Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Хоккей


Виктория Ковальчук,

В прошлом сезоне Андрей Мезин был тренером по вратарям в минском «Динамо» и сборной Беларуси. Контракт с «зубрами» истек в июне, а варианты работы в сборной — в процессе обсуждения с федерацией хоккея. SPORT.TUT.BY встретился с Мезиным и узнал, почему он не спешит искать работу за рубежом и что думает о худшем старте «Динамо» в КХЛ.

Фото: Сергей Гудилин, TUT.BY

Сейчас Андрей Мезин может позволить себе немного отдохнуть от большого спорта и по вечерам заняться приготовлением барбекю.

— Пока что я действительно отдыхаю. Сплю, сколько мне вздумается, потом выпиваю чашечку кофе, еду с друзьями на обед и обязательно играю в гольф. Я ненавижу тренажерные залы и кроссы, а гольф — это удовольствие на свежем воздухе, которое к тому же не дает поправиться. Вечером готовлю барбекю и смотрю много хоккея — сезон в КХЛ только начался, так что у меня большой выбор матчей.

«Всю жизнь был сосредоточен на хоккее — первые серьезные отношения появились только в 27 лет»

После назначения Горди Дуайера главным тренером «Динамо» руководство пригласило Мезина на собеседование на должность тренера по вратарям. Но в итоге клуб сделал выбор в пользу Андрея Кудина.

— Обижаться нет смысла. Тренерский штаб во главе с Крэйгом Вудкрофтом понимал, что дальнейшая судьба «Динамо» будет зависеть от результатов чемпионата мира. Турнир для нас сложился непросто. Я не знаю причин, по которым руководство клуба решило не оставлять наш тренерский штаб и сформировать новую команду, но имеем то, что имеем. Спокойно воспринял это, потому что знаю — нервные клетки не восстанавливаются. Мне предложили работать с «Динамо-Молодечно», но я отказался и взял паузу.

Несмотря на неудачный старт «Динамо», Мезин уверен: нет смысла опять все ломать и приглашать других специалистов по ходу регулярки.

— Иначе мы полностью потеряем сезон. Новая команда никогда не «выстреливает» сразу — нужно время, чтобы сыграться и установить контакт друг с другом. Тренеры «Динамо» и сборной, за редким исключением, не задерживались на своем посту дольше двух лет. У нас постоянно идет «перетряс» — из-за этого никак не можем заложить фундамент в хоккее. Создают концепцию, но не дают достаточно времени на ее реализацию. Мне кажется, надо было оставлять прошлогодних легионеров: Петтерссон и Палушай — забивные ребята. Не хочу комментировать ситуацию с Ником Бэйленом: он высказался в открытом письме, и мне не совсем понятно, зачем было выносить сор из избы. У меня тоже случались конфликты в клубах, но надо оставаться выше поливания грязью и спокойно делать для себя выводы.

Фото: Дарья Бурякина
Ник Бэйлен. Фото: Дарья Бурякина

Экс-тренер вратарей «зубров» не решается давать прогнозы на сезон, но подчеркивает — в команде Дуайера работают хорошие специалисты.

— Не знаю планов нового тренерского штаба «Динамо», но скажу точно — там собраны неглупые люди. Своими высказываниями Горди Дуайер дает понять: «Динамо» и сборная — это разные вещи, и его задача — попасть в плей-офф. К сожалению, заработали на старте сезона шесть поражений подряд, теперь надо выиграть десять матчей, чтобы выровнять ситуацию. Видно, что команда мучается, не может забить, из-за нервов зарабатывает удаления — надо немного успокоиться, и игра вернется.

В новом сезоне Мезин не ходит на домашние матчи на «Минск-Арену» — не хочет лишний раз мозолить глаза.

— Команда для меня не пустой звук, но не хочется лезть к игрокам и расспрашивать, что там и как. Я смотрю игры, читаю прессу и о многих вещах догадываюсь сам. Недавно друзья прислали ссылку на текст, в котором голкипер Юнас Энрот назвал меня самым известным белорусом. Конечно, приятно — для шведов матч 2002 года действительно стал памятным. Мы поначалу даже не поняли, что сотворили. Тогда одна игра подняла на уши всю страну — рассказывали, что белорусы выходили на улицу поздно ночью и делились этими безумными эмоциями.

Андрей признается, что прохожие часто узнают его в Минске и в последнее время активно предлагают вернуться в профессиональный спорт.

— Иногда люди подходят на улице и говорят: «Скала, возвращайся на лед». Мне становится неловко — не считаю, что сотворил за карьеру что-то сверхъестественное. Хотя всю жизнь был сосредоточен на хоккее — первые серьезные отношения появились только в 27 лет. Когда выхожу на рынок за продуктами, часто отвечаю на вопрос — что происходит с нашим хоккеем. Вчера на Комаровке раза четыре спросили: «Что, можно уже не смотреть игры?». Я обычно говорю: «Ребята, надо потерпеть».

