• Хоккей
  • Биатлон
  • Футбол
  • Теннис
  • Гандбол
  • Баскетбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ / /

30-тысячный Шеллефтео пропитан хоккеем. В магазинах предлагают хоккейный чай с цитрусовыми, а в кафе подают тематическую пиццу со спортивными названиями. Средняя посещаемость домашних игр команды «Шеллефтео АИК» — пять тысяч человек при 6-тысячной арене. В конце 1990-х местный клуб находился на грани банкротства и видел чемпионство только во сне. Сегодня «Шеллефтео АИК» — один из самых успешных в Швеции. За последние пять сезонов он четырежды становился чемпионом шведской лиги SHL. Его воспитанники феерят в НХЛ и КХЛ, а другие команды перенимают тренировочную методику. TUT.BY посмотрел, как шведам удается готовить топовых хоккеистов, избегая отсевов на ранних этапах и авторитарных подходов в воспитании спортсменов.

Партнер проекта
Партнер проекта

Журналисты TUT.BY проехали всю Швецию, чтобы изучить страну и сделать о ней серию репортажей. Вместе с официальным сайтом Швеции на русском языке представляем наш путеводитель по стране викингов, победившего социализма, хоккея и IKEA.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Мы были близки к банкротству и понимали: нужно срочно что-то менять»

В середине 1990-х «Шеллефтео АИК» играл в третьей шведской лиге. В основной команде не было ни одного воспитанника клуба. Из-за этого приходилось «завозить» игроков и тратить приличные финансы на зарплаты и трансферы.

— В 1997 году мы были близки к банкротству. Понимали: нужно срочно что-то менять, — вспоминает менеджер молодежных команд Ларс Марклунд. — Наши амбиции оставались прежними — мы хотели бороться за чемпионство. Хотели не просто побеждать, а делать это усилиями наших воспитанников. Стремились добиться того, чтобы в главной команде было хотя бы 50 процентов молодежи «Шеллефтео АИК».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Ларс Марклунд

Тогда клуб пошел на эксперимент и попробовал внедрить новую систему подготовки игроков. Ее авторами стал сам Ларс Марклунд, который отыграл 11 сезонов за «Шеллефтео АИК», и выходец из местного клуба, экс-нападающий «Нью-Йорк Рейнджерс» Ян Эриксон. Они начали экспериментировать на парнях 1991 года рождения. Главным отличием едва ли не революционной системы подготовки стало увеличение количества тренировок. Вдвое.

— Когда мы с Яном были детьми, то тренировались гораздо больше, чем дети 1990-х. Предположили, что именно это приносило свои плоды. Так, 7−8-летние ребята стали тренироваться дважды в неделю вместо одного, 10-летние — четыре раза вместо двух, 14-летние — восемь вместо четырех, а юношеская команда 16-летних игроков — 10−11 раз вместо привычных пяти. Большой упор делался на развитие координации, ловкости и физических данных, а не только на работу с клюшкой и шайбой.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Детские и юношеские группы были ограничены во времени на льду, поэтому Марклунд и Эриксон разработали тренировочный план вне льда.

— Например, дети начали заниматься реслингом, скалолазанием, теннисом, больше играть в футбол и волейбол. Хоккей — очень тяжелый вид спорта, он требует выносливости, гибкости, отличной физической подготовки, над которой мы и работали. Для 14-летних ребят расклад в среднем был такой: в неделю четыре тренировки на льду, три — вне льда и одна игра.

На вопрос, как дети реагировали на нагрузки, Ларс отвечает:

— Все было просто. Мы с Яном беседовали с хоккеистами разных возрастов и задавали им одинаковый вопрос: «Какая ваша мечта?» Они хором отвечали: «НХЛ». Для того, чтобы заиграть в лучшей лиге мира, парни были готовы работать много и эффективно. И можете себе представить, ни один человек из экспериментальной группы не ушел из хоккея до 14 лет, — с гордостью говорит шведский специалист. — Понятно, что в городе была уйма людей, скептически и даже негативно настроенных в отношении нас. Мало кто верил в успех. Каждую неделю журналисты писали колонки о том, что мы мучаем детей. Мы сами не могли быть уверены, что это даст результат, но видели: дети получают удовольствие от новой модели. Мы позволили им играть в кайф.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В 2006 году «Шеллефтео АИК» вернулся в элитную лигу SHL. Примерно 20 процентов игроков той команды были воспитаны по системе Марклунда и Эриксона.

