Настольный теннис


/ фото Дарья Бурякина,

Легенда мирового настольного тенниса в очередной раз помог сборной Беларуси отобраться на Евро. В интервью TUT.BY Владимир Самсонов рассуждает о себе с присущей белорусу скромностью, рассказывает о призовых  и опровергает информацию о собственных доходах, расстраивается отношению людей к делу жизни и радуется тому, что спорт "познакомил" его с будущей супругой.

Перед прочтением рекомендуем к просмотру видео, размещенное на YouTube. В нем Володя вытворяет какие-то невероятные вещи!
 


"Еще недавно был молодым и перспективным"

– Мечтал спросить, а в детстве вы тоже играли книжкой в теннис?

– Вроде ракетка у меня всегда была!

– С собой?

– Ха, иногда приходилось играть кроссовкой! Хотя все начиналось с игры в шахматы с отцом. Он же познакомил меня с теннисом. В прежние годы в жилых домах были квартиры, хорошо оборудованные для отдыха. Еще у нас там был теннисный стол. Потом, гуляя с мамой, увидел играющих в клубе настольного тенниса людей, после чего и начал заниматься.

– Вас тянуло к интеллектуальным играм?

– Думаю, в 6-летнем возрасте все решения принимаются родителями.


– Когда вы поняли, что посвятите жизнь теннису?

– Я не задумывался об этом. Играл, были результаты. А время бежит… Еще совсем недавно был молодым и перспективным, вскоре попал в немецкий клуб. С высоты лет могу сказать, что мне повезло в жизни.

– Накануне нашей встречи я думал о том, что же знают белорусы о Владимире Самсонове. Что он крут в своем деле. Несмотря на то, что в нем уже довольно долго. Что он всегда приезжает играть за сборную. А что вы нам расскажете о себе?

– На самом деле играю уже много-много лет в настольный теннис. Вроде бы делаю это по-прежнему на неплохом уровне (в мировом рейтинге спортсмен 11-й, в европейском – 3-й. – Прим. ред.). Приезжаю по мере возможности играть за сборную.

– Но вы сейчас просто повторили за мной!..

– Думаю, в Беларуси я был более известен в 90-х годах прошлого столетия, когда являлся первой ракеткой мира, впервые выиграл чемпионат Европы. Как-то даже становился спортсменом года в стране. А потом… Потом информации обо мне в Беларуси становилось все меньше.

– Не потому ли, что выбрали жизнь в Европе?

– Не думаю. Возможно, дело в результате. У меня он стал чуть хуже, а в это время у нации появились новые герои, большие спортсмены. Та же Вика Павлович, двукратная чемпионка Европы, в последнее время выступает очень хорошо. Возможно, проблема в состоянии белорусского настольного тенниса. Хотя причины могут быть разными. Но я абсолютно точно бываю в Беларуси не реже, чем прежде. Мне трудно объяснить интерес прессы к атлетам. Результат?

– Так разве его у вас нет?

– Но я и не скрываюсь от журналистов. Пока!


– Все-таки, как вам на вершине в своем виде спорта?

– Я-то себя крутым не чувствую. Успешным, да. Ведь всегда хотел большего. Но не достиг. С другой стороны, непокоренные вершины мотивируют по сей день. Например, олимпийская медаль всегда была моей мечтой. Я уже сыграл пять Олимпиад. Не знаю, сколько еще нужно, чтобы наконец выиграть ее? Был первой ракеткой мира, но никогда – чемпионом мира. Кстати, завоевать медаль на Олимпиаде легче, чем на чемпионате мира. Потому что представительство стран на Играх меньше, соответственно, меньше соперников из азиатского региона. А на мире играют все сильнейшие. Так что еще надеюсь на большие победы в карьере. Закончу тогда, когда не буду чувствовать в себе сил стремиться к ним.

– Вы корите себя за неудачи?

– Я знаю, что старался делать все возможное для победы. И в карьере было несколько неспортивных случаев.

