• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Александр Осипков ехал на чемпионат мира в Нур-Султан в статусе бэкапа Дмитрия Мильчакова. В итоге 22-летний голкипер провел на «Барыс-Арене» лишь один матч, но какой: Осипков надежно отстоял в рамке в решающей игре со сборной Казахстана, приложил руку к возвращению сборной в элиту и собрал коллекцию комплиментов и авансов от Геннадия Савилова, Андрея Сидоренко и даже тренера соперников Андрея Скабелки. По возвращении на родину Александр подписал двухлетний контракт с минским «Динамо». SPORT.TUT.BY расспросил вратаря «зубров» о детстве в Витебске, атмосфере в Нур-Султане и жизни молодого хоккеиста, который порой вынужден экономить даже на проезде на автобусе.

«В детстве мама усаживала меня на санки, забрасывала сумку на плечо и везла на тренировку»

Голкипер сборной Беларуси родился в Витебске. Он с юмором рассказывает, что был очень энергичным ребенком «с шилом в одном месте».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я занимался бальными танцами, плетением соломкой, тхэквондо, джиу-джитсу, борьбой, футболом, брейк-дансом, карате, гандболом, гимнастикой, акробатикой, прыжками на батутах… Перепробовал все. Позже тренер позвал в секцию по хоккею — и я загорелся. Первое время катался на беленьких фигурных коньках, которые родители вроде как взяли в прокате. Когда немного освоился на льду, коуч предложил встать в ворота. Первую же игру мы проиграли с большим счетом, и я понял: «Не надо мне такого, это очень большая ответственность». Вернулся на позицию нападающего, но первый тренер Виталий Владимирович Шаков все-таки видел во мне вратарские задатки и вернул в рамку. Он заметил, что я хорошо вижу «поляну» и не люблю много бегать.

— Почему из всех перечисленных кружков и секций ты выбрал хоккей?

— Наверное, остановился на хоккее как раз потому, что у меня в крови играет адреналин. Футбол тоже нравился, но хоккей привлек скоростями, драками, экшном. Мне ближе быстрый, жесткий и агрессивный стиль игры.

Фото из личного архива Александра Осипкова
Фото из личного архива Александра Осипкова

Я всегда много тренировался. В детстве папа отвозил меня на футбольное поле: пока парни гоняли там мяч, я под папиным руководством делал кувырки, бегал, прыгал. Благодаря такой ОФП и вырос подвижным, энергичным вратарем. Мне до сих пор интереснее играть, когда нас возят, в какой-то степени даже издеваются.

— Зная, через что должен пройти спортсмен, прежде чем дорасти до уровня нацкоманды, отдал бы своего ребенка в хоккей?

— Честно? Нет. Во-первых, сам был свидетелем несправедливых ситуаций, когда в заявку на игру попадали не лучшие, а те, за кого замолвили словечко. Папа с ранних лет говорил мне: «Ты должен быть на две или три головы выше, чтобы в ворота ставили тебя, а не кого-то „блатного“».

Во-вторых, хоккей — сложный вид спорта не только с физической, но и с психологической точки зрения. Бывали моменты, когда на тренировке работа получалась отлично, а на играх все рассыпалось. Хотелось все бросить. Но спасибо родителям и тренерам, которые успокаивали, поддерживали, не давали плюнуть и уйти из спорта.

— Родителям пришлось круто менять свои планы и графики, чтобы сын мог заниматься хоккеем?

Фото из личного архива Александра Осипкова
Александр с мамой. Фото из личного архива хоккеиста

— Сейчас понимаю, что да, и очень им за это благодарен. Помню, когда папа уезжал по работе в командировки, мама усаживала меня на санки, забрасывала сумку на плечо и везла на тренировку. Хорошо, что детская форма весила не так много, как сейчас 40-килограммовая вратарская.

— Хоккей для родителей был весомой статьей расходов?

— Да, ведь я рос в обычной семье: папа работает в такси, мама — ведущим бухгалтером. Понятно, что у меня, как и у многих ребят, не было всей амуниции. Например, какое-то время я играл без щитков, нагрудника, в шлеме для роликовых коньков. Иногда приходилось становиться в рамку не во вратарской форме, а в игровой. Не было возможности часто покупать новые клюшки. Находили какие-то б/у, полуживые, рублей за 50. Иногда папа брал две старые клюшки и мастерил из них одну рабочую. Я бережно относился, обматывал обычным пластырем в несколько слоев. Те клюшки служили долго. Все понимали их ценность и не ломали инвентарь о штангу, психуя: «Ай, пропустил!».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Однажды с формой очень помог бывший директор ХК «Витебск» Владимир Базеко, которого, к сожалению, уже нет с нами. Взрослая вратарская форма стоит сейчас примерно пять-шесть тысяч долларов. Скажу честно, если бы родителям самим все время приходилось покупать мне форму, я бы уже давно закончил с хоккеем.

«Брал кредит, чтобы заплатить за квартиру и купить семье подарки на Новый год»

— Ты говорил, что папа иногда мотивировал тебя рублем. Что это были за ситуации?

— Бывало, я хотел какую-то вещь или шоколадку, а папа говорил: «Давай рано встанем, потренируемся, и я тебе это куплю». Он использовал такие трюки на том этапе, когда я уже хотел заниматься хоккеем, но еще не фанател.

Фото из личного архива Александра Осипкова
Александр с отцом. Фото из личного архива хоккеиста

А еще за дополнительную тренировку разрешал подольше погулять на улице. Слава богу, я еще зацепил то время, когда мы целыми днями пропадали во дворе. Помню, родители кричали с балкона: «Родик и Осипков, домой!». А мы сидели на деревьях и ждали, пока родители закроют окна и уйдут заниматься своими делами. Иногда гуляли так долго, что уже очень хотелось есть и пить. Но все знали: зайдешь домой за водой — и больше не выпустят. Поэтому отправляли кого-то одного, и он уже приносил остальным воды и черного хлеба. И так по кайфу было.