— Наверное, в тот момент мы и осознали: «Это сработало! Это успех!» Сегодня в главной команде «Шеллефтео АИК» играет 40−50 процентов наших хоккеистов — выходцев из юниоров и молодежки клуба (в SHL нет лимитов ни по возрасту, ни по национальности. — Прим. TUT.BY).

С 2009 года «Шеллефтео АИК» семь раз попадал в топ-5 по итогам сезона Шведской хоккейной лиги и четыре года подряд становился чемпионом SHL (с 2013 по 2016 года).

— Первым энхаэловцем, который был воспитан по нашей системе, стал Давид Рундблад (в 2015-м он выиграл Кубок Стэнли в составе «Чикаго Блэкхокс». — Прим. TUT.BY). Затем Тим Эриксон и Оскар Линдберг уехали в систему «Нью-Йорк Рейнджерс», Виктор Арвидссон — в «Нэшвилл Предаторз». Этот список длинный, — улыбается Ларс.

«До 14−15 лет у нас может тренироваться любой ребенок с любыми способностями»

«Шеллефтео АИК» не устраивает отсевов в командах детского и подросткового возрастов. Первое испытание ждет хоккеистов только в 15 лет, когда им предстоит перейти на элитный уровень.

— Хоккейное образование развивается следующим образом. До 14−15 лет у нас может тренироваться любой ребенок с любыми способностями и задатками. На этом этапе хоккей должен быть доступен всем. Затем мы собираем 15-летних ребят из нашей школы и округи и устраиваем просмотр. Остаются лучшие. Когда хоккеистам исполняется 15−16, они могут поступать в хоккейные гимназии. И вот тогда к нам уже съезжаются игроки со всей Швеции.

Что такое хоккейные гимназии?

В течение девяти лет учебы в школе шведские дети получают неполное среднее образование. Далее они могут пойти за рабочей специальностью в техникум либо поступить в гимназию и завершить среднее образование. В гимназиях — широкий выбор профилей: от творческо-гуманитарных до технических и даже спортивных. Хоккейный появился в системе образования в 1981 году. Сейчас по всей стране больше 30 гимназий, где можно получать хоккейное образование.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Подрастающие хоккеисты наравне с ровесниками изучают основные предметы и даже выбирают дополнительный уклон: например, экономику, строительство, правоведение или естествознание. Расписание спортсменов незначительно отличается от одноклассников: вместо физкультуры у них хоккейные тренировки, вместо углубленного изучения экономики и литературы — краткий курс по этим предметам, зато упор на нутрициологию (науку о питании) и анатомию.

Такой график позволяет практиковать хоккей не в ущерб учебному процессу. После выпуска из гимназии шведы получают диплом и табель с очками, которые набрали благодаря хоккею. Все баллы суммируются, и именно они, как и наши результаты ЦТ, становятся определяющими для абитуриента при поступлении в университет.

— То есть хоккей дает возможность получить дополнительные баллы для поступления. Это классная мотивация для учеников.

«Родители отдельно не платят за аренду льда, работу тренеров и выезды на турниры»

Шведы любят хоккей — в 30-тысячном городке Шеллефтео это витает в воздухе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Но мы все равно еще не Канада, — признает Ларс. — По статистике больше шведов все равно играют в футбол, чем в хоккей. Какая у нас игра номер один — спорный вопрос.

По мнению Ларса, хоккей уступает по популярности, потому что является дорогим видом спорта.

— Куда бюджетнее гонять мяч на улице или играть во флорбол. Хотя хоккей относительно дорогой. Те же горные лыжи или верховая езда обойдутся еще дороже.