– Это вы про Fair Play?
("Википедия" пишет, что "в седьмой и решающей партии финального матча "Евро-Топ 12" в 2005 году при счете 13:13, когда на подаче Алексея Смирнова мяч пролетел в миллиметре от края стола", Самсонов обратился к судьям, чтобы они засчитали касание. Сделать это те отказались, а белорус отдал два последних очка сопернику. – Прим. ред.)

– Да, один из них.

– Вы по жизни честный?

– Стараюсь. Не считаю, что выиграть любым способом, это достойно. Место для морали должно оставаться.

– А как же счастливый случай? Халява! Почему бы и нет?

– Но каждый из нас понимает, что такое хорошо и что такое плохо. И принимает в схожей ситуации решение по совести. Хотя лучше тогда, когда такого выбора не предоставляется, а все идет своим чередом.

– И все же судейская ошибка адекватна принятию поражения вами?

– Знаете, мяч в настольном теннисе перемещается очень быстро. Судьям порой сложно заметить, как уходящий он касается стола. Потому игроки лучше понимают происходящее, и не стоит здесь винить арбитров. А в матче с Лешей все прошло, как надо. Он заслуженно выиграл.
 

"Я не знала, что игроки пинг-понга так много едят! А сейчас это спорт?"

– Судьи не всегда успевают следить за мячом. А вы?

– Я наблюдаю за соперником, предполагаю возможные сценарии развития событий. Благодаря тренировкам, информации о других теннисистах, их манере игры. Ведь наблюдая за мячом, среагировать на него физически нереально. Скорость полета достигает 150-160 км в час, а расстояние между игроками маленькое, стол маленький. Удаляясь от стола, ты, с одной стороны, его открываешь, а с другой – у тебя становится больше времени. И ты удачно справляешься с приемом. Но у соперника снова появляется возможность для атаки. Он может сыграть точнее, мощнее. Кстати, теперь многие стараются подавать как можно короче как раз для того, чтобы перейти к активному нападению. Но об этом можно говорить довольно долго.


– Вы считаете свой вид спорта престижным?

– Настольный теннис популярен в Азии и в некоторых странах Европы, в Германии и Франции. В Америке теперь в него играют многие звезды кинематографа. Там даже открываются соответствующие клубы. К примеру, SpiN. Его владелицей является известная актриса, обладательница "Оскара" Сьюзан Сарандон. Может быть, настольный теннис не так популярен в широком смысле, но в него играют довольно много людей. Международная федерация тенниса вроде включает 217 членов. Больше - только у волейбола. В Беларуси, России, да и в других местах вид понимают как пинг-понг. Отсюда и несерьезное отношение к нему. Меня часто спрашивают в Испании, чем я занимаюсь. Отвечаю, но следующий вопрос о том, чем я зарабатываю на жизнь, где работаю. В английском ресторане недавно просил вторую порцию и слышу: "Я не знала, что игроки пинг-понга так много едят! Помню, играла в детстве. А сейчас это спорт?" Без комментариев.

Думаю, положение настольного тенниса может быть другим. Потенциал у него есть, есть интерес к нему. Каждый хоть несколько минут своей жизни потратил за этой игрой! Хотя понимаю: мы не единственный вид спорта, который требует поддержки.

– Поговаривают, что в середине прошлого десятилетия вы входили в тройку самых высокооплачиваемых белорусских спортсменов. Опережали вас тут только Руслан Салей и Александр Глеб.

– Слышал об этом. Не думаю, что дела обстояли именно так.


– А как же два миллиона?

– В несколько раз меньше.

– Вообще, как обстоят дела с призовыми?

– Призовые фонды невысокие. Вот недавно проходил турнир в Катаре, который считается довольно представительным. Победитель получил в районе 20 тысяч долларов. В итоговом турнире года такой человек завоевал в районе 100 тысяч. Если сравнивать с большим теннисом, это просто смешно. Думаю, родители, когда ведут своих отпрысков в спорт, думают и об этом.
 

