• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Тарас Щирый,

Спортивный директор Федерации хоккея Беларуси Владимир Бережков в интервью корреспонденту Tribuna.com Тарасу Щирому поделился мнением о мартовской серии сборной клубов экстралиги против минского «Динамо», о том, кто должен возглавлять сборную Беларуси, и предположил, почему Михаил Захаров не является главным тренером минского «Динамо».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— На дворе уже июнь, а вопрос с главным тренером в сборной не решен. Почему?

— Потому что он сопряжен с рядом факторов. Если спросить мое мнение, то я скажу, что Андрей Михайлович Сидоренко из-за чувства справедливости заслужил продление контракта. Его нужно назначать. Но хоккей — такая субстанция, которая не регулируется понятием справедливости. Справедливости нет даже в религии. Это такое эфемерное понятие, которое все мы любим культивировать, но оно, на самом деле, не всегда играет решающую роль. Кроме того, и я, и Савилов считаем, что вряд ли кто-то сможет справиться с этой сборной лучше, нежели Андрей Михайлович. При нем была создана именно такая команда и атмосфера. По сути дела, он с ней справится лучше других. Что у него не отнять, так это того, что он работяга. Он любит и умеет трудиться и отдает себя без остатка.

Другой фактор, который работает исподволь против него, это то, что летом нам не нужен главный тренер. Объективно, что он будет делать летом?

— Вопрос будет решен, и человек спокойно будет ждать сентября, первого сбора.

— Да, но, возможно, чисто гипотетически, в сентябре в «Динамо» будет такая ситуация, что она изменит мировоззрение, откроет новые кейсы и другие пути. Можно представить, что придут топовые игроки уровня Доуса, Дица, которым дадут паспорта к чемпионату мира — 2021. Можем себе такое представить? Можем представить, что приходят Вудкрофт с Грабовским, о чем пишут в прессе, и за короткий период дают понять, что могут вместе достигать результата. И то, что летом не нужен тренер — это работает против Сидоренко. Никто не спешит. Спешка в этом вопросе будет хороша для Андрея Михайловича. С точки зрения справедливости мы должны его назначить, но с точки зрения стратегии, возможного изменения ситуации, нужно подождать.

— Но какова вероятность того, что Сидоренко может остаться?

— Большая вероятность. Я бы даже сказал, что она больше, чем любая другая. Мы с Андреем Михайловичем говорили об этом, и очень благодарны ему за то, что он готов ждать.

— Когда этот вопрос будет решен?

— Возможно, сентябрь, возможно, октябрь. У нас первая международная пауза, когда собирается сборная, — это ноябрь, когда в Латвии пройдет турнир четырех наций. По сути, к ноябрю нам и нужен главный тренер.

— Вы достаточно эмоционально и искренне реагировали на победы сборной. Сложилось впечатление, что от них зависела работа и людей в федерации.

— Конечно. И я вполне допускаю ситуацию, что нам всем дали бы ногой под зад, если бы мы провалили этот чемпионат. И это было бы справедливо. Почему дали предыдущим, а нам нет? Практически всех наших предшественников — и уважаемых мной Семена Борисовича Шапиро, и Игоря Анатольевича Рачковского — отправили в отставку после спортивных провалов.

— Одним из самых резонансных событий завершившегося сезона стала суперсерия, на которую вы достаточно эмоционально отреагировали в соцсетях. Написали, что даже для вас, человека много повидавшего, это стало неожиданным.

