• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Бывший хоккеист минского «Динамо» и сборной Беларуси Шарль Лингле два последних сезона провел в «Кардифф Дэвилс». Минувшей весной он стал чемпионом Великобритании, но сейчас сезон завершился досрочно. Сейчас Шарль Лингле находится в США и в интервью пресс-службе Parimatch рассказал о пандемии коронавируса и вспомнил о времени, проведенном в Беларуси.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как дела?

— Вроде нормально. Сейчас мы с семьей в Иллинойсе, у родителей жены. Прилетели из Кардиффа недавно и стараемся самоизолироваться. На улицу если и выходим, то совсем ненадолго. Ситуация в Америке серьезная — впрочем, как и в других частях света. Но чувствуем себя хорошо. Думаю, мы здоровы.

— Чемпионат Великобритании еще могут возобновить?

— Я так понимаю, что нет. Его вообще-то не хотели закрывать, но не осталось другого выбора. А играть без зрителей не имело смысла — ведь от продажи билетов во многом зависят доходы клубов. «Кардифф» лидировал и имел хорошие шансы выиграть регулярный чемпионат, а в апреле собирались провести матчи плей-офф. Но сейчас все отменено. Было бы неправильно в этой ситуации провозглашать нас чемпионами. Поэтому турнир останется без победителя.

— А в Беларуси в хоккей и футбол еще играют…

— Да, я в курсе и, честно говоря, этому удивлен. По-моему, это игра с огнем. По всему миру не рекомендуют мероприятия с участием десяти и больше человек. А хоккейный матч может собрать аудиторию в сотни и тысячи зрителей. Но, может, и в Беларуси передумают, если количество заболевших возрастет.

— Твой контракт с «Кардиффом» действует и в следующем сезоне?

— Нет, в таком возрасте я подписываю соглашения только на год. А сейчас возникла такая чрезвычайная ситуация, что было не до разговоров о будущем. Но в любом случае я не планирую завершать карьеру. Да, летом мне исполнится 38, но чувствую себя неплохо и хотел бы еще поиграть.

— Как думаешь, когда пандемия коронавируса пойдет на спад?

— Сложно сказать. Одни говорят, что через пару месяцев, другие — что через полгода. Может, летом вирус утихнет, но вернется осенью. Сейчас никто ничего не знает, и надо просто беречь себя.

— В прошлом году «Кардифф» стал чемпионом Великобритании. Это ведь твой первый титул в карьере?

— Верно, и он принес особые эмоции. Сфотографировался с трофеем, а потом даже взял его на несколько дней домой. Удивил детей: они проснулись, а дома стоит кубок. Потом брал его с собой в город, показывал народу.

Фото: Дарья Бурякина
Фото: Дарья Бурякина

— В Кардиффе ты ведь еще и учился…

— В прошлом сезоне — да. Это была магистерская программа МВА, и я получил диплом с отличием по специальности «управление персоналом». Учиться было нелегко — особенно во второй половине сезона, когда начались решающие матчи. Хорошо, что в университете входили в мое положение, давали больше времени на подготовку. Горжусь, что получил диплом, но в то же время рад, что учеба закончилась. Совмещать ее с хоккеем и семьей было сложно.

— Планируешь впоследствии поработать по специальности?

— Скорее, это план «Б». Хотел бы остаться в хоккее, который очень люблю. Было бы здорово попробовать себя в роли тренера. Но быть коучем — это ведь значит управлять людьми, вести переговоры. Надеюсь, полученные знания пригодятся и дадут мне какое-то преимущество.

— Часто вспоминаешь о времени, проведенном в Беларуси?

— Конечно. Выступления за «Динамо» и сборную стали самыми яркими моментами моей карьеры. И сейчас слежу за «зубрами», общаюсь с некоторыми игроками — Марком-Андре Граньяни, Александром Павловичем.