— В 15 лет ты переехал из Витебска в Раубичи, где базировалась команда U-17. Быстро адаптировался?

— Родители с раннего возраста готовили меня к самостоятельности. Если мне надо было куда-то позвонить, я по привычке просил об этом папу, а он отвечал: «Ты уже взрослый. Ты парень, а не девочка, так что возьми и сам позвони». Мама с папой всегда подчеркивали, что в любой ситуации готовы мне помочь. Но объясняли: чем раньше я научусь решать свои проблемы самостоятельно, тем проще мне будет.

Когда в детстве оставался один дома, мог сам приготовить себе еду. Правда, тогда весь процесс казался сложнее. Помню, мама говорила: «Клади продукты на глаз». А я не понимал, что значит на глаз, просил: «Скажи конкретно, сколько и чего надо добавить!». Хорошо, что в 15 лет я переехал на базу в Раубичи, где нам предоставляли жилье, кормили. Наверное, в том возрасте еще не был готов к жизни на съемной квартире. Это сейчас без проблем могу приготовить себе легкие блюда: стейк или пасту, которой меня научила тетя из Италии.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В самостоятельной жизни пришлось столкнуться с суровыми реалиями, о которых в детстве даже не задумывался?

— В детстве мне казалось, что взять тысячу старыми рублями на компьютерный клуб или прогулять 10 тысяч с друзьями — это легко. А когда съехал от родителей, начал считать деньги: ну погуляешь сегодня на 10, 20, 30 рублей, а потом смотришь — средств на карточке уже нет. Недаром говорят: копейка рубль бережет.

— Случались периоды жесткой экономии?

— Да, когда играл в Молодечно. У нас были задержки с зарплатой в течение нескольких месяцев. Приходилось просить деньги у родителей. Очень переживал: мне 22 года, я уже должен помогать родителям, а не сидеть у них на шее.

Экономил, как мог: банально сидел на роллтоне, ходил пешком, чтобы не тратиться на талончик на автобус. В Молодечно я жил в глуши, очень далеко от ледового. Прикидывал: лучше пойду на тренировку пешком, а обратно уже поеду. Был момент, когда стало неудобно перед хозяйкой за задержку арендной платы. Спасибо, что она шла на уступки. Но все равно не хотелось быть должным. Поэтому взял в банке кредит-овердрафт, с большего рассчитался с долгами и отложил на подарки на Новый год. Не мог представить себе: праздник — а я приеду с пустыми руками. Хотелось сделать приятное родителям, и в первую очередь — младшей сестре, для которой Дед Мороз и елка — это все.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«После матча с Казахстаном маму поздравляла моя первая учительница»

— С подписанием контракта с клубом КХЛ у тебя появятся другие заработки. На что в первую очередь хочется их направить?

— Понятно, в 22 года есть желание накопить на собственную машину. Но главная цель — это отблагодарить родителей. Например, наконец закончить ремонт у мамы на кухне. Есть осознание того, что родители меня вырастили, поставили на ноги и я всю жизнь буду им за это должен.

— Нет опасений, что деньги могут испортить?

— Я об этом не задумываюсь. Деньги играют в нашей жизни не главную роль. Они приходят и уходят. А для меня как для спортсмена на данный момент самое главное — игровая практика в «Динамо». По этому поводу действительно сильно переживаю. Опыт на уровне КХЛ может добавить уверенности и психологической устойчивости. Если я сейчас останусь без игровой практики, то на домашнем чемпионате мира в 2021-м будет тяжело претендовать даже на роль второго вратаря сборной.

— Родители смотрят твои матчи?

— Смотрят, но досматривают не всегда. Нервов не хватает. Даже когда сборная играет без моего участия, мама может прослезиться. А когда я нахожусь на льду, родители часто не выдерживают и просто уходят с игры.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Матч с Казахстаном на чемпионате мира они смотрели?

— Слава тебе, Господи, эту игру они не видели. Родители заранее не знали, что я буду стоять в воротах. После матча с казахами позвонил маме, и она спокойно сказала: «Меня уже поздравляют знакомые, твоя первая учительница. Надо будет посмотреть матч в записи. И хорошо, что я не видела его в прямом эфире».

— Твой дебют на чемпионате мира случился, когда сборная играла самый важный матч за выход в элиту. Что психологически помогло справиться?

— Я стараюсь не перегореть до старта и не думать об игре до того, как выйду на лед. В тот день мандраж появился, когда мы уже приехали в ледовый. Я начал приседать на уши Шарану (Егору Шаранговичу. — Прим. TUT.BY): «Эй, что делать, это капец!». Мы с ним знакомы очень давно и на всех турнирах живем вместе. Можно сказать, лучшие друзья. Для Егора это уже третий чемпионат мира. Он подбадривал, шутил. И это было как раз то, что нужно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сильное волнение накрыло, когда матч уже начался. При первых бросках настолько нервничал, что начал даже задыхаться. Казалось: «Если будет еще одна атака, я, наверное, сознание потеряю». Но после первого периода пацаны в раздевалке подбодрили, Виталий Коваль попросил настроиться на второй период, как будто счет на табло 0:0. По-моему, получилось. Я, кстати, до последнего не знал, что нам достаточно ничьей с Казахстаном. Не понимал после истечения основного времени, чему парни радуются на скамейке: тому, что сравняли, может (смеется). Сейчас однозначно могу сказать, что игра с Казахстаном стала самой важной на данный момент в моей карьере.

-10%
-20%
-10%
-50%
-5%
-20%
-10%
-30%
0064852