— Для меня это была диковина. Я так назвал серию, потому что другого слова не мог подобрать. В ней [в суперсерии] было очень много как положительного, так и отрицательного. Но, опять же, если руководствоваться принципами справедливости, то мы опять приходим к тому, что ее нет нигде. Андрей Михайлович Сидоренко своими последними бойцами, третьим и четвертым звеньями «Динамо», сражался с первыми звеньями экстралиги. Для меня совершенно было очевидно, что они одинаковы. Но те, кто предполагал, что против сборной экстралиги выйдут легионеры, — это были наивные люди. Для меня не было никаких иллюзий, что никто, даже самый здоровый легионер, ни Пулккинен, ни Уиркош не будут играть. У них контракты закончились. И сказать им, мол, ребята, вы должны выйти и еще пропахать… Они скажут: «А где это написано?» Нужно знать природу этих людей. Это не те ребята, которых можно заставить. С моей точки зрения, это был практически нерешаемый вопрос.

Негативом вижу то, что мы нарушили календарь. Мы готовились к плей-офф [экстралиги], все было расписано, а мы взяли и сломали, потому что захотели еще что-то проверить. Проверить то, что было всем очевидно. Каким-то образом мы могли даже принизить главного тренера сборной, он мог бы получить негатив и так далее.

Позитивом для меня стало то, как отреагировало сообщество на суперсерию. К ней было повышенное внимание. Какого оно было характера и окраса, это уже другое. Во всяком случае, на сайте федерации были зафиксированы абсолютные рекорды посещаемости, которые превышали предыдущие рейтинги в два раза. Точно такая же ситуация была в социальных сетях. И тот всплеск интереса к хоккею, который произошел на трибунах, на телевидении — это позитив. Кстати, на этой основе мы сделали таким сейчас финал Кубка Салея. Он пройдет в одном городе, скорее всего, в Орше, и мы туда отправили «Юность» и минское «Динамо». В финальной пульке они по-любому сыграют.

Честно говоря, я думал, что сборная клубов одержит победу, потому что она была объективно сильнее. И готова лучше, и, во всяком случае, там было четыре звена, а у «Динамо», по-моему, не было и трех. А те легионеры, которые согласились участвовать, то лучше бы их не было. Так, как играл Хауден… Это был свой игрок в чужой команде.

— Мотив поняли?

— То, что Захаров хотел въехать и решить какие-то свои задачи, — это очевидно для всех. Кто с этим спорит?

— Вы допускаете, что при победе «Юность» могла бы заменить «Динамо» в КХЛ?

— Нет. Я предполагаю, что в случае убедительной победы, которая вполне допускалась, Захаров легко мог стать тренером «Динамо».

— Вы бы хотели Михаила Михайловича увидеть в качестве тренера «зубров»?

— Знаете, в последнее время думаю, и не только я, что этого хотели бы очень многие. Ну, дайте же наконец ему «Динамо». С этим клубом уже столько бед произошло, что хуже не будет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Михаил Захаров. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Дать ему «Динамо», чтобы успокоился?

— Ну да. Другое дело, что он туда не пойдет.

— Почему, если он все это якобы сам заварил?

— Мне кажется, он сам не знает, чего хочет. Беда Михал Михалыча в том, что у него нет осознанной цели. Захаров не знает, чего хочет добиться. Даже при нынешнем результате, если бы он приложил еще какие-то усилия, сделал еще какие-то шаги с присущей ему энергетикой, он бы этого добился. Я там со свечкой не стоял, не знаю, какие процессы происходят, как генерируются эти решения. Очень далек от этого, но, как я ощущаю, если бы он хотел довести дело до конца, то он бы довел и стал бы тренером «Динамо», но не сделал этого по той причине, что испугался этого. Что возглавит это «Динамо». И дальше наступит ответственность.

— Со стороны кажется, что и так тяжелые отношения Захарова и Сидоренко, которые были подточены в середине 1990-х, сейчас еще более усугубились из-за суперсерии. Сидоренко сказал, что и руки не подаст Захарову. А в каких вы отношениях с ММЗ?

— А они периодически то такие, то сякие. В данный момент — никакие. Мы здороваемся, но больше не могу их оценить. Скажем так, рабочие.

— Старые прессболовские обиды, когда он вас даже оскорблял, забыты?