— В минувшем сезоне динамовцы провалились…

— Это напомнило мой последний минский сезон. Конечно, КХЛ — сильная лига, но от команды ждут побед. А если все время проигрываешь, тяжело находить мотивацию. Было очень жаль ребят, когда они уступали в 11−12 матчах подряд. Даже не знаю, как бы я справился с такой ситуацией. И не могу представить, какая атмосфера сложилась вокруг команды в это время…

— В твоей карьере было три отрезка в «Динамо». Какой из них был лучшим?

— Второй. Впервые я оказался в Минске в 2011 году, но мне не понравилось играть под руководством Кари Хейккиля и Александра Андриевского. Вообще я планировал остаться в нижегородском «Торпедо», где у нас сложилась хорошая связка с Мэттом Эллисоном и Райаном Веске. Вроде бы со мной собирались продлить контракт, но там сменилось руководство, и от меня отказались. Это стало ударом, но запасным вариантом был Минск, а там я поначалу испытывал проблемы с адаптацией.

Во второй раз оказался в «Динамо» в 2014-м, перейдя из «Медвещака». У нас был хороший коллектив — в Минск перебрались те же Эллисон с Веске, а еще Чичу, Щехура. Тренировал команду Любомир Покович. Хотя я тогда получил травму, так что воспоминания тоже неоднозначные. Что касается третьего отрезка в Беларуси, то под руководством Горди Дуайера работалось в принципе неплохо. Горди делал все, что мог, мы и сейчас с ним иногда переписываемся.

— А где сейчас твои давние партнеры Эллисон и Веске?

— Уже закончили выступления. Мэтт в Канаде, работает хоккейным тренером в школе. Райан же обосновался во Флориде. Он трудится в клинике, которая лечит людей с физическими недостатками.

— С кем еще общаешься?

— Например, с Кевином Лаландом. Помню, позвонил и Тиму Стэплтону, когда вышло его знаменитое интервью на подкасте «Spittin' Chiclets».

— Тогда рассказы Стэплтона о жизни в России вызвали резонанс.

— Ну, Тим — веселый парень. А «Spittin' Chiclets» — не вполне серьезный подкаст, это развлечение. Я здорово посмеялся, послушав истории бывшего одноклубника, но понимал, что многим они не понравятся. Сам столкнулся с чем-то похожим, особенно на первых порах в Нижнем Новгороде. От недоумения приходилось часто качать головой. Когда потом выступал в КХЛ, смотрел на иностранных новичков и видел в них себя. Все-таки в Континентальной лиге многое устроено не так, как в Северной Америке.

— В одном интервью ты сказал, что лучшим тренером «Динамо» лично для вас был Любомир Покович. Почему?

— Любо давал свободу и не старался нас переделать — меня, Чичу, Веске… Он видел, как мы играли в том же «Медвещаке», и понимал, как нас лучше использовать. Подход Поковича придавал уверенности, и в итоге команда смотрелась неплохо и пробивалась в плей-офф.

— Самое яркое воспоминание о сборной Беларуси?

— Мой дебютный чемпионат мира в Санкт-Петербурге. В стартовом матче встретились с финнами и в первом периоде смотрелись очень хорошо, дали им бой. Игра была очень напряженной — ну, для финнов, может, и нет, а для нас так точно. В итоге, правда, уступили. На том же турнире после двух периодов вели в счете в матче со словаками, однако вновь проиграли. Я тогда почувствовал, что мировое первенство — это что-то особое. В составах соперников хватало хоккеистов из НХЛ, но я на их фоне не чувствовал себя лишним.

— Как поживает семья — жена Мишель и сыновья-близнецы?

— Они хорошо чувствовали себя в Кардиффе. Можно сказать, Великобритания стала нашим вторым домом. Один из близнецов, Винсент, занимался там хоккеем. А после наших матчей ребятам разрешали заходить в раздевалку команды. Им было интересно.

Пресс-служба Parimatch

-10%
-10%
-40%
-12%
-33%
-50%
-30%
-10%
-15%
-40%
-25%
0071388