• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Спортивный директор Федерации хоккея Беларуси Владислав Клочков наблюдал за выступлением нашей сборной на чемпионате мира прямо с арены в Копенгагене. В интервью SPORT.TUT.BY он рассказал, как проходило расставание с Дэйвом Льюисом, объяснил, почему его сменщиком стал Сергей Пушков, а не Михаил Захаров, и рассказал о проблеме в отношениях белорусского и российского хоккея.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Франция и Австрия были нам по силам»

— Вы были на трибунах, когда белорусы в решающем матче проигрывали Австрии. Какие мысли были по ходу поединка?

— Верил в команду до последнего, но понимал, как тяжело ребятам в этот момент. Сложно, когда каждый четвертый бросок по нашим воротам заканчивается голом.

— Артем Демков сказал, что не спал потом до трех часов ночи.

— Понятно, что все переживали. Прекрасно понимали, что это за игра и к чему может привести поражение. Артем не спал полночи, а я до сих нормально заснуть не могу.

— В чем видите причины вылета?

— Ну вы сами знаете, что два участника нашей группы играли в финале. Уровень турнира в этом году был очень высоким. Когда ехали, прекрасно понимали, что ключевыми станут матчи с Францией и Австрией. Эти сборные нам по силам.

— Мы пропустили шесть шайб от французов, у которых кадровые проблемы не менее серьезные, чем у нас. Не приехали Беллемар, Руссель, Бертран, завершили карьеру в сборной Юэ и Менье. А это лидеры команды.

— Но у них хорошо выглядела тройка с Да Коста и Флери. И очень достойно сыграл вратарь. Они и определили исход матча.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Игроки сказали, что перед сборной не было поставлено конкретных задач вроде выхода в плей-офф. Просто просили бороться в каждом матче. Не говорит ли это о том, что еще перед стартом были сомнения относительно качества подготовки к турниру?

— Конкретные задачи вроде борьбы за медали могут ставить себе американцы или шведы, а мы пока только набираем ход. Чемпионат мира — скоротечный турнир, где все может поменяться после одного матча. Даже разница шайб играет свою роль. Так что у нас может быть только одна задача — сражаться в каждой игре, биться за очки.

— Во время подготовки к чемпионату не было ощущения, будто что-то идет не так? Может, высказывались пожелания тренерскому штабу.

— У нас было предложение отправить команду на сбор в Бобруйск, но тренеры отказались от этого.

— Почему сбор в Бобруйске лучше, чем в столице?

— Практически у всех игроков в Минске есть семьи и дела. А перед таким важным турниром лучше бы сосредоточиться на хоккее.

«Льюис нормально воспринял расставание и сказал, что сделал все возможное»

— После матча с Россией Дэйв Льюис перестал быть главным тренером сборной Беларуси. Расскажите, как принималось это решение.

— После игры я решил обсудить с Дэйвом, как выходить из сложившейся ситуации, потому что было очевидно, что у команды ничего не получается. В глазах игроков не было огня. Посовещавшись, решили, что ребятам нужна встряска.

— Какой была реакция Льюиса?

— Нормальной. Он понимал ситуацию и сказал, что сделал всё возможное.

— Как команда восприняла новости? Некоторые хоккеисты говорили, что были в шоке.

— Хоккеисты — профессионалы и всё прекрасно понимают. Они должны настраиваться и играть, вне зависимости от того, кто руководит командой: Льюис, Пушков, Захаров, Петров или Иванов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— На следующий день сборную покинул Андрей Мезин. Это был акт солидарности с Дэйвом Льюисом?

— Утром я с ним общался, потом Андрей разговаривал с Сергеем Пушковым, но все равно решил уйти вслед за Дэйвом, который в свое время позвал его в сборную. Подчеркну, что это было решение Андрея, которого никто не увольнял. Просто он больше не видел себя в команде.

— Помощниками Дэйва Льюиса были Михаил Захаров и Сергей Пушков. Могут ли вместе ужиться три самостоятельных и амбициозных тренера?

— Все они профессионалы. Перед ними были поставлены задачи, каждый работал над их выполнением.

— Почему после ухода Льюиса исполняющим обязанности стал Пушков, а не Захаров?

— Считаю, что в данной ситуации Сергей Михайлович был более подходящим кандидатом. На мой взгляд, у Пушкова с командой лучше была налажена «химия». Игроки к нему прислушивались.

— Приглашение Захарова и Пушкова в сборную было инициативой федерации?

— Мы исходили из того, что по контракту Дэйв Льюис мог выбрать себе одного ассистента. Он остановил выбор на Андрее Мезине. Федерация же решила позвать Пушкова и Захарова как успешных в Беларуси тренеров, а в случае с Михаилом Михайловичем учитывался и его большой опыт работы со сборной. С командой также работали Вячеслав Гусов, Андрей Кудин, во время сезона подключался Дмитрий Кравченко. На наш взгляд, тренерский штаб был сформирован из специалистов, которые готовы выполнять задачи и показывать результат.

— Как реагировал на эти назначения Дэйв? Он не пытался лоббировать другие кандидатуры?

— Дэйв действовал согласно контракту и не задавал никаких вопросов.

— Бывший хоккеист сборной и тренер «Лиды» Дмитрий Дудик сказал, что у Льюиса был хитрый контракт, который сложно расторгнуть. Плюс он не обязывает тренера проводить много времени в Беларуси.

— Не знаю, откуда у Дмитрия Дудика эта информация. Возможно, он лично читал контракт Дэйва Льюиса. Могу лишь сказать, что соглашение было подписано еще до нашего прихода в федерацию и Дэйв никаких пунктов не нарушал.

