема.

− Вы уделяете внимание развитию детско-юношеского хоккея, участвуя в качестве тренера в лагере ProCamp. В чем его эффективность?

− Мы делаем акцент на работу со всеми возрастами — от семилетних мальчишек до взрослых игроков. У нас собраны одни из лучших тренеров Беларуси. Я думаю, что наши инструкторы способны дать правильный совет, оценить возможности игроков. Летом мы будем проводить кэмп уже в четвертый раз, и количество участников регулярно растет. А это лучший показатель эффективности ProCamp. К тому же стоимость участия в нашем лагере ниже, чем средняя цена подобных кэмпов в России и Европе.

− В начале сезона вы могли ожидать, что станете лучшим белорусом в плей-офф КХЛ?

− Даже не задумывался об этом. Это не та цель, ради которой я брался за работу. Если бы вы не сказали, то я бы и не заметил этого. Просто старался вложить максимум сил и знаний для достижения результата. Я не сверхамбициозный человек, который работает ради похвалы. Даже если бы это был мой пятый сезон на посту главного тренера, я бы работал с такой же самоотдачей. Не важно, на какой должности я занят, главное, чтобы моя работа была выполнена хорошо.

− Можете назвать матчи против минского «Динамо» или омского «Авангарда» более эмоциональными и волнительными лично для вас?

− «Барысу» надо было побеждать в каждом матче и у любого соперника. Я не думал о личных переживаниях. Более эмоциональные или менее значимые матчи обычно случаются, когда команда уже обеспечила себе определенное место в турнирной таблице. В таких случаях можно подумать о переживаниях и эмоциях. Мы же выходили на каждую игру, как на матч плей-офф, где необходимо было набирать очки. В каждой игре у «Барыса» была стопроцентная концентрация.

Фото: Владимир Евстафьев, TUT.BY
Фото: Владимир Евстафьев, TUT.BY

− Нурсултан Назарбаев посещает хоккейные матчи?

− Я знаю, что он в курсе, как выступает «Барыс» и на каком мы месте. Но лично президент не присутствует на играх и в раздевалку с напутственным словом не заглядывает.

«Одним из моих условий при подписании контракта с „Барысом“ было приглашение в тренерский штаб моего сына»

− Владислав Занковец работает в тренерском штабе «Барыса». Как удается разграничивать работу и семейные отношения?

− Одним из моих условий при подписании контракта с «Барысом» было приглашение в тренерский штаб моего сына. Я осознавал, что отцу и сыну будет сложно работать в одной структуре. Был готов к тому, что со стороны это может быть неправильно воспринято. Но я был уверен, что Владислав как специалист мне очень нужен. У него самый большой объем знаний на просторах КХЛ среди специалистов его профиля. Не хочу обидеть кого-то из моих помощников, но вклад Владислава в успешный результат «Барыса» для меня очень ощутимый. Он помогает составлять правильную нагрузку в течение всего тренировочного процесса, разрабатывает программу на восстановление, что непросто при таком плотном календаре. На протяжении всего сезона наши хоккеисты были в отличной физической форме. У нас не было серьезных спадов, что очень впечатляет меня как тренера. Сын живет хоккеем больше, чем я. Дома стараюсь не говорить о хоккее и останавливаю Владислава, а он всегда готов что-то обсудить.

tribuna.com
Владислав Занковец. Фото: tribuna.com

− Крэйг Вудкрофт спрогнозировал, что в финале Кубка Гагарина встретятся «Локомотив» и «Ак Барс». Ваша ставка?

− Одна из четырех команд, сражающихся в плей-офф, точно возьмет Кубок. Но если надо определиться с двумя кандидатами, то я выберу «Локомотив» и «Металлург». Хотя у СКА и больше опыта, но по игре в этом сезоне я отдам предпочтение ярославскому клубу. В некотором смысле мне будет приятно, если «Металлург» выиграет Кубок Гагарина. Тогда можно будет говорить, что мы уступили в плей-офф победителю. А если серьезно, то мне просто нравится, как работает вся структура магнитогорского клуба и как их команда смотрится на льду. В прошлом сезоне я считал их сильнейшими в КХЛ, и в нынешнем мое мнение не поменялось.

− После успешного сезона готовы сказать, что уход из клуба НХЛ в «Барыс» был правильным решением?

− Во всяком случае, я не жалею. Когда я соглашался на работу в «Барысе», то ставил перед собой две задачи — выход клуба в плей-офф и сборной Казахстана в группу «А» чемпионата мира. Напротив одной из задач уже стоит галочка, пора браться за вторую.

− С какими мыслями заканчивали сезон в «Барысе»?

− Я поймал себя на мысли, что не хочу, чтобы этот сезон заканчивался. Нам было тяжело в плей-офф и с «Трактором», и с «Магниткой», приходилось выкладываться на 120 процентов. Казалось бы, надо радоваться долгожданному отдыху. Но мне было жалко прощаться с атмосферой предельного накала. После последней игры плей-офф я посмотрел в раздевалке на игроков и увидел, что они думают не об отпуске, а о сезоне, который грустно завершать.

-20%
-28%
-20%
-10%
-10%
-20%
-50%
-20%
0064852