В Швеции родители платят за занятия в хоккейной секции ребенка фиксированную сумму и сами покупают экипировку до тех пор, пока хоккеист не пройдет отсев и не попадет в элиту. То есть основные расходы они несут, пока ребенку не исполнится 14−15 лет.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— В 7−8-летнем возрасте стоимость занятий в клубе — 500 крон в год (55 долларов). В 15−20-летнем — 3000 крон в год (330 долларов). И это еще немного — я знаю клубы, где годовой взнос 20 тысяч крон (2200 долларов). При этом есть семьи, для которых взнос даже в пару сотен долларов очень существенен. Бывает, мы идем навстречу и не берем денег с многодетной матери-одиночки. Это все индивидуально. Мы не афишируем такие решения, но стараемся не отсекать детей от хоккея, если у них есть желание, но не хватает средств. Кстати, родители в Швеции отдельно не платят за аренду льда, работу тренеров, выезды на турниры или сборы. Только годовой взнос — ничего больше.

Детские соревнования в Швеции начинаются с 11 лет, а учет очков ведется с 13-летнего возраста. Для сравнения, в Беларуси 9-летние хоккеисты уже участвуют в открытом первенстве республики.

— Детям ни к чему раньше времени забивать себе голову мыслями о турнирной таблице, — считают шведы.

С клубными тренерами у них непривычная и очень интересная система. В штате на ставку работают только коучи команд старше 16 лет. Детские возраста тренируют родители хоккеистов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мы очень зависим от них. У клуба нет финансовой возможности нанимать тренеров для всех возрастных групп. Поэтому некоторые родители, которые сами имели отношение к хоккею, становятся волонтерами: получают тренерские навыки при федерации и клубе и приходят по вечерам работать с детьми как коучи. Они не зарабатывают на этом ни кроны. Кстати, тренерами вызываются быть не только отцы, но и мамы.

Ларс Марклунд удивляется вопросу, как мотивировать родителей работать в свободное время бесплатно.

— Они соглашаются, потому что в клубе занимаются их собственные дети, а продолжают, потому что им нравится такое времяпрепровождение. В группах занимается по 50 детей, и в некоторых число тренеров доходит до 10 — это уже перебор. Но ведь показатель!

«Мы не прессуем ребят и не требуем от них результата вплоть до взрослого хоккея»

Подрастающие хоккеисты в «Шеллефтео АИК» начинают работать с клюшками с семи лет. Такая же ситуация и в белорусских хоккейных школах. Но есть значимое отличие — в шведских клубах от детей не требуют результата вплоть до взрослого хоккея. Никакого прессинга. По словам Марклунда, результат спрашивают только с одной команды — основной, которая играет в SHL.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Все остальные, даже U-18 и U-16, находятся на стадии обучения. Мы не прессуем ребят, не играем двумя пятерками, лишь бы показывать результат. Играет вся скамейка, независимо от таланта и скилов. Вплоть до 15-летнего возраста все игроки получают одинаковое количество игрового времени. Если бы мы выставляли только сильнейший состав, а остальных усаживали полировать скамейку, дети бы быстро потеряли интерес к хоккею. Это совсем не наша цель. Мы гордимся тем, что позволяем игрокам кайфовать от спорта.

Фредрик Кариандер — в прошлом хоккеист «Шеллефтео АИК», а ныне — менеджер юношеских и юниорских команд клуба — подтверждает слова Марклунда о том, что детей никогда не осуждают после поражения и не дают оценочных характеристик в духе: ты лузер, а ты молодец.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фредрик Кариандер

— Я удивляюсь, когда к нам на сборы или турниры приезжают финские детские команды. Их подход очень отличается от нашего. Финские тренеры следят за тем, сколько дети съедают за обедом, начинают перекраивать игровые схемы и играть двумя-тремя пятерками, если уступают в две шайбы. Они даже по коридорам ходят едва ли не строем. Все намного строже, чем в шведских школах. Возможно, белорусский подход ближе к финскому. Кстати, мы до сих пор помним поражение от белорусов в 2002 году на Олимпиаде. Это было болезненно, — между делом вспоминает Фредрик Кариандер.

Сегодня в 30-тысячный, часто пасмурный и дождливый Шеллефтео съезжаются перспективные хоккеисты со всей Швеции. Правда, процент «не своих» небольшой — ставка по-прежнему делается на воспитанников клуба. Муниципалитет совместно с клубом оплачивает приезжим талантам аренду комфортабельного жилья. Кажется, в такой отлаженной системе подросткам остается только тренироваться в удовольствие и мечтать об НХЛ.