«Через пять лет мы будем выпускать в 10 раз больше молодых хоккеистов»

— Сергей Пушков — восьмой главный тренер сборной Беларуси за 10 лет, а Семен Шапиро — четвертый председатель федерации. Разве можно говорить о какой-то системности, когда так часто меняются люди на ключевых позициях?

— Конечно, нет ничего хорошего в столь частых переменах. Сложно реализовать свои планы, когда тебе дается один-два года.

— В феврале было объявлено о реформах в чемпионате Беларуси по хоккею. В частности, был введен запрет на легионеров не из России. Потом его отменили, но с ремаркой, что все равно желательно приглашать россиян.

— Обсуждали этот момент на тренерском совете. Да, мы все же не стали запрещать легионеров из других стран, но рекомендовали клубам приглашать русскоязычных хоккеистов. С ними легче найти общий язык, наши менталитеты во многом схожи.

— Это решение не связано с желанием натурализовать российских хоккеистов к ЧМ-2021?

— О глобальной натурализации никто не говорит. У нас хватает и своих ребят, которые прошли наш институт национальных сборных, поиграли в хороших юниорских лигах Северной Америки. Кто-то продолжает пробиваться дальше, кто-то вернулся и играет в Беларуси. Думаю, через два-три года несколько человек смогут выстрелить и усилить национальную сборную.

А что касается россиян, то если будут достойные ребята, то почему бы не рассмотреть такую опцию.

— Мы много лет прятали проблемы с вратарями за спины натурализованных хоккеистов — Виталия Коваля, Андрея Мезина, Кевина Лаланда. Когда они завершили карьеры, оказалось, что за эти годы смена им так и не была подготовлена.

— Процесс роста любого хоккеиста — непростое дело. Нужно определяться: нам нужен результат уже завтра или мы готовы чем-то пожертвовать. Это тонкий вопрос, к которому следует подходить взвешенно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Как считаете, система детско-юношеского хоккея в Беларуси эффективна?

— Радует, что дети активно идут в наш вид спорта. В ближайшие годы мы будем выпускать в 2−3 раза больше молодых хоккеистов, а через пять лет — в 10 раз. Если раньше выпуск состоял из 100−120 хоккеистов, то вскоре это будет 600−700 игроков. Конечно, детско-юношеский хоккей в Беларуси развивается.

—  В той же Швеции детям в первые годы занятия хоккеем дают возможность получать от него удовольствие, не обращая внимание на результат. От родителей, чьи дети занимаются в наших школах, неоднократно доводилось слышать, что их сразу же начинают гонять, загружают физической подготовкой, требуют показывать результат.

— Есть в этом проблема. Стоит понимать, что детские тренеры и сами в этой ситуации заложники, потому что с них также спрашивают за результат. Но вижу, что руководители уже пришли к осознанию того, что важна работа на перспективу, потому что главные соревнования начинаются только лет с 18.

— Среди стран со схожей хоккейной инфраструктурой есть ли те, чью систему нам есть смысл копировать?

— Не нужно нам ничего копировать, а лучше вспомнить, как дети готовились раньше. Тогда они не зацикливались на одном виде спорта, а были всесторонне развиты: умели играть и в футбол, и в теннис, и в хоккей, и в баскетбол. Вот к этому нужно возвращаться.

— Михаил Захаров считает, что у нас мало хоккейных катков. Согласны с ним?

— Да. Чем больше льда — тем лучше для всех. К тому же это снизит стоимость занятий.

— У датчан 26 катков, у нас — 38. При этом у них восемь НХЛовцев и стабильно находящаяся в топ-10 молодежка.

— Они 8−10 лет назад сделали акцент на отправке юниоров в Северную Америку. Сейчас датчане пожинают плоды этого. То же самое можно сказать и про Латвию. Из 30 юниоров шестеро смогли дойти до близкого к НХЛ уровню.

Наша проблема в том, что мы находимся в середине непонятного. И в Европе мы легионеры, и в России. Наверное, это единственная проблема. Имея такие серьезные братские отношения на государственном уровне, надо как-то решать вопрос по поводу легионерства.

Мне сложно объяснить, почему КХЛ три года назад приняла это решение. Не думаю, что десяток белорусов может как-то негативно повлиять на развитие российского хоккея.

«Нужно решать, что важнее: собирать 15 тысяч болельщиков или обеспечивать результаты сборной»

— Как бы вы оценили эффективность сотрудничества федерации с минским «Динамо»?

— Работа ведется на всех уровнях, но хочется, чтобы отношения были еще более теплыми и профессиональными.

— Можно одновременно быть базовым клубом сборной и ставить высокие турнирные задачи?

— Это очень сложно. Как говорится, за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь. Нужно садиться и определять, где нужно чем-то жертвовать ради результата сборной, а где — ради «Динамо».

Фото:ДарьяБурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Наверное, самая непростая ситуация сложилась с вратарями. «Динамо» хочет попадать в плей-офф и делает ставку на легионеров, из-за чего страдает сборная.

— Опять-таки нужно решать, что важнее: собирать 15 тысяч болельщиков или обеспечивать результаты сборной. Возможно, следует пару лет потерпеть, чтобы национальная команда получила хорошего вратаря.

— Домашний чемпионат мира уже через три года. Как считаете, есть ли кардинальные меры, которые могут помочь сборной вернуться на уровень четвертьфиналиста ЧМ к 2021 году? Или лучше развиваться без акцента на этот турнир?

— Решения уже приняты. Они в ближайшее время будут озвучены. Нужно оставаться оптимистами. Ресурс у нас есть, желание есть. Осталось засучить рукава, начать работать и верить, что все у нас получится.

-30%
-20%
-20%
-20%
-21%
0066429