• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ / /

Джонатон Блум — калифорнийский хоккеист, который чуть больше месяца назад перешел в минское «Динамо». До этого 29-летний защитник провел три года в России, насобирал впечатлений разных оттенков и в интервью SPORT.TUT.BY уверенно заявил: «Белорусы кажутся немного счастливее россиян, а еще здесь почти все говорят на английском». В канун Нового года мы поговорили с игроком «зубров» о жизни в Минске, негативном опыте в России, праздничных приготовлениях и нежелании учить русский.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Когда переехал из США в Россию, не понимал даже, как затариться в продуктовом магазине»

— Мой первый месяц в Минске прошел отлично. Арендовал квартиру недалеко от торгового центра Galleria Minsk — по соседству с Патриком Уиркошем. Легионеры, да и белорусы из «Динамо» помогали наладить быт, — рассказывает Джонатон. — Первое время часто обращался за советом и помощью к Хаудену и Павловичу. В декабре в Минск прилетела жена Эмили с двухлетним сыном Джексоном, а в феврале у нас родится второй малыш.

С 2015 года Джонатон Блум сменил несколько клубов КХЛ — до «Динамо» он выступал за «Адмирал» и «Сочи». Защитник признается, что прошлый опыт помог очень быстро адаптироваться в Беларуси.

Фото: Дарья Бурякина
Джонатон Блум — номер 24. Фото: Дарья Бурякина

— Когда я только переехал из Северной Америки в Россию, то напоминал младенца. Не знал, как элементарно затариться в продуктовом магазине, вызвать такси или вовремя добраться до арены.

По сравнению с российскими городами в Минске намного больше людей, говорящих по-английски. Например, на днях мы с сыном ходили в супермаркет и обсуждали, какие продукты класть в корзину. Вдруг ко мне подошел какой-то мужчина, белорус, и начал расспрашивать на английском: «Эй, вы из Америки? Расскажи, как ситуация с работой в Чикаго? Сколько там реально зарабатывать в месяц?». Вообще, белорусы кажутся мне счастливее россиян. Вы более открытые — в России же люди все время отводят глаза, избегают малейшего зрительного контакта. Вы хоть улыбаетесь!

Еще мы попросили Джонатона попробовать отличить настоящие белорусские новогодние традиции от выдуманных.

«„Адмирал“ до сих пор должен мне деньги — 20 миллионов российских рублей»

Калифорниец отмечает, что после грустного опыта в «Адмирале» он особенно ценит Минск и «Динамо» за порядочность и выполнение обязательств.

— В минском клубе вовремя платят зарплату — и это уже очень важно! В прошлом году я был шокирован Россией. До сих пор не получил половину денег, которые полагались мне по контракту. Это нонсенс для профессионального спорта: я отыграл почти 50 игр в сезоне, но до сих пор не получил деньги за семь месяцев в «Адмирале» — а это 20 миллионов российский рублей (251 тыс. евро по нынешнему курсу. — Прим. TUT.BY).

Понятно, что у меня были сбережения и я не оказался в нищете. Но карьера хоккеиста слишком коротка. Обычно игроки задерживаются в профессиональном хоккее лет на 10, счастливчики могут провести на пять-шесть сезонов больше. Именно в эти годы мы должны думать о накоплениях. Выходя на лед, мы каждый раз рискуем получить травму и навсегда попрощаться со спортом. А когда ты честно проводишь целый сезон, тратишь один год своей жизни и не получаешь за это ни гроша, это несправедливо. У меня ощущение, словно руководство российского клуба украло год моей жизни. С такой же ситуацией столкнулись еще девять-десять игроков «Адмирала».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Мне кажется, стереотип о crazy Russians появился как раз из-за таких ситуаций. Я привык, что во всем мире есть правила, по которым люди работают. Но в России многое устроено по-другому. Да и в повседневной жизни там хватает сумасшедших примеров. Например, я был шокирован ездой водителей такси — на дорогах они просто крэйзи! Мне оставалось лишь держаться за сиденье и выкрикивать: «Пожалуйста, помедленнее, я бы не хотел сегодня умирать».

«В Минске почти всегда серо и уныло. Я просыпаюсь в 9.30, а на улице еще темно»

Даже спустя три года в русскоязычной среде Блум так и не заговорил на русском.

— Я пытался учить язык, но за лето в Калифорнии все забывалось. Да и, честно говоря, был не очень мотивирован на изучение русского. Все-таки мой негативный опыт в «Адмирале» сказался. Думал: если вы так ко мне относитесь, почему я должен учить ваш язык? Выступая за «Адмирал», я сломал локоть, но из-за проблем со страховкой мне не оказали своевременную медицинскую помощь. До сих пор мучаюсь из-за последствий той травмы и вряд ли когда-то прощу клубу подобные моменты.

При этом я по сей день испытываю противоречивые чувства к России. Два первых года были прекрасными, я встретил замечательных людей, готовых прийти на помощь, но последний сезон получился адским. Если бы не Олимпиада-2018, на которую меня вызвали в сборную США, прошлый год точно стал бы худшим в карьере.

Reuters
Reuters

В Минске калифорнийский парень Блум без труда адаптировался к прохладе и моросящим дождям даже зимой.

— Единственное, я никак не привыкну к такому короткому световому дню. За окном почти всегда серо и уныло. Я просыпаюсь в 9.30, а на улице все еще темно. Мой сын ложится в девять вечера и спит вплоть до 9.30 утра. Иногда мы с женой даже будим его: «Эй, Джексон, просыпайся! Нельзя столько спать», — смеется хоккеист. — Мне кажется, спастись от хандры в такую погоду помогут прогулки по городу и минским паркам. Да-да, не удивляйтесь! Даже в такую погоду украшенный к праздникам Минск поднимает настроение.

Мне, кстати, нравится, как Минск готовится к Новому году. На главных проспектах и в торговых центрах чувствуется праздничная атмосфера. В России нет такого количества нарядных елок и огоньков.

«В детстве расстраивался, если подарком была кофта, а не машина на пульте управления»

Нападающий «Динамо» встретит 2019-й с семьей. Когда Блум играл в России, ему в основном приходилось закупаться едой и в одиночестве слушать бой курантов.

— Иногда спасали легионеры, которые, как и я, были в праздники далеко от дома. В таком случае мы с парнями устанавливали рождественскую елку, примерно 20 сантиметров в высоту, и устраивали небольшой ужин. А после все расходились и звонили семьям по FaceTime.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Джонатон мечтает устроить сказочный праздник для двухлетнего сына.

— Недавно мы с Джексоном слепили снеговика, и теперь сын постоянно ждет, когда снова выпадет снег. Хочется, чтобы он продолжал верить в чудеса и Санту, чтобы навсегда запомнил счастливое детство. Я, например, до сих пор вспоминаю, как 24 декабря мы с семьей устраивали рождественский ужин. Потом открывали подарки — самым желанным для меня была скоростная машина на пульте управления. Так расстраивался, когда в подарочной упаковке оказывалась какая-нибудь кофта или жакет. Ну и ну! — смеется защитник.

Блум подчеркивает, что в Америке именно Рождество считается семейным праздником.

— Новый год для молодых людей — это просто большая вечеринка, на которой все отрываются, выпивают и веселятся. Но у меня этот Новый год пройдет в кругу семьи. Жена и сын — моя главная ценность. Седьмого января Эмили уже улетит в Америку — после 15-го числа доктор не рекомендует ей летать. Но у нас в запасе еще есть несколько праздничных дней, чтобы провести их вместе.

-30%
-10%
-20%
-10%
-38%
-15%
-50%
-50%
0066429