Фред Нильсон переехал в Шеллефтео из маленького городка Болльнес два года назад. Он принимает нас в уютной квартире-студии, сплошь уставленной мебелью IKEA.

— Я выбрал «Шеллефтео АИК», потому что у них классная инфраструктура. Клуб предоставил квартиру — в Швеции не принято делить комнату с соседями. У всех должно быть личное пространство, так что я живу в квартире один. Апартаменты находятся в трех минутах ходьбы от школы и продуктового магазина, в пяти минутах — от ледовой арены, — рассказывает Фред. — Город маленький, здесь нет соблазнов, на которые можно отвлекаться. Главное развлечение — прогуляться в торговый центр.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По его словам, поступление в хоккейную гимназию требует не только классных навыков владения клюшкой и коньком, но и хороших оценок в школе.

— Это мотивирует не забрасывать учебу. Хотя все мысли, конечно, о хоккее. У меня нет никакого плана Б. Мечта одна — пробиться в НХЛ. Утро всегда начинается с просмотра хайлайтов НХЛ, — не скрывает 15-летний защитник.

«Многие хоккеисты „Шеллефтео АИК“ отказываются от контрактов в КХЛ»

Сегодня в составе основной команды «Шеллефтео АИК» — экс-хоккеисты НХЛ и КХЛ. У них разные зарплаты, возраст и опыт за плечами. Журналист местной газеты говорит, что оклады игроков варьируются от трех до 30 тысяч евро до вычета налогов.

— При этом многие отказываются от контрактов в КХЛ. Почему? Шведам хочется растить детей в своей стране, в своей системе, в городе с хорошей экологической ситуацией. Возможно, в Минске с этим нет проблем, но некоторые промышленные города России, где располагаются классные клубы КХЛ, прямо скажем, не славятся хорошими условиями для жизни, — рассуждает спортивный обозреватель.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В Шеллефтео хоккеисты играют в крутой хоккей и чувствуют себя как дома. А большая часть игроков клуба в прямом смысле здесь — дома. То, о чем мечтали Марклунд и Эриксон, стало реальностью.

Путеводитель по стране викингов, победившего социализма, хоккея и IKEA

"Сложно понять, чем вы отличаетесь от России". Как живет крохотный северный народ в Заполярье
Модные пешеходы и "велопиджачки". Фоторепортаж из раскованного Стокгольма
"Еле справляемся со спросом". Как шведы заставили весь мир покупать бесполезных деревянных лошадок
IKEA много не бывает? Репортаж из шведского агрогородка, в котором рябит от IKEA
Без Санты, но с северным сиянием. Фоторепортаж из шведской Лапландии
"В газетах писали, что мы мучаем детей". Как устроен шведский клуб, где штампуют игроков НХЛ
"Преступления совершают не мигранты, а банды". Репортаж из "запретной зоны" Мальмё
Никаких поборов, криков и вегетарианское меню в столовой. Репортаж из бесплатных шведских школ
Соленые конфеты и вонючая селедка. Пробуем странную шведскую еду
"Избавьтесь от предубеждений". Женщина-священник - о семейных ценностях и феминизме в Швеции
"По утрам варил дочке каши". Новополочанин переехал в Швецию и узнал, что такое декретный отпуск
"Туалет на этаж в общаге? Здесь такое сложно представить". Белоруска - об учебе в Швеции
Йога, медитация и телевизор в каждой камере. Как в шведской тюрьме сидят убийцы, воры и грабители
Штрафы, парковки и еда. Как мы проехали 2200 км по Швеции
Стихи Мицкевича и станция в цветах белорусского флага. Фоторепортаж за 700 евро из метро Стокгольма
"Сегодня на обед лазанья". Как устроены детсады в Швеции, где мальчики могут ходить в платьях
"Сложно понять, чем вы отличаетесь от России". Как живет крохотный северный народ в Заполярье
Модные пешеходы и "велопиджачки". Фоторепортаж из раскованного Стокгольма
-18%
-10%
-99%
-20%
-46%
-58%
-20%
-10%
-10%
0062551