«У нас должны быть хоккейные школы с профессиональными тренерами, а не пловцами или валютчиками на этих должностях»

Мезин не скрывает: уровень хоккея в стране соответствует местам сборной на чемпионатах мира. Это не провальные выступления, а наши реалии.

— Можно мечтать, чтобы футбольная сборная начала обыгрывать бразильцев. Если же мыслить реально, то пока мы к этому даже близко не готовы. Точно такая же ситуация и с противостоянием хоккейных сборных Беларуси и Канады. Мы боремся, но это крайне сложно. Пока наши результаты напоминают американские горки: один год — выходим в плей-офф, другой — боремся за выживание в элите.

hcdinamo.by
hcdinamo.by

Хотя по сравнению с Украиной или Казахстаном мы стабильно остаемся в элите и более-менее выдерживаем конкуренцию. Некоторые критикуют Дэйва Льюиса за то, что он регулярно ставит перед сборной медальные задачи. Но с белорусским менталитетом по-другому нельзя: если сказать нашим ребятам, что надо просто выйти из группы, то, поверьте, мы вылетим, если скажет выходить в плей-офф — мы останемся в группе.

За последние лет 10 у нас толком не появилось новых талантливых хоккеистов. При Льюисе эта проблема начала немного решаться — за три года свой шанс получили и оправдали доверие Лисовец, Хенкель, Дюков, Шинкевич, Шарангович, Воробей. Многие говорят, что мы обязаны обыгрывать швейцарцев, но посмотрите: у них в разы больше хоккейных школ и средств, которые вкладываются в этот вид спорта. Хотя я считаю, что в первую очередь важно не количество, а качество. Не надо просто строить дворцы и проводить там концерты — у нас должны быть школы с профессиональными тренерами по хоккею, а не пловцами, футболистами или валютчиками на этих должностях.

Голкипер отмечает, что Дэйв Льюис готов продолжать работу в белорусской сборной. По словам Мезина, канадский специалист и федерация нашли компромисс по спорным вопросам.

— Возможно, в тренерском штабе сборной будут изменения. Все станет понятно в ноябре. Дэйв планирует остаться и проводить больше времени в стране. Он предложил мне войти в его команду не как тренер по вратарям, а его помощник. Если все сложится, то начну работать уже на Евровызовах. Мне важен такой опыт, потому что не хотел бы всю жизнь работать исключительно с голкиперами.

Когда хоккеист завершал карьеру игрока, планировал открыть вратарскую школу. Но пока идея так и не была реализована.

— Одному это не потянуть — нужна серьезная финансовая поддержка.
Несколько лет назад я встречался с Владимиром Наумовым, который возглавлял федерацию хоккея Беларуси, и обсуждал это. Он хотел, чтобы школа вратарей работала круглый год. Но такой практики в мире почти нет — единственная школа, работающая по описанной схеме, находится в Штатах. Там дети пять дней тренируются во вратарской школе, а на выходные разъезжаются по своим командам. Как вы представляете такую реализацию у нас: парень из Гродно всю неделю занимается в Минске, а на выходные возвращается в «Неман»? Это нереально.

«Не искал работу за пределами Беларуси, хотя не думаю, чтобы это было бы проблематично»

Мезин предлагал вариант, при котором голкиперы съезжались бы на кэмпы несколько раз в год и работали в группах по возрастам.

— В мои планы входило приглашение тренеров из сильнейших хоккейных школ: один кэмп проводит швед, другой — финн, третий — канадец, четвертый — русский. При таком подходе дети бы видели разные варианты игры и смогли бы выбрать наиболее предпочтительный для себя, ориентируясь на собственные габариты и сильные стороны. У нас один вратарь — метр с кепкой, а другой — два метра. У них совершенно разные стили игры, к которым надо подходить индивидуально.

Фото: Сергей Гудилин, TUT.BY

У самого Андрея четверо детей — три дочери и сын. Так сложились, что все они живут отдельно от отца, но хоккеист старается принимать участие в воспитании.

— Старшие дочки от первого брака живут в Челябинске, а младшие дети — в Минске. Я не навязываю им какие-то увлечения или взгляды. Главное, чтобы у них было полноценное детство, достойное образование и личные принципы, а дорогу выберут сами. Как отец, переживаю, чтобы дети держались подальше от плохих привычек. Хотя они у меня спортивные и очень творческие: например, 16-летняя Лада любит рисовать и планирует поступать в питерский или московский гуманитарный университет, 13-летняя Ника, как ни удивительно, ходит на секцию по пулевой стрельбе.

Андрей пока не планирует уезжать за рубеж, а хочет быть нужным в белорусском хоккее.

— Беларусь дала мне многое — я сделал имя благодаря выступлениям за сборную. Честно говоря, даже не задавался целью найти работу в клубах КХЛ за пределами Беларуси, хотя не думаю, чтобы это было бы проблематично. Не буду кривить душой, не думал работать в командах Экстралиги, хотя всегда готов рассмотреть предложения.

Нужные услуги в нужный момент