Трехкратная олимпийская медалистка белорусская пловчиха Александра Герасименя рассказала РБК о преследовании спортсменов у нее на родине, о том, как она помогает с этим бороться, и причинах отъезда из страны. Приводим самое интересное из интервью.

Фото: Ксения Голубович, TUT.BY
Фото: Ксения Голубович, TUT.BY

В середине октября Герасименя переехала в Вильнюс и возглавила Белорусский фонд спортивной солидарности.

— Чем занимается ваша организация?

— Помощью спортсменам, которые из-за возникшей ситуации не могут тренироваться и рискуют пропустить Олимпийские игры, поскольку не смогут квалифицироваться.

— Вас поддерживают зарубежные атлеты?

— Да, нас очень многие поддерживают. Первыми оказали поддержку польские спортсмены. А когда Лену Левченко арестовали, ее поддержало очень много баскетболисток из других стран.

Если же говорить именно о поддержке нашего фонда, то в силу объективных причин о нас немногим известно. Наша организация была создана недавно. И одна из задач — рассказать миру о нас.

Многие зарубежные спортсмены удивляются, когда им рассказываешь о происходящем у нас. Очень многие даже не имеют представления о возникшей ситуации в Беларуси, хотя живут недалеко от нашей страны.

— После ареста Левченко спортсмены отправили письмо в МОК с просьбой применить санкции к НОК страны. Под каким флагом тогда белорусские спортсмены будут выступать на Играх?

— Под нейтральным, под красно-белым мы точно не сможем. Мы отправили письмо в МОК, чтобы рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются спортсмены в нашей стране.

— Будете ли писать подобные обращения в международные спортивные федерации?

— Мы будем делать все, чтобы белорусские спортсмены смогли выступать на соревнованиях вне зависимости от политических взглядов.

— За счет каких средств существует фонд?

— Пожертвований граждан, причем разных стран. Также нас поддерживают белорусские IT-компании. В скором времени планируем запустить краудфандинговую кампанию для адресной помощи конкретным спортсменам.

— Вы уехали из Беларуси из-за давления?

— Конечно. Если бы не уехала, то, думаю, меня бы арестовали вскоре после назначения руководителем фонда. К сожалению, сегодня в нашей стране законы не работают, а права не соблюдаются.

— Долго раздумывали над решением возглавить фонд, ведь нынешняя ситуация может затянуться?

— Нет, в течение суток приняла решение. Конечно, раздумывала, взвешивала за и против. Но происходящее в стране подталкивает к пониманию, что не надо сидеть сложа руки и ждать, когда все нормализуется, надо что-то предпринимать, делать ради этого.

Я ведь не планировала заниматься политикой. Я хочу лишь иметь возможность заниматься своим любимым делом, тренировать детей. Но на данный момент у меня этой возможности нет. Нас вынуждают выходить на улицы, заниматься политикой.

Знаете, люди на улицах нас часто благодарили за то, что мы, спортсмены, не боимся высказать свою позицию по отношению к власти и происходящему. Но я хотела бы поблагодарить их, поскольку если бы они не вышли на улицы, то ничего не было бы. Вряд ли бы спортсмены вышли на митинги.

— Как вам кажется, через сколько сможете вернуться в страну и может ли это произойти при Лукашенко?

— Мы все верим в победу, верим, что все это закончится. Вопрос лишь в том, сколько времени на это потребуется. Я понимаю, что на данный момент, скорее всего, я не смогу вернуться. Я понимаю, если вернусь, то, вероятно, окажусь за решеткой, поскольку в стране сейчас правовой дефолт. Но я верю, что все это скоро закончится и через несколько месяцев я буду дома.

— Многие спортсмены до сих пор не высказали свою позицию из-за боязни санкций со стороны национальных спортивных федераций, клубов?

— Не могу отвечать за каждого, кто не высказался. Наверняка у них веские причины. Но большая часть из тех, с кем удалось пообщаться, выражали солидарность, поддерживали нас. Но в то же время говорили, что им нужно кормить семью и готовиться дальше (к соревнованиям).

Конечно, сейчас очень сложный год для всех спортсменов, особенно для представителей олимпийских видов. Все-таки Олимпийские игры проходят раз в четыре года. А с учетом переноса Олимпиады в Токио на 2021 год для кого-то предстоящие Игры, возможно, станут последними в силу возраста. И, конечно, они не хотят потерять возможность выступить на Олимпиаде. Они переживают за свою спортивную карьеру, боятся, что останутся без финансирования и не смогут продолжать тренироваться.

— А как вы относитесь к звездным спортсменам, отказавшимся от демонстрации своей позиции?

— Я думаю, у них тоже были свои причины, исходя из которых они не смогли открыто высказать свою позицию. И я уверена, что эта причина держит их в Беларуси. Отвечать за всех я не могу, каждый делает выбор сам. Они сделали свой.

-80%
-58%
-20%
-20%
-50%
-20%
-10%
-10%
-50%
-50%
-10%