— Да, конечно, и я на них вообще не обращаю внимание. И реагировать на них — это все равно, что реагировать на ветер. Ну, такой человек. Всему этому не придаю никакого значения. Раньше реагировал, даже было болезненно, но потом понял, что этому не нужно придавать никакого значения.

— В этом сезоне Захаров себя проявил как правдоруб, человек, который хочет поднять массу проблем. А можно ли считать, что мнение этого специалиста весомо в белорусском хоккее?

— Безусловно, он играет какую-то роль резонера, но чем больше он говорит, тем меньше веса в его словах. Они обесцениваются. Он забывает о том, что говорил, и сам себя опровергает все время. Сам враг самому себе. Потому то, что говорит в одну минуту, прямо противоречит сказанному в другую. В этом начинают разбираться даже те, кто не интересуется хоккеем. И если раньше это работало с точки зрения популизма, захватывало часть аудитории, то сейчас этой аудитории становится все меньше и меньше. Его целевая аудитория сужается, как шагреневая кожа. Потому что говорит очень и очень много. А чем больше говорит, тем меньше веса в его словах.

— Федерация помогает «Динамо» в поиске главного тренера?

— Лично я нет. И то, что Бережков управляет минским «Динамо», — это миф от начала и до конца. Я с глубоким уважением отношусь к Дмитрию Юрьевичу Баскову, всегда откликаюсь на его просьбы дать совет, но этим все ограничивается. Я не проявляю никакой инициативы. Более того, когда Баскова назначили генеральным директором, ему сказал: «Я всегда отвечу на твой любой вопрос, но если сам приду с инициативой, то отнесись к этому скептически». Последние месяца два или три меня ни о чем не спрашивают.

— История о том, что Бережков встречался в Казахстане с Назаровым и обсуждал с ним его трудоустройство в «Динамо», — тоже миф?

— Фейк чистой воды. Я не встречался с Назаровым в Нур-Султане. Более того, я никогда не обсуждал с Назаровым историю взаимоотношений с «Динамо». Да и нигде я с ним не встречался последние два или три года и даже не разговаривал. Могу сказать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений, что я разговаривал по телефону или разговаривал в Москве или каком-нибудь Павлодаре. Не встречался, не разговаривал и никогда не обсуждал вопросов работы в «Динамо».

— Понял. В этом сезоне сразу два хоккейных агента — Шуми Бабаев и Алеш Пилко — заявили, что вы имеете отношение к комплектованию состава «зубров». В их словах есть правда?

— Ни грамма правды. У них есть только одна правда: насколько мне известно, они работают вместе. Да, может, отношения не формализованы, возможно, они не имеют одного юридического адреса, но то, что работают друг на друга, у меня нет никаких сомнений. Ну, это бизнес. Я этого не осуждаю. Молодцы, ребята. Делайте, что хотите. Можете даже запускать фейки и рассказывать небылицы. Это ваш бизнес. Пожалуйста, делайте.

Но когда Алеша Пилко говорит, что не имеет отношения к Дуайеру, что это не его клиент… Вот тут мне уже смешно. Если ты не заключил с кем-то брак, но живешь вместе, то… Даже не хочу это комментировать, потому что это настолько мелко и смешно, как и то, что я с Захаровым должен согласовывать назначение Сидоренко. Он же заявил недавно, мол, у меня нет претензий к Сидоренко как к главному тренеру. Во всем виноват Бережков, потому что не согласовал кандидатуру с тренерским советом. Во-первых, я не имею никакого отношения к назначению Сидоренко, а во-вторых, тренерский совет — совещательный орган. Он должен советовать. С ним никто не должен ничего согласовывать. Но все то, что льется со всех сторон о том, что я комплектую «Динамо», не согласовываю с тренерским советом, разговариваю с Назаровым, это вызывает у меня в последнее время гомерический хохот. И чем больше [такое] происходит, тем меньше желания отвечать и вступать в перепалку.

— Пилко заявил, что за словами Сидоренко, который недавно прошелся по Пулккинену, стоит Владимир Бережков.

