• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Виктория Ковальчук /

Шесть лет назад студент журфака БГУ Владимир Гучек выиграл конкурс комментаторов на «КХЛ-ТВ» и уехал строить телевизионную карьеру в «Останкино». Сейчас он комментирует матчи чемпионатов мира по хоккею, КХЛ и НХЛ и работает ведущим спортивных передач. SPORT.TUT.BY поговорил с белорусом о том, как молодой парень без серьезного опыта работы за пару лет стал одним из лиц главного спортивного медиахолдинга России, сменил спокойный Минск на Москву, а программу о президентском хоккее — на прямые эфиры с мировых первенств.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Мы созваниваемся с Владимиром в полдень. У нас — разгар рабочего дня, комментатор же сразу извиняется за легкую заспанность и недостаточную бодрость.

— Я — сова. Большинство матчей проходит вечером, поэтому могу быть активным даже в четыре утра, а вот проснуться до обеда для меня большая проблема. В последнее время спасаюсь бегом и физическими нагрузками.

Это уже шестой сезон журналиста в штате «КХЛ-ТВ». В 2011 году он выиграл конкурс комментаторов и переехал в Москву, хотя до этого имел лишь опыт студенческих практик и работы хоккейным арбитром.

«В Беларуси ездил по стране с командой президента и комментировал тот хоккей, в который они играли»

—. Я решил подать заявку на конкурс и чувствовал, что должен отобраться. Еще в 13 лет в голову пришла идея стать не пишущим или телевизионным журналистом, а именно комментатором. С тех пор начал комментировать все вокруг: играл на стадионе в футбол и, работая с мячом, успевал сопровождать это текстом. Потом решил выключать звук телевизора и комментировать спорт самостоятельно.

После двух курсов гуманитарного факультета (сейчас — факультет социокультурных коммуникаций. — Прим. SPORT.TUT.BY) БГУ Владимир перевелся на журфак.

— Понятно, что я не шел в журналистику за деньгами или заграничными командировками. Мне просто хотелось воплотить мечту детства и заключить пари с самим собой — смогу или не смогу. Не готов даже однозначно ответить на вопрос, почему хоккей, а не футбол. Наверное, это еще одна история про вызов — все комментируют футбол, а я буду хоккей.

Руководство «КХЛ-ТВ» искало новые лица. Участники конкурса должны были пройти стандартное испытание — для начала озвучить в домашних условиях 9-минутный ролик из нарезок разных матчей, на втором этапе — прокомментировать хоккейный период уже в «Останкино». Канал ставил задачу набрать «своих ребят», которые были неизвестны широким массам.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— До участия в конкурсе я постоянно вел диалог с самим собой. Один «я» говорил: «Давай, позвони руководителю практики и напросись, чтоб взяли на матч». А второй притормаживал: «Может, сделаешь это позже?» И тут же я понимал: надо звонить здесь и сейчас — иначе ничего не получится. Моя первая журфаковская практика проходила на СТВ, вторая — в Белтелерадиокомпании. Я пытался пробиться на белорусское телевидение, и со стороны это, возможно, напоминало номер Елены Воробей «Ну, возьмите меня!». На БТ готовил программу о президентском хоккее — ездил по стране с командой президента, записывал синхроны, делал стенд-апы и комментировал тот хоккей, в который они играли.

Гучек признается, что это был хороший опыт, но первое реальное предложение о работе поступило все же из России после того, как он прошел все конкурсные этапы. Руководство «КХЛ-ТВ» не торопило белоруса с переездом и давало на решение организационных вопросов месяц, два или даже год — столько времени, сколько необходимо.

— Я переехал практически сразу. Надо было перевестись на «заочку» и завершить дела по работе в Минске — несколько лет я судил матчи белорусских фарм-клубов и вот-вот должен был дебютировать в Экстралиге. Помню, накануне отъезда в Москву раздался звонок: «В среду ты судишь матч “Юности” в парке Горького. Готов к высшей лиге?» Очень жалко было отказываться, но ребята поддержали и даже сказали, что возьмут обратно, если в «Останкино» не сложится.

«Между москвичами и белорусами, как и москвичами и остальными россиянами, заметна разница»

В первые месяцы в Москве спасали старые знакомства — родственники будущей жены Владимира помогли с поиском жилья, опытные коллеги обучали телевизионным нюансам.

— Москва хоть и похожа с Минском, но все же серьезно отличается. Люди часто произносят фразу: «Я бы тут жил». В отпуске нам многое нравится, но гостить и жить — разные вещи. Например, чтобы снять квартиру на месяц в Москве, надо сразу отдать месячную аренду в тройном размере — стоимость за первый и последний месяцы, а также гонорар риелтору (100 процентов аренды). В общем, вместо 30 тысяч российских рублей (около 1000 долларов по курсу 2011 года. — Прим. SPORT.TUT.BY) пришлось заплатить 90, а у меня лишних сбережений не было — надо было «ужиматься», — улыбается белорус.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

А еще Москва неожиданно показала, насколько страшная штука — одиночество.