"В конечном счете все made in China"

– В 2010 году в нашей редакции случился резонанс, когда одна известная семья из Испании предложила помощь больному ребенку, сразу перечислив для нее необходимую сумму.

– Мы довольно часто помогаем. Бывает, к нам лично обращаются или мы видим, что кому-то нужна помощь. Для меня важен контакт с людьми, понимание того, куда в итоге идут деньги.

– Германия, Бельгия, но все же Испания.

– Подписал контракт с испанским клубом, но из-за кризиса он прекратил существование. Заключив договор с оренбургским "Факелом Газпрома", приняли решение остаться в Испании. Всем членам семьи было комфортно на новом месте.

– Успехи БАТЭ помогают вам в коммуникации с местным населением?

– Футбол в Испании популярен, поэтому да. Главные клубы страны – "Реал" и "Барселона". А с ними БАТЭ уже встречался на международной арене. Так можно легко намекнуть людям, откуда ты. Конечно, Вика Азаренко здорово играет. После Катара, скажу вам, люди были очарованы ею.


– Азаренко в Беларуси ругают за то, что она не приезжает играть за сборную. Вы приезжаете, что вами движет?

– Не знаю, сколько мне осталось времени до конца. Но хочется успеть сделать что-то для белорусского настольного тенниса, порадовать наших болельщиков.

– Завершив карьеру, вы планируете вернуться домой?

– Понимаете, дети ходят в школу. А мы уже знаем, каково менять место жительства.

– Когда приезжаете в Беларусь, вас тут что-то не устраивает?

– Я обычно приезжаю на несколько дней, поэтому не успеваю столкнуться с проблемами. Хотя вижу, цены растут прилично.

– В Испании жить легче? Там ведь кризис.

– Да, много безработных. Как мне кажется, цифры чуть преувеличены. Но налоги в стране действительно высокие, продолжают расти.

– Вы видите будущее своих детей в этой стране?

– Хорошее образование там им обеспечено. А что будет дальше, посмотрим. Вот мы все говорим: "кризис-кризис", но кафе-рестораны в Испании не закрываются. Там по-прежнему полно людей. Значит, деньги есть. Если бы я не знал о кризисе – хотел, но не заметил бы его.

– Кажется, ваш сын занимается баскетболом. Он может быть полезен Беларуси?

– Ха, все возможно! Виктору еще нет 18, он не заигран за сборную. Несколько лет назад стал заниматься, вдруг заиграл и стал одним из лучших в Гранаде.

– А что младший?

– Ему 6 лет. Пока ничем не занимается.

– Вы в этом возрасте уже за столом стояли!

– Спорт лучше, чем просиживание за компьютером. Так что летом куда-нибудь устроим и младшего Ивана.

– Сколько языков у вас в обиходе?

– Сербохорватский и русский. Дети между собой общаются на испанском.
 
Фото из личного архива Владимира Самсонова

– Это ведь из-за встречи с Наташей вы осели в Европе. Как нашли-то друг друга?

– На турнире в Белграде. Это был 1998 год. Наташа помогала приезжим с переводом, с организацией турнира. Мне было приятно находиться рядом с ней. Обменялись телефонами, адресами. Я стал наведываться в Сербию, позже она переехала ко мне в Дюссельдорф.

– Мы не говорили и не хочется о преимуществе китайцев в виде. Но чувствуете ли вы, что они окружают вас не только в настольном теннисе, но и в бытовом плане?

– В последнее время не слежу за производителями товаров, мне необходимых. В конечном счете все made in China. Но сегодня большие компании не боятся приходить в Китай, а потребителям на качество жаловаться не приходится. Кстати, именно в Китае к теннисистам относятся с наибольшим уважением. Там ты понимаешь: есть люди, для которых то, что ты делаешь, имеет огромное значение.

– Ваша главная победа в жизни?

– Моя семья. С супругой познакомился благодаря настольному теннису. Вместе мы уже почти пятнадцать лет. Но я так же люблю играть...

-25%
-10%
-10%
-20%
-15%
-24%
-35%
-35%
-10%
-20%