— Здесь вообще очень легко проверить. Можете просто об этом спросить у Андрея Михайловича. Более того, в период, когда началась его активная травля, то, что мы пережили, — это беспрецедентная вещь. Председатель тренерского совета должен быть оплотом корпоративной этики, в первую очередь должен заботиться о том, чтобы тренерский цех был сплочен, чтобы друг друга уважали. А накануне главного соревнования сезона следует призыв, чтобы сместили главного тренера, а потом говорит, что этого он не делал. Просто Бережков не согласовал.

«Чего тянуть?» Захаров предлагает поменять главного тренера сборной Беларуси еще до чемпионата мира по хоккею

Сидоренко рвался отвечать. Я ему тогда и сказал: «Андрей Михайлович, выиграй чемпионат, и у тебя будет вес. Вот когда он будет, можешь сказать все, что хочешь. А сейчас тебя никто не услышит и не поверит». Вот в чем заключался мой призыв к Сидоренко. Выиграй, а потом говори все, что хочешь. Все. Больше никаких советов, рекомендаций, науськиваний не было.

— Для чего тогда агенты это говорят?

— Потому что нужно найти слабое звено. Когда хищник видит, как бежит стадо буйволов, за кем он погонится? За маленькими, за теми, кто хромает. Я не маленький, но хромаю. Они будут делать сомнительные комплименты Баскову, от которых хочется хохотать. Что, типа, Басков теперь другой, и не такой, каким был. А каким он был? Плохим? Он всегда был таким, какой он есть — сильным. И вы боитесь его грызануть, потому что он вам нужен, потому что вы получите от этого. Я на вас не реагирую — мне все равно. Но я — то самое слабое звено, которое можно погрызть. И Захаров тоже это понимает. Когда Сидоренко выиграл, его не очень хорошо кусать. Надо же кого-то найти. И вот он нашел.

К сожалению, у меня не очень хорошая история. Вот даже сейчас мы с вами разговариваем, и мало кто поверит в то, что это интервью состоялось по вашей инициативе, и я очень долго на него не соглашался. Я не хочу давать интервью, потому что это вызовет негативную реакцию и плохие комментарии со стороны тех, кто косвенно, по слухам или еще как-то знает мою историю. Опять начнется: «Вор! Растаскал деньги!» В любом случае все это выльется.

— Если вы не участвовали в комплектовании команды, можно говорить о том, что вы советовали Баскову хоккеистов?

— Да, конечно. Скажу так, как все было. Как на исповеди. Моя креатура — Терещенко. Более того, я не просто посоветовал, а также подготовил условия для того, чтобы Алексей перешел в «Динамо».

— Как вы его нашли?

— Очень просто. Человек был без работы. В Сочи или еще где-то находился. Причем я не был уверен, что он заиграет. Поэтому отдал решение на откуп: «Вот хорошие условия и человек готов перейти. Дайте ему шанс». Настаивал на просмотровом контракте, и все получилось. Но ведь решение принимал не я, а Сидоренко и Басков. Потом Дмитрий Юрьевич сказал: «Спасибо большое за Терещенко». Был польщен и горд тем, что мне удалось.

Да, у меня было неудачное решение с Бутом. Он травмировался, но, опять же, решение по нему принимал не я, а тренерский штаб. Предположу, что советы давал не только я, но и Бурба, и все, кто когда-либо был причастен и неравнодушен к клубу. Думаю, Дмитрий Юрьевич за советом обращался ко многим. Я хотел искренне помочь и рекомендовал посмотреть этого, этого и этого. Прошли Терещенко и Бут, но, повторюсь, не я принимал решения.

— Финансового интереса вы не преследовали?

— Абсолютно.

— По Буту берете ответственность на себя?

— Конечно. Я виноват. А кто еще? Я же посоветовал, — сказал Бережков.

-10%
-25%
-20%
-30%
-50%
-15%
-35%
0066429