— Раньше я не понимал состояний, когда людям хочется кричать или выть от тоски. Но, приходя домой, обнаруживал, что я один в четырех стенах, вспоминал, как еще три недели назад жил полноценной жизнью в окружении друзей. Спасала работа — причем я не заметил жесткой конкуренции. Наоборот, мне сразу дали понять: вчера ты был конкурсантом, а сегодня — выиграл отбор и стал членом большой семьи. Мне кажется, российские комментаторы круто прогрессируют, потому что вместо ревностного отношения здесь практикуют преемственность и взаимопомощь.

Владимир Гучек много рефлексирует и строго судит себя как профессионала. Он раздает комплименты коллегам, но, говоря о собственных достоинствах, признается, что лишь недавно научился быть к себе более-менее снисходительным.

— Я слишком серьезно отношусь к работе и совсем не берегу собственное здоровье. Первые годы на телевидении невероятно нагружал себя и постоянно думал: «Как можно столько лажать?» Когда люди терпят неудачи, то винят окружающих, а, достигая успеха, любят говорить: «Я сам всего добился». А как же наставники, друзья, жена? Вряд ли хоть кто-то идет ледоколом и сам покоряет вершины. По крайней мере, мне этого не понять и моя история другая — она про бесконечную благодарность окружающим.

Только на второй месяц жизни в Москве Владимир начал узнавать город и открывать для себя ту российскую столицу, которая отличается от стереотипных представлений. В адаптации к новой стране проблем практически не возникло.

— Россияне и белорусы во многом одинаковые. Существуют свои подтрунивания, например дурацкая история про картошку, хотя и белорусы за словом в карман не лезут. А вот между москвичами и белорусами, как и москвичами и остальными россиянами, действительно заметна разница. В Москве другой ритм жизни — люди разных национальностей постоянно куда-то несутся, торопятся все успеть. Москвичи жестче нас. Поначалу я убеждал себя, что я-то не такой, но со временем принял правила игры.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Главное отличие жизни в Москве и Минске — это масштабы городов. В один день в Минске можно вместить колоссальное количество дел.

— Я прибегал на пары с баулом с хоккейной формой, после — ехал на тренировку для судей или какой-то матч, потом — на телевидение, а вечером успевал встретиться с друзьями. В Москве все по-другому: если с утра выезжаю на работу в «Останкино», то понимаю — вряд ли сделаю за день что-то еще.

«Беларусь напоминает красивую женщину с усталой улыбкой и грустными глазами»

Хоккейный комментатор называет Россию страной оптимистов, поясняя, что периодические неудачи учат людей относиться ко всему с долей здоровой иронии и юмора.

— Белорусы все принимают близко к сердцу — даже то, что на самом деле не стоит нервов. Такое радушие, которое характерно для белорусов, сложно отыскать где-то еще. Я бы описал Беларусь как красивую опрятную женщину с усталой улыбкой и грустными глазами. Мне хочется, чтобы мы тоже стали страной оптимистов, потому что наши люди обладают фантастическими качествами. Мне кажется, это счастье управлять таким трудолюбивым и терпеливым народом.

Владимиру Гучеку не раз приходилось комментировать матчи хоккейного «Динамо» и сборной Беларуси. Он с улыбкой реагирует на вопрос о комментаторской предвзятости.

— Даже когда работаешь на матче «Амура» и «Адмирала» — команд из Хабаровска и Владивостока — найдутся те, которые обвинят в субъективности, хоть ее и близко нет. Я редко озвучиваю, что родом из Беларуси, и меня это сильно спасает как комментатора. Иначе после каждого матча «Динамо» читал бы мнения, что явно «топил» за минчан.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Рассуждая о том, как сложилась бы жизнь, не будь в ней московского этапа, Владимир отвечает однозначно:

— Работал бы на белорусском ТВ. Я не представляю себя без телевидения и осознаю, что для меня это единственный и главный наркотик. В какой-то момент все может закончиться, но страшно даже допускать мысль о жизни вне телевизионной кухни. Каждый год на «КХЛ-ТВ» мне предлагают новый вызов и вырывают из зоны комфорта: только освоился как комментатор — позвали на роль ведущего. За шесть лет работы в России ни разу не почувствовал, что погряз в рутине.

Белорус отмечает, что самое главное — это не упустить свой шанс из-за страха потерпеть неудачу. Он убежден: глупо рассуждать, что в России или еще где-то хватает своих специалистов.

— Когда мы поступаем в университет, то не пугаемся того, что несколько человек претендуют на одно место с вами, и не говорим: «Чего мне туда соваться? Пусть этот парень поступит». Так почему в вопросах работы конкуренция должна останавливать? Я могу понять людей, которые по каким-то причинам откладывают осуществление мечты на год, два или десять, но до слез жалею тех, кто отказывается пробовать и сдается без боя. Даже в детстве я всегда выбивал у родителей мороженое — с пятого или шестого раза, но ведь выбивал.

-10%
-30%
-30%
-45%
-10%
-40%
-7%
